Перейти к содержимому


Фотография

Гол в ворота Истории...


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 363

#261 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 03 April 2016 - 11:55

Светлая память...

 

Но дедушка итальянского футбола пожил прилично по современным меркам. А Круиф? Жить ещё, да жить...

А сколько их уходят в возрасте от сорока до пятидесяти? Но в любом случае, жаль...


  • 0

#262 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 22 June 2016 - 23:22


  • 0

#263 AlexDrum

AlexDrum

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7705 сообщений

Отправлено 23 June 2016 - 11:29

Кубок СССР — 1990/91
 
23 июня 1991 года. Москва. Стадион «Лужники». 37 000 зрителей.
 
«Торпедо» (Москва) — ПФК ЦСКА — 2:3 (1:1)
 
Голы: Тишков, 43 (1:0). Корнеев, 45 (1:1). Корнеев, 67 (1:2). Тишков, 75 (2:2). Сергеев, 80 (2:3).
 
«Торпедо»: Сарычев, Полукаров, Калайчев, Афанасьев, Юшков, Шустиков (Матвеев, 70), Чугайнов, Тишков, Савичев Ю. (Гришин, 46), Ширинбеков, Агашков.
 
ЦСКА: Ерёмин, Кузнецов, Колотовкин, Быстров, Фокин (Дмитриев, 70), Колесников, Корнеев, Брошин (Янушевский, 83), Сергеев, Татарчук, Масалитин (Малюков, 72).
 
Предупреждения: Афанасьев.
 
Судья: В. Бутенко.
 
Турнирный путь в последнем полноценном Кубке СССР начался для армейской команды необычайно рано: стартовал ЦСКА ещё в конце мая 1990 года. Игра с «Нефтяником» состоялась в Фергане и завершилась уверенной победой подопечных Павла Садирына со счётом 2:0. А ответная встреча с узбекским клубом — тогда на стадиях 1/16 и 1/8 финала игралось по два матча — состоялась лишь через два месяца, в июле. ЦСКА снова праздновал победу — 3:1.
 
Перед следующей стадией – снова большой временной разрыв: игры с «Днепром» состоялись в ноябре с разницей в неделю. Фактически все вопросы о выходе в следующий раунд красно-синие решили ещё в первом матче, обыграв в манеже ЛФК ЦСКА днепропетровскую команду со счётом 4:1, и это был не предел — Дмитрий Кузнецов в первом тайме не реализовал пенальти. Ответная игра закончилась вничью — 2:2.
 
В марте в матче 1/4 финала Кубка СССР были повержены минские динамовцы – 4:1. С московским «Локомотивом» два месяца спустя армейцы, уверенно возглавлявшие таблицу национального первенства, тоже проблем не испытали. Ещё в первой половине встречи Игорь Корнеев распечатал ворота молодого Сергея Овчинникова, а за минуту до перерыва Олег Сергеев удвоил преимущество. Во втором тайме армейцы спокойно контролировали игру и на 79-й Корнеев оформил дубль — 3:0.
 
Финал состоялся 23 июня на главной арене страны. Игра вышла захватывающей и обоюдоострой. Сначала армейцам пришлось отыгрываться, затем после дубля Корнеева они повели в счёте, а на 75-й минуте «Торпедо» сравняло. Лишь на 80-й была поставлена точка в матче после гола Сергеева.
 
Это была пятая победа армейцев в финалах Кубка СССР и первым трофеем для молодой команды Садырина. Игроки радовались своей первой в жизни серьёзной победе, как дети. Уже давно прозвучал финальный свисток судьи, давно вручен им хрустальный Кубок, они уже пробежали круг почета, бережно передавая драгоценный трофей из руки в руки. Давно покинули арену соперники. Остались только они и их болельщики на трибунах. Они обнимались и плакали и смеялись от счастья, Миша Ерёмин, посадив на плечи Игоря Корнеева, бегал вокруг поля, выкрикивая что-то. А на трибунах тоже смеялись и плакали, и что-то пели… 
 
А потом в раздевалке армейцев в огромный Кубок лили пенившееся шампанское, чаша шла по кругу, и снова все смеялись и плакали от счастья. А когда они вышли на улицу, к автобусу, их ожидала восторженная и счастливая толпа фанатов, и снова Ерёмин ходил колесом, а болельщики кричали и скандировали что-то неясное, но в этом неясном были радость и счастье. И этому счастью, казалось, не будет конца. А небо уже совсем потемнело. И все разъехались. 
 
Утром мы узнали, что ночью на Ленинградском шоссе разбился на машине Ерёмин. Он в больнице. И положение критическое. 30 июня Миша Ерёмин умер…
 
 
1Ytz481jybE.jpg

  • 3

#264 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 16 August 2016 - 13:52

ffe77e6fb1a22cdccf2687b50bec18d8.jpg

 

 

 

 

ВАЛЕНТИН НИКОЛАЕВ

Вспоминая кого-нибудь из звезд прошлых лет, обычно себя спрашиваешь: "А как бы он выглядел сегодня на поле?" Знаешь, что доказать ничего нельзя, вопрос обречен повиснуть в воздухе, остается довериться воображению. Валентина Николаева, правого инсайда ЦДКА, без каких-либо "но" и "если" я легко вижу в любой нынешней команде. И приноравливаться бы ему не пришлось - вышел бы и заиграл, только называли бы иначе - игрок середины поля. Не на него ли глядя, тогдашний тренер ЦДКА Борис Аркадьев в своей книге "Тактика футбольной игры" еще в 1950 году, предвосхищая перемены, написал, что было бы заманчиво из линии нападения одного игрока перевести в полузащиту? Николаев в самом деле нес в себе зерно тактических открытий. Он играл по всему полю, от ворот до ворот, и это не была беготня - он выцарапывал мяч у атакующих противников, переправлял его своим форвардам и, как мы знаем, раз уж ведем о нем рассказ, забивал сам, видя в этом не случай, оказию, удачу, а строгую обязанность.

 

i_010.jpg

 

Сейчас игроков подобного образа действий немало, они даже обязательны. Но таких, которые, как Николаев, регулярно бы забивали голы, можно пересчитать по пальцам. Так что правый инсайд ЦДКА не только в объеме работы, как ныне принято выражаться, был равен современным игрокам середины поля, что уже само по себе удивительно, ибо тогда никто к этому его не принуждал, но он еще не мыслил для себя футбола без завершения атаки.

В современном футбольном лексиконе существует понятие игрока "конкретного" и "неконкретного". Второй это тот, кого можно увидеть повсюду, он трудится не за страх, а за совесть, во всем участвует, футболка на нем мокрая, хоть выжимай. А кончится матч, и трудно вспомнить, что же он сделал: и решающие атаки прошли без его участия, и ворота свои не спасал, и порученный ему игрок противника то и дело вырывался на свободу. Николаев был игроком предельно конкретным. В какой-то мере и его партнер справа Гринин и Федотов с Бобровым, считавшиеся сдвоенным центром нападения, зависели от Николаева - он их разгружал от так называемой черновой работы. Должен признать, что тогда, глазами молодого болельщика, я не видел Николаева таким, каким вижу сейчас. Зрелищно он проигрывал остальным четверым. От тех ждали чудес, а он возле этих чудес хлопотал, как ассистент, сам обычно забивал голы как бы только для счета, чтобы перевернули цифру в глазнице башни на Восточной трибуне. Теперь я понимаю (тренер и его товарищи, конечно, знали это и тогда), что без Николаева и вся игра ЦДКА не так бы складно шла и многие из чудес не состоялись бы.

Прочно вклинился в историческую хронику гол Боброва в матче ЦДКА с московским "Динамо", сыгранном в сентябре 1948 года. Гол и впрямь памятный, эффектно сделавший армейцев в последнюю минуту чемпионами. Он будет мной упомянут еще раз, когда речь пойдет о Боброве. Тот матч закончился со счетом 3:2. Один из трех мячей, второй, забил Николаев. Об этом теперь мало кто помнит. А ведь без этого удара ничего бы у армейцев не вышло!

 

0_115920_d883e5fe_orig.jpg

Полноватый, с коротковатыми ногами, круглоголовый, он по силуэту напоминал восьмерку, ту, что носил на спине. Ничего не было в его наружности такого, что давало бы романтический отблеск. Это потом, когда он сделался тренером, а я журналистом и мы познакомились, я разглядел его лучистые глаза, милую улыбку, короткие, по-детски кудрявые и потому странно седеющие волосы и ощутил, что передо мной чрезвычайно привлекательный человек. До матча его команды или после, когда ни обратись, можно быть уверенным, что Николаев скажет все как есть, ничего не упустит, не затемнит. Матч выигран, а он досадливо машет рукой: "Да ничего хорошего! Один закатили еле-еле, а могли три пропустить...". Матч проигран, а он, погоревав, вдруг улыбнется: "А вообще, я вам скажу, играли неплохо".

Однажды на ответственном заседании он держал ответ после поражения молодежной сборной. Игра проходила за границей, телевидение ее не транслировало. В таких случаях расстилают ковер оправданий, всем известных, которые для удобства пользования можно было бы давно записать на пластинку: и самолет задержался, и в автобусе полночи тряслись, и поле неважное, да еще не разрешили на нем потренироваться, и окна гостиницы выходили на шумную улицу, и кто-то из игроков прибыл скрыв травму, и судья свистел невпопад, благоволил к другой команде... Николаев постоял лицом к аудитории, повертел, не раскрывая, тетрадочку в руках, попереминался с ноги на ногу и отрезал: "Да что толковать? Сильнее они были, чисто нас переиграли". Эта небывалая фраза была произнесена настолько чистосердечно, в ней выразилось такое понимание дела, что ни у кого из изготовившихся к долгому расследованию не нашлось, что сказать. На том все и кончилось, Николаева отпустили с миром.

 

i_040.jpg

 

 

Поговаривают, что он везучий тренер. Два раза молодежная сборная страны под его началом становилась чемпионом Европы. В семидесятом его родной клуб, который он тогда тренировал, в Ташкенте проигрывал дополнительный матч московскому "Динамо" 1:3 за звание чемпиона, а под конец все феерически перевернулось, и пришла победа 4:3. Если бы существовал клуб знатных тренеров, то и в него вошел бы этот человек, всю жизнь верой и правдой, "от ворот до ворот" служивший футболу. Везучий тренер? Легко бросить словцо, оно словно бы необидное, с улыбочкой, да и плохо ли тренеру быть везучим! Только не вяжется представление об игроке Николаеве, себя не жалевшем в футбольных трудах, с везучим тренером Николаевым. Везение как манна небесная, а Николаев человек земной, футбольную землю он обрабатывал в поте лица. И от молодых своих игроков того же требует. Не случай его козырь, как у везунов, а служение.

Из книги Льва Филатова «Форварды», 1986


  • 2

#265 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 26 August 2016 - 17:55

Ватага Василия Сталина. Как создавался первый советский суперклуб

Первым ярким функционером в истории отечественного хоккея был Василий Сталин – сын вождя всех народов, создатель знаменитой команды ВВС.

 

rue1fd8fcc874.jpg

 

Главный исторический факт, который сейчас ассоциируется с командой ВВС – авиакатастрофа 1950 года, в которой погибла большая часть ее состава. До крушения самолета с игроками ярославского «Локомотива» это была крупнейшая подобная трагедия в нашем хоккее.

Такие истории всегда привлекают внимание, в том числе и из-за окружающих их разнообразных мифов и загадок. Тем более если они связаны с легендарными личностями вроде Всеволода Боброва (почему не был в самолете – проспал, загулял или был недооформлен переход?), Вольфа Мессинга (предсказал трагедию или не предсказал?) и сразу двух Сталиных – самого вождя (узнал о гибели команды или не узнал?) и его сына (виноват в аварии или не виноват?). Все это придает делу таинственности и уводит от спорта куда-то в дебри конспирологии.

 

60821_b12786231761017080482.jpg

 

 

В итоге же о других событиях, составлявших историю «летчиков», говорится гораздо меньше. А ведь в трех следующих сезонах после катастрофы обновленная команда неизменно становилась чемпионом СССР! Три победы подряд – самая настоящая династия. На тот момент это был второй подобный случай в истории чемпионатов страны – после ЦДКА. А третий и последний (не считая армейской гегемонии) будет зафиксирован уже после распада Союза – в исполнении московского «Динамо».

Своим эпохальным достижением команда ВВС была обязана прежде всего уникальному тандему, состоявшему из Боброва (лидер команды и играющий тренер) и Василия Сталина, который фактически выступал в роли владельца и генерального менеджера.

Но если Бобров был признан живой легендой еще по ходу своей блистательной карьеры, то спортивная деятельность Сталина-младшего всегда воспринималась неоднозначно. Как, впрочем, и его личность в целом. Уж очень неординарной он был фигурой, в силу самого своего происхождения. Впервые за долгое время у лидера нашего государства был деятельный сын – и надо сказать, что в плане умения брать от жизни все «красный кронпринц» давал фору всем цесаревичам из дома Романовых.

 

 

3-15246-pic-5yanvaryabobrov-726x682.jpg
 

 

Авиатор, мотоциклист, офицер, гуляка, бабник – чем не гусар середины ХХ века? Он как будто служил живым воплощением знаменитой отцовской фразы про «жить стало лучше, жить стало веселее». В роли спортивного функционера такой человек был просто обречен на оригинальность. Неслучайно позже для его характеристики очень часто использовалось совершенно несоветское слово «меценат».

 

721839.jpg

 

Среди высокопоставленных болельщиков сын Сталина и в самом деле выделялся. Спортом он интересовался искренне, не отдавая дань новой моде, в отличие от членов брежневского Политбюро, которые вдруг разом увлеклись хоккеем вслед за генсеком. Василий еще в школьные годы с гордостью докладывал отцу о своих достижениях на футбольном поле, которых обычно бывало больше, чем в учебном классе. Да и позже, влюбляясь в небо, самолеты и девушек, о спортивных привязанностях не забывал. После войны два больших увлечения причудливо соединились, и когда сын Сталина занял пост командующего авиацией МВО, спортивный клуб ВВС обрел могущественного покровителя.

Факты свидетельствуют, что особенной близости с отцом у Василия не было. Но реализации его спортивных амбиций это не мешало. Да что там, один неизменный телефонный пароль «с вами будет говорить товарищ Сталин» (и поди разбери, который именно) помогал решать почти все вопросы. Да и сами авиационные ресурсы были немалыми – на «сталинских соколах» тогда не экономили.

 

c1333d317268.jpg

 

 

Тратить их было куда. Почти одновременно в ведении молодого генерала оказались футбольная, хоккейная, баскетбольная, мотогоночная и даже конноспортивная (гусар же!) команды. Были и велосипедисты, и легкоатлеты... Первая в истории СССР победительница Олимпиады – метательница диска Нина Пономарева – и та представляла ВВС.

«В моих командах должны быть лучшие», – кратко формулировал свое менеджерское кредо Сталин-младший.

 

gde-i-kak-provjol-poslednie-dva-goda-zhi

 

Естественно, эти лучшие брались не откуда-то, а из других команд. Но именно с селекции и берет начало предельно упрощенное восприятие деятельности «авиационного мецената». Это проявилось буквально сразу, в те самые годы. Оптовые закупки ВВС привели к тому, что болельщики стали переиначивать название команды – «Взяли Всех Спортсменов», «Взяли Весь Спартак», «Ватага Васи Сталина» и даже «Вася Взял Севу (Боброва)». Сейчас, наверное, звучало бы как «Вася Всех Скупил».

 

0f382d77efc5.jpg

 

Разумеется, генерал активно пользовался своими возможностями для привлечения сильных спортсменов, которые надевали погоны с голубым кантом и получали повышенное довольствие. Но здесь он играл на конкурентном поле – аналогичные «силовые» ресурсы комплектования были и у ЦДКА с «Динамо». К примеру, большинство футбольных звезд этих двух тогдашних топ-клубов (неизменно выигрывали чемпионаты СССР с 1945 по 1951 год) в авиацию переманить не удалось. Да и из попавшего в пословицу «Спартака» игроки переходить, бывало, отказывались – как видный тогда бомбардир Никита Симонян. Вот и не поднялись «авиаторы» в футболе выше четвертого места.

В хоккее дела шли куда лучше – и с составом, и с результатами. Достаточно сказать, что за «летчиков» успели поиграть семь будущих чемпионов мира-1954.

Но при этом ВВС все равно не выигрывал свои чемпионаты в стиле тихоновского ЦСКА 80-х годов. В 1952 году для определения чемпиона потребовался дополнительный матч («летчики» обыграли ЦДКА – 3:2), а год спустя отрыв «сталинцев» от главных конкурентов был минимален (от ЦДКА – 1 очко, от «Динамо» – 2).

«Такой команды больше никогда ни у кого не существовало. И вряд ли будет. Люди все были совершенно разные. Объединяло их одно – то, чего так не хватает многим сейчас. Это порядочность. Не припомню случая, чтобы кто-то поступил нечестно по отношению друг к другу.

В спорте, и в частности в хоккее, я прошел большой путь. Со многими людьми пересекался, и в любой команде как из старшего, так и из младшего поколения хотя бы кто-то в чисто моральном плане выпадал из коллектива, совершал те или иные некрасивые поступки. В ВВС такого не было! Почему? Потому что команда подбиралась не столько по мастерству, сколько по человеческим качествам».(Николай Пучков, «Советский спорт», 2003 год).

Кроме того, в отличие от позднейших времен, создание авиационного суперклуба не обосновывалось высшей государственной необходимостью. Для соблюдения «интересов сборной» еще не пришло время – с выходом советского хоккея на международную арену не спешили. Но и о «базовом клубе» не рассуждали даже на перспективу. Победа в чемпионате СССР была самоценной величиной – удивительное время для нашего хоккея.

На первом месте для Василия Сталина всегда стоял личный интерес, иногда маниакальный. Он знал своих игроков поименно, с некоторыми и вовсе поддерживал приятельские отношения (особенно с Бобровым, перед которым по-своему преклонялся – позже об этом даже снимут довольно неплохой фильм) и всегда был готов помочь.

 

fb0a21fb33ef23da75e020ccf0c1b334.jpg

 

ТЕПЕРЬ СОВЕРШЕННО ПОНЯТНО, ПОЧЕМУ ВСЕВОЛОД МИХАЙЛОВИЧ ОСТАЛСЯ ВЕРЕН ФОРМЕ ВВС...
 

 

Потому и суть «сталинской селекции» была прежде всего не в предложениях, от которых невозможно отказаться (отказывались, кто очень этого хотел), а в создании условий для игроков. Для советского спорта это не было такой уж новинкой, но благодаря ВВС главное его противоречие – любительство на бумаге и профессионализм на деле – стало особенно заметным. «Нельзя ставить рекорды и выигрывать матчи после 6–8 часов работы на заводе», – убеждал сын вождя. Его методы мотивации позже будут осуждены, но в итоге все молчаливо согласятся с тем, что для больших побед советские спортсмены должны быть профессионалами, получая неплохую зарплату и прочие блага.

В то же время, в империи ВВС речь не шла о достижении каких-то сиюминутных результатов и только. Приходило понимание, что для дальнейшего роста нашему спорту нужен инфраструктурный прорыв. В хоккее вопрос стоял весьма остро - в стране попросту не было приличных арен с искусственным льдом. Доходило до того, что ведущие клубы ездили на предсезонку в ГДР, где тренировались на катке, построенном при каком-то крупном мясокомбинате. Идеей построить большой крытый дворец загорелся Василий, но воплотить проект в жизнь не успел, в отличие от ряда других тренировочных объектов. Позже много будут заниматься инфраструктурой и другие высокопоставленные «шефы» армейских команд – например, маршал Гречко.

Разумеется, у ситуации, при которой сын вождя уделял спорту повышенное внимание, имелась – при его взрывном характере – и другая сторона. Отправить провинившегося чем-нибудь игрока на гауптвахту или отослать в дальний гарнизон? Было такое (правда, гнев обычно быстро сменялся на милость). Уволить тренера за то, что он позволил себе слегка похвалить соперника? Обязательно. Давать команде установку на игру? Почему бы и нет, что тут мудреного-то – обвел и забил. Устроить разнос после поражения? А не надо проигрывать, ВВС должен выигрывать!

«Каким человеком был Василий Сталин? Судить не берусь. Я тогда был, в сущности, мальчишкой и ни во что особенно не вникал. Безусловно лишь одно. Он был крайне нетерпим к возражениям. Даже Всеволод Бобров, которого Василий Сталин буквально боготворил, не осмеливался ему возражать. Да это было и бессмысленно.

Сейчас, задним числом, думаю, что у Василия Сталина не было того, что принято называть чувством меры. Вероятно, бесконтрольность, к которой он привыкал годами, развратила его. Мог подарить, сняв с руки, золотые часы, а мог и неожиданно несправедливо и даже грубо обрушить упреки…»(Виктор Тихонов, «Кумиры. Тайны гибели»).

И все-таки у большинства бывших «летчиков» даже спустя годы остались в основном положительные воспоминания о своем прежнем «ведущем эскадрильи».

«В художественных фильмах его показывают дураком, деспотом, самодуром. Не буду говорить про его взаимоотношения с кадровыми военными. Но своих спортсменов он искренне любил, хорошо знал о нуждах каждого, старался обеспечить всем необходимым — по мере возможности. А возможности и вправду имел немалые». (Виктор Шувалов, «Труд», 2013 год).

«Спортивным руководителем он был прекрасным. Вел себя с нами просто как старший товарищ. Никогда не делал грубых замечаний. Пытался давать советы, но не навязывал своего мнения, понимая, что нам, хоккеистам, виднее, как играть.

Бобров обычно спрашивал его мнение, и Сталин высказывал его. И когда чувствовал, что говорит не то, спрашивал: «Что, Всеволод, неправильно я говорю?». Тот так пожимал плечами и слышал в ответ: «Ну ладно, тогда ты дальше продолжай, я помолчу». Василия Иосифовича никто не боялся, и в то же время его все безмерно уважали» (Николай Пучков, «Советский спорт», 2003 год).

 

Сам Василий предвидел, что отмерено ему не так много – и в спорте, и вообще. «Я жив, пока жив отец», – часто говорил он, и оказался прав. Смерть генералиссимуса подвела черту и под «гусарством», и под яркой историей авиационного спорта, в том числе хоккейного суперклуба. Он был расформирован уже в мае 1953 года, практически сразу после ареста своего куратора, в один момент лишившегося могущества. В числе прочих прегрешений сыну Сталина инкриминировали и завышенные траты на спорт – наверное, это был единственный подобный случай за всю историю СССР.

 

biografija-jakova-stalina-2.jpg

 

ВАСИЛИЙ ИОСИФОВИЧ НА ПОХОРОНАХ ОТЦА...
 

«Стремясь к популяризации своего имени, Сталин В.И. добился создания при ВВС МВО 8 штатных спортивных команд численностью до 300 человек, на содержание которых ежегодно расходовалось свыше 5 миллионов рублей. Эти спортивные команды комплектовались из числа спортсменов-профессионалов, которые переманивались из других спортивных обществ.

Для спортсменов ВВС МВО создавалось привилегированное положение, им в первую очередь предоставлялись квартиры, присваивались офицерские звания, выдавалось летно-техническое обмундирование и отпускались значительные средства на премирование и удовлетворение других их прихотей, чем ущемлялись интересы личного состава ВВС МВО». (из следственного дела Сталина В.И., «Василий, сын вождя», Сухомлинов А.В.)

Следствие, предсказуемо окончившееся обвинительным приговором, длилось два с половиной года (характерный штрих – бывшие спортсмены-«летчики» охотно скидывались на передачи угодившему в опалу шефу). За это время сборная СССР – с немалым количеством бывших игроков ВВС в составе – успела победно дебютировать на международной арене. В советском хоккее начиналась новая эпоха, где уже не было места ни «авиационному меценату» (который в итоге отсидел свою восьмерочку, а потом быстро умер), ни его главному детищу.

«Осиротевшие» игроки во главе с Бобровым влились в состав ЦДКА. Поглотивший мощного конкурента армейский клуб, сменив несколько названий, оставался главной силой в чемпионате СССР вплоть до конца 80-х годов. За это время ни одной другой команде не удавалось выиграть золотые медали даже два раза подряд.

Конец же гегемонии армейцев, как и в случае с «летчиками», случился из-за крупных политических перемен в стране. Падение «железного занавеса» привело к массовой потере лучших игроков, устремившихся за границу, и закономерной утрате лидерства в советском хоккее, который и сам уже доживал последние дни.

В этом и заключается главная опасность для создаваемых в России суперклубов – неважно, при каком режиме. В условиях сохранения тесной связи хоккея с государственной машиной, малейшие ее колебания могут заключать в себе угрозу для существования любой династии.

original.jpg#20358749836

 

ПОСЛЕДНЯЯ ПРИЖИЗНЕННАЯ ФОТОГРАФИЯ БРАВОГО ГЕНЕРАЛА ВАСИЛИЯ..

 

 

 

 

Автор Александр Балабанов

 

СПОРТС.РУ

 

Статья будет дополнена фотографиями от Влада.


Сообщение отредактировал vlad-61: 27 August 2016 - 02:06

  • 1

#266 lafoi

lafoi

    МСМК

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 3069 сообщений

Отправлено 28 August 2016 - 16:19

_dsc1273-80738.jpg

Твои ворота - последний пост.
Ты твердо об этом знаешь.
Под номером первым который год
Команду свою спасаешь.
Пусть будет трудно, но ты держись.
Будь сильным, надежным, верным.
А что же такое жизнь? А жизнь,
Вратарская жизнь - игра и нервы.
За киперов, братцы, поднимем бокал –
За них предлагаю я выпить.
И им одного бы лишь я пожелал:
"Ребята, себя берегите!"


  • 5

#267 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 05 September 2016 - 16:30

Спасибо, Василич! Читал - кайфовал...


  • 1

#268 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 14 October 2016 - 16:12

Сегодня, 14 октября...

 

 

14 октября 1945 года произошло триумфальное событие — ЦДКА выиграл первый трофей в своей истории. Обыграв в финале динамовцев столицы со счетом 2:1, армейцы стали обладателями Кубка СССР.

 

Путь к финалу:

1/16 финала
25.09.1945. ЦДКА — ВВС (Москва) 3:0

⅛ финала
30.09.1945. ЦДКА — Крылья Советов (Москва) 5:1 (2:1)

¼ финала
05.10.1945. ЦДКА — Динамо (Тбилиси) 1:0 (0:0)

½ финала
09.10.1945. ЦДКА — Зенит (Ленинград) 7:0 (2:0)

Финал
14.10.1945. ЦДКА — Динамо (Москва) 2:1 (1:1)

Москва. Стадион «Динамо». 65 000 зрителей.
Судья: Э. Саар (Таллин).

 

ЦДКА: Владимир Никаноров, Григорий Тучков, Иван Кочетков, Александр Прохоров, Александр Виноградов, Борис Афанасьев, Алексей Гринин, Валентин Николаев, Григорий Федотов, Всеволод Бобров, Владимир Демин.
Тренер — Борис Аркадьев.

«Динамо»: Хомич, Радикорский, Семичастный, Станкевич, Блинков, Л. Соловьев, Трофимов, Карцев, Бесков, Дементьев, С. Соловьев.
Тренер — Михаил Якушин.

Голы: 0:1 С. Соловьев (9), 1:1 Николаев (45), 2:1 Виноградов (65).
Нереализованный пенальти: Л. Соловьев («Динамо»), 55 (штанга).

 

1945-10-14.CDKA-DinamoM.11.jpg

 

 

1945-10-14.CDKA-DinamoM.12.jpg

 

1945-10-14.CDKA-DinamoM.7.jpg

 

1945-10-14.CDKA-DinamoM.9.jpg

 

1945-10-14.CDKA-DinamoM.10.jpg

 

1945-10-14.CDKA-DinamoM.jpg


  • 2

#269 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 17 April 2017 - 15:11

icon-poslovitsy-i-pogovorki.png

 

Листая памяти страницы...

 

 

 

 

Digest_10_01.jpg

 

Борис Аркадьев. Тактика футбольной игры

 

 

Что такое тактика футбольной игры

 

Всякий метод борьбы с противником можно назвать тактикой. Целесообразно построенная тактика дает желаемый результат, нецелесообразная тактика к нему не приводит. Применять целесообразные методы борьбы – это значит уметь бороться. Таким образом, тактика – это умение бороться с противником. Тактика футбольной игры – это умение играть с наибольшим успехом. При высокой степени этого умения тактика игры поднимается до высоты искусства. Комплекс знаний, лежащий в основе футбольной тактики, невелик, и сами они несложны и доступны всем играющим в футбол. Весь вопрос в том, чтобы знания игрока стали его умением.

Совсем другое дело методика тактической тренировки игроков и команды в целом и комплектования ее на какой-то предстоящий цикл игр на основании «диагноза» игровых возможностей футболистов. Для этого требуется большой круг специальных знаний, но все это относится уже к стратегии футбола, обеспечивающей команде успех, допустим, в розыгрыше первенства или Кубка страны, т. е. в каком-то турнирном цикле игр в целом.
Все же то, что совершается в игре на поле, следует считать предметом тактики, вплоть до выбора технических средств игры, и является прежде всего вопросом умения игроков.
Умение бороться за мяч, «держать» игрока и уходить от держащего игрока, обводить противника и отбирать у него мяч – все это является индивидуальной тактикой футболиста, точнее – тактикой единоборства, в то время как командная тактика коллективного усилия объединяет единством цели и метода индивидуальные действия игроков.
Когда игрок прилагает свое искусство финта (обманного движения), чтобы обвести противника, – это индивидуальная тактика; сама же обводка игрока, применяемая в плане организованного коллективного усилия команды, будет средством командной тактики игры.

Основным предметом книги является командная тактика футбольной игры, которую я буду называть просто тактикой, как это у нас общепринято.
Тактика футбольной игры – это искусство команды с наибольшим эффектом использовать все свои игровые возможности, строя игру в соответствии с особенностями противника.
Практически в игре это выражается в какой-то определенной наступательной системе посылов мяча и быстрых передвижений игроков с ним и без него для заключительного посыла мяча в ворота противника и в защитной системе действий, направленных к лишению противника возможности забить гол.
Таким образом, по какой бы тактической системе ни играла команда, все ее наступательные усилия сводятся к тому, чтобы забить в ворота противника возможно больше мячей и не пропустить в свои.
Для этого команда в организованном усилии старается дать своим нападающим игрокам возможность производить удары по воротам противника с дистанции и с позиций, позволяющих забить гол. Ее защитная тактика сводится к тому, чтобы не дать этого сделать противнику.
Для того чтобы получить возможность забить гол, нападающий игрок должен на какой-то момент оказаться на такой позиции, где противник не мешал бы ему направить мяч в сетку ворот.
В этот момент состояние нападающего игрока, как правило, не статично и может быть названо позицией лишь условно, так как игрок обычно только в движении находит свободу действия, необходимую для забития гола.
Однако игроки защиты стараются приблизиться к свободно стоящему или передвигающемуся у их ворот противнику и «закрыть» его, хотя бы он и не владел мячом, если его партнеры могут в данный момент передать ему мяч.
Техническими средствами приблизить мяч к воротам противника являются удар и ведение мяча.
Передачу мяча ударом от одного игрока к другому я буду называть, как это у нас принято, пасом, ведение мяча по свободному полю – гоном мяча, а ведение мяча мимо противника – обводкой.
Простейшей тактикой футбола является игра по принципу «бей и беги», т. е. не имеющей точного назначения (неадресованный) посыл мяча в сторону ворот противника и устремление игроков вслед за мячом.
Это давно пройденный этап тактического развития игры, к которому футбол никогда не вернется.
Современная тактика игры строится в основном на пасе, сочетающемся с передвижениями игроков, гоном мяча и обводкой.
Игра только «в пас», без передвижений игроков и ведения мяча, невозможна, так как передача мяча между стоящими неподвижно игроками никогда не приблизит мяча к воротам противника.
Передвижение атакующих обязательно вызовет преследование их защищающимися игроками.
Прорывы на ворота и обводка встретят организованное противодействие защиты.
Таким образом, сразу определяются все основные тактические средства игры, а именно: удар по воротам и пас, гон мяча и обводка, «держание» игрока и отбор мяча, передвижение без мяча и занятие позиций, т. е. расстановка игроков.

Распределение между игроками игровых функций и обусловленная этим расстановка игроков определяют тактическую систему игры, о чем будет сказано дальше. А сейчас считаю необходимым предварить последующие главы небольшим отступлением в историю футбола.

 

Из истории тактики футбола

Исторический период развития тактики футбольной игры начинается около 1863 г., когда были установлены единые твердые правила футбола.
Однако индивидуальная тактика игры возникла много раньше, в «предыстории» футбола, в тот момент, когда один из наших футбольных «предков», встретив на своем пути к воротам чужого игрока, отказался от прямолинейного движения вперед и пошел в обход противника.
Так появилась обводка – самое изощренное проявление индивидуального тактического мастерства в футболе.
В ответ на растущее мастерство обводки, естественно, возникли совместные действия защищающихся против опасного дриблера (игрока, ведущего мяч). В тот момент, когда один защитник пришел на помощь к другому, чтобы отобрать мяч у соперника, родилась коллективная тактика футбольной игры. Она возникла в рядах защитников, которые до сих пор остаются строгими носителями «священной» обязанности взаимной помощи, т. е. коллективной игры.


Когда же игрок, ведущий мяч, встретив непроходимый фронт защиты, отдал мяч своему партнеру, имеющему свободный путь к воротам противника, – в этот момент начался тот футбол, который мы имеем сейчас.
Это случилось много раньше 1863 г., и тот игрок, который первым отказался от обводки и расстался с мячом в пользу своего партнера, достоин упоминания по имени (если бы история футбола сохранила его), как создатель современного футбола.
Естественно, поскольку вначале у молодых людей, игравших в футбол, первым импульсом было нападение, а не оборона, игра сразу приняла стихийно-агрессивный характер.

Нападала почти вся команда, кроме вратаря.
При больших счетах голов в обе стороны выигрывала команда, которая успевала забить больше голов, чем противник.
Против семи-восьми нападающих играло два-три игрока защиты, пока на практике не было установлено, что с переводом двух-трех нападающих в защиту не столько терялась сила атаки, сколько выигрывалась крепость защиты.
Однако понадобились десятки лет для того, чтобы прийти к арифметическому равенству числа нападающих и защищающихся полевых игроков команд.
Ко времени установления единых правил игры (1863 г.) заканчивается «конструктивный» период развития футбола.
Любопытно, что в одном из первых изданий правил игры определялись даже расстановка и функции игроков: вратаря, двух защитников, трех полузащитников и пяти нападающих.
Естественно предположить, что этим закреплялась уже сложившаяся в практике определенная тактическая система игры, самым существенным в которой было уже упомянутое выше количественное равновесие полевых игроков нападения с одной стороны и игроков защиты с другой.
С возникновением в команде «разделения труда» прекратилась первичная футбольная игра, строящаяся на мгновенных импульсах играющих.
Правило «вне игры», возникшее еще до издания единых правил в форме запрещения нападающим заходить без мяча за спину защитников, уже значительно осложнило первичную тактику игры.
В конце концов везде, где бы ни играли в футбол, стали применять хорошо разработанную тактическую систему игры, названную впоследствии «пять в линию».
Существо этой системы заключалось в игре всех пятерых нападающих в передней линии атаки при поддержке трех полузащитников.
Уже много позже 1863 г. особенно преуспела в этой системе защита, выдвинув одного из двух защитников сильно вперед и держа этим самым по старым правилам «вне игры» всех пятерых нападающих противника вдалеке от своих ворот.
Четыре игрока (три полузащитника и передний защитник) встречали на дальних подступах к воротам нападающих противника, в то время как задний защитник за спиной четырех своих партнеров свободно выбирал позицию, страховал их и включался в игру там, где возникала опасность, и отбивал все мячи, посылаемые противником вперед, на прорыв нападающих к воротам.
Таким образом, старое правило «вне игры» сильно помогало защите и, естественно, так же сильно затрудняло атаку нападающих.
Когда все команды хорошо усвоили эту систему игры, число забиваемых мячей стало уменьшаться и ничьи с минимальным и нулевым счетом стали обычным явлением.
Возникла мысль изменить правило «вне игры» в пользу нападающей стороны и тем самым сделать игру более острой, а счеты забиваемых мячей более крупными. В 1925 г. был изменен пункт правил, касающийся положения «вне игры».
Это было последним значительным изменением правил футбола, внесшим большое структурное изменение в игру.
Чтобы не оказаться в положении «вне игры», по новым правилам игрок должен иметь перед собой только двух игроков команды противника, а не трех, как раньше.
Снова началась тактическая перестройка игры. Нападающие стали располагаться на линии последнего полевого игрока защиты противника. Два защитника расположились линией поперек поля и потеряли глубину обороны.
Центральный нападающий при такой расстановке защитников, естественно, выдвинулся вперед в интервал между правым и левым защитниками, в прямом направлении к воротам противника.
Положение стало настолько опасным для ворот, что пришлось оттянуть центрального полузащитника в заднюю линию защиты.
Так, вскоре после изменения пункта правил о положении «вне игры» возникла система игры с тремя защитниками, впервые примененная и разработанная английской командой «Арсенал», той самой командой, которую в 1945 г. наши динамовцы в бытность в Англии победили, противопоставив ее тактике свою, новую и более совершенную.
Эта система игры, известная всем под названием «дубль-ве», как ее окрестили французы ввиду сходства линии расположения нападающих с буквой W, стала общепринятой.
Однако зерном системы является не расположение нападающих игроков по рисунку W, а построение задней линии защиты из трех игроков.
Правда, до сих пор еще практикуется игра и с двумя защитниками, но после изменения правила «вне игры» ее нужно считать явлением спортивного консерватизма.
И как бы далеко ни ушла современная тактика игры от первых попыток играть по новой системе, построение задней линии защиты из трех игроков до сих пор остается неизменным, как бы ни строили свою игру нападающие противники.
В 1937 г., после выступлений у нас команды Басконии, все советские ведущие команды стали перестраивать свою игру в духе новой системы, хотя, надо сказать, она была известна нам и раньше по спортивной литературе.
Московская команда «Торпедо» опередила в этом отношении противников и, имея преимущество перед ними в тактике, блестяще провела первый круг розыгрыша первенства страны 1938 года. При этом оговариваюсь, что систему игры с тремя защитниками наши футболисты сразу приняли с большими коррективами, внеся, например, в тактику защиты элемент держания игроков.
В 1939 г. все наши команды уже играли по новой системе, а в следующем сезоне команда московского «Динамо», блестяще выиграв первенство страны, уже пошла дальше и значительно усовершенствовала систему игры, внеся в нее новые тактические принципы, легшие в основу тактического стиля современного советского футбола.
Уже с самого возникновения системы игры «с тремя защитниками» во многих наших и зарубежных командах в линиях нападения появились так называемые блуждающие игроки. Но если за рубежом эти творческие поиски игроков не получили дальнейшего развития, то в нашем футболе они явились началом радикальной перестройки всей игровой тактики.
Правда, не всегда игрок начинал «блуждать» по полю в силу каких-то тактических соображений. Иногда это являлось следствием его большой физической силы, быстроты и выносливости, которые «выносили» игрока за пределы положенного ему территориального участка игры. Потеряв свой «дом», игрок начинал «блуждать» по полю.
Выглядело это так: четыре игрока, придерживаясь своего позиционного стандарта, передвигались в основном вдоль поля, т. е. вперед и назад по своим «желобкам».
И вдруг в этой «прямолинейной игре» один игрок начинает путать все «расписание движения» своими косыми и поперечными передвижениями. При этом защищающимся оказалось очень трудно за ним следить, а остальным нападающим, т. е. его партнерам, очень выгодно в любой момент и в любом месте поля иметь рядом свободного партнера, которому можно отдать мяч.
Таким образом, численный перевес нападающих над защищающимися в зоне мяча обеспечивал им прочное владение мячом и ведение атаки.
При этом тактическим зерном такой игры оказались именно поперечные (к которым я отношу и диагональные, т. е. косые) передвижения «блуждающего» игрока.
По мере же перехода игроков защитных линий с зональной игры на держание игроков возникла тактическая целесообразность стать «блуждающими» игроками всей пятерке нападающих и даже полузащитникам, а защите пришлось перейти на систему подвижной обороны, т. е. держания и преследования противника по ходу его маневренных передвижений.
Вполне осмыслили и систематизировали эту сугубо маневренную игру в 1940 г. московские динамовцы. С тех пор, варьируясь в частностях, эта тактика игры остается общепринятой в нашем футболе.

 

Системы и игроки

 

Система игры – это конкретная форма проявления тактического искусства игры, построенная на определенном методе, т. е. способе действия, избранном из возможного множества других и постоянно повторяющемся.
Самым заметным на глаз в каждой системе является расстановка игроков, какой бы она ни имела смысл. Поэтому-то все системы носят названия, указывающие именно на «дислокацию» сил.
Система игры – продукт коллективного творчества игроков и тренеров. Обычно игроки начинают, а тренеры завершают этот процесс.
Чем система новее, тем действеннее ее применение. Команда, разработавшая какую-то целесообразную систему игры, будет пользоваться ею до тех пор, пока ее не поймут противники. И тогда все то, что в ней окажется целесообразным, станет общим достоянием.
При этом всякая система игры, став общепринятой, т. е. противопоставленной самой себе, теоретически опровергает самое себя, так как методы ее защиты предполагают методы ее атаки.


Однако практика не подтверждает этого положения. Например, три выдвинутых вперед нападающих в системе игры «дубль-ве», как клинки в ножны, укладываются и упираются в защиту противника, построенную по рисунку М. Казалось бы, что такое расположение сил противника исключает всякую возможность эффективной атаки.
Но дело в том, что в футбольной игре имеется один постоянно действующий момент, который даже в условиях взаимно исключающей тактики противоборствующих команд развязывает игру во всех ее неожиданных перипетиях, в которых таятся возможности выигрыша даже для более слабой из двух соревнующихся команд.
Этот момент заложен в бесчисленных единоборствах игроков, из которых, собственно, и слагается вся игра, которая нарушается в своем плановом течении на второмтретьем пасе (в среднем).
Эти единоборства, очень разнообразные по своей форме, выражаются, например, в старании одного игрока оторваться от держащего его противника, в попытке одного игрока обойти с мячом другого, стремящегося у него отобрать мяч, в борьбе за нейтральный мяч и т. д.
Все эти единоборства, кончающиеся в пользу одного из борющихся, сразу же открывают возможность активной игры для его команды.
Именно эти единоборства и выявляют индивидуальные качества и одаренность каждого игрока.
А поскольку способности игроков очень различны и в своем противопоставлении друг другу часто дают непредвиденный или переменчивый результат, игра по точно разработанному «графику» движения мяча и игроков возможна лишь в общих чертах.
Индивидуальное многообразие игроков является именно тем обстоятельством, которое не позволяет комбинации из численного соотношения сил, пространства и времени стать математическим законом игры и сохраняет за ней все неожиданное и всегда новое, что свойственно всякой творческой деятельности человека.
Вот этот-то момент бесконечного разнообразия индивидуальной одаренности и игровых качеств каждого игрока в отдельности исключает опасность ничейного тупика даже при нереальном условии безупречной технически и безошибочной тактически взаимоисключающей игры двух команд.
Система игры – это лишь общая форма ведения игры, оставляющая простор для творческого разрешения игроками каждого момента игры и всего множества единоборств.
Однако это совершенно не исключает игры по определенной, хорошо разработанной системе, но предполагает ее гибкость и способность варьировать в зависимости от действий противника.
Таким образом, наилучшей тактикой футбольной игры нужно считать такую, которая в каждом матче была бы нова и неожиданна для противника, оставаясь в границах какой-то определенной и удобной для команды общей системы игры.
Например, навязать противнику свою тактику игры, т. е. заставить его играть так, как это выгодно команде и невыгодно противнику, совершенно не значит, как многие ошибочно думают, настойчиво играть своей привычной игрой безотносительно к тактике противника, пренебречь им и подавить его.
Это возможно только при очень большой разнице в силе команд.
Заставить противника играть не так, как он хочет и как ему нужно, т. е. играть плохо, можно только использовав его слабости и ошибки. Это значит, что надо строить свою игру, учитывая особенности данного противника в данном матче, т. е. играть всегда по-новому.
Момент новизны и неожиданности в тактическом построении игры, в борьбе приблизительно равных по силе команд имеет решающее значение.
Система игры команды должна быть достаточно гибкой для того, чтобы применительно к каждому новому противнику ее можно было бы как угодно «гнуть», не нарушая лишь ее удобной и привычной для команды основы.
Таким образом, мы видим, что система игры, являясь основной формой ведения игры командой, все же не должна довлеть ни над тренером, ни над игроками, как догмат, подавляющий свободное творчество текущей тактики.

Система – это лишь канва, на которой вышивается в каждом матче новый тактический рисунок игры.

 

Советская школа футбольной игры

 

После поездки наших футболистов в Англию и у нас и за рубежом стали говорить о советской школе футбола. Однако это не означает, что наша школа игры внезапно появилась в 1945 г.
Наш футбол вполне самоопределился еще в 1940–1941 гг., когда наши футболисты показали свою, не виданную до тех пор игру. Уже тогда возникла советская школа футбольной игры, явившаяся детищем всей советской физической культуры. Тем не менее только после встречи наших футболистов с английскими стало возможным сопоставление нашей школы игры с дотоле считавшейся непобедимой английской школой.


Что такое школа футбольной игры?
Понятие «школа игры» много шире понятия «тактика игры».
Если школой принято называть какое-то определенное направление в творческой деятельности человека, то наша школа футбольной игры отражает общее направление советской физической культуры, и советского спорта в частности.
Высокая идейность, кипучая деятельность в полную меру своих сил и способностей, радость творческого напряжения, добровольная дисциплина коллективного усилия – вот стиль жизни нашего социалистического общества. И все это в полной мере отражено в нашем спортивном движении, и все это определяет основные принципы и методы нашей советской спортивной школы. Советская школа футбола применительно к особенностям командной спортивной игры слагается из общих принципов нашей «науки побеждать», из нашей идеологии коллектива, чувства товарищества, нашей спортивной этики, смекалки, т. е. творческой инициативы в преодолении противника и здорового спортивного азарта борьбы.
В тактическом отношении советская школа футбола нашла свое выражение в общепринятой сейчас у нас системе игры, которую я назвал бы системой интенсивной игры.
По позиционному расположению игроков защиты нашу систему называют игрой с тремя защитниками, но такое определение совершенно не выражает существа нашей игры.
Играть с тремя защитниками можно, строя тактику команды на совершенно иных принципах игры, чем это принято у нас.
Например, играя с тремя защитниками, можно совершенно не применять тактического приема держания игроков в защите и тактики маневра в нападении, что до сих пор наблюдается в зарубежном футболе.
Существо нашей тактической системы заключается в игре «изо всех сил».
Это значит, что мы строим игру таким образом, чтобы использовать с наибольшей полнотой все силы и возможности каждого игрока в отдельности и чтобы в каждой игровой операции команды использовать максимальное количество игроков, способных принять в ней полезное участие.
Достигается эта интенсификация путем увеличения способности игроков широко и быстро передвигаться по полю и коллективно организованной игрой, естественно вовлекающей в борьбу большое количество игроков.
При этом нужно иметь в виду и то, что коллективная тактика игры не ограничивает возможностей проявления сил и способностей отдельного игрока; наоборот, она увеличивает их, так как степень участия каждого игрока в игре и объем его игровой работы при коллективной борьбе значительно увеличиваются.
Даже такое индивидуальное средство игры, как обводка, может быть целесообразно применено в гораздо большей мере в коллективной игре, чем в игре, построенной преимущественно на индивидуальных усилиях игроков, когда один игрок действует, а остальные остаются пассивными зрителями.
Коллектив сторицей отдает игроку то, что от него получает.
Строя игру на принципах и в духе нашей советской школы футбола, можно применять самые различные тактические варианты игры, но во всех случаях это будет футбол по методу наибольшей интенсивности игрового действия, т. е. это будет игра «изо всех сил», способностей и умения игроков.
Этим и определяется принятая у нас система игры, внешним признаком которой является, правда не всегда обязательная, игра с тремя защитниками и двумя полузащитниками при самой разнообразной компоновке игроков нападения.
Снова назвать эту систему именем «дубль-ве» было бы совершенно неверно, так как расстановка нападающих по рисунку у нас является не систематической, т. е. она возникает в игре эпизодически, а не как система.
При этом особенно подчеркиваю, что решающим моментом в нашем футболе является не расстановка игроков, которая часто бывает лишь начальным моментом игры, а система передвижения игроков.
Игровым моментом, определяющим тактику наших лучших команд, является широкий и быстрый маневр нападающих игроков с целью нарушить систему защиты противника и подойти с мячом к его воротам.
Защитные линии противопоставляют этой игре свою тактику, строящуюся в основном на держании и разборе атакующих игроков противника, т. е. на принципе подвижной обороны.
Эти два взаимно обусловленных момента и определяют нашу систему игры, выражающуюся в непрерывном, широком и быстром передвижении игроков. При этом условии возникающие игровые ситуации настолько неожиданны и и разнообразны, что почти исключают применение длинных разученных комбинаций.
Внутренний механизм игры наших команд строится на тактическом творчестве игроков, выполняющих определенные игровые функции, но не связанных в ходе игры обязательным стандартом своих позиций.
В пределах принятых командой игровых задач и общей системы игры наши футболисты творят текущую тактику игры, имея для этого необходимые школу, вкус и понимание игры.
И как бы игровые ситуации, взятые в отдельности и статически, ни казались просты, при верном их разрешении и быстром следовании одной за другой из них-то и создается сложная тактическая вязь игры.
И чем меньше шаблона в разрешении этих мгновенных игровых задач, тем неожиданнее и остроумнее импровизируются комбинации.
Моральным моментом, характеризующим тактический облик нашего футбола, является высокая, я бы сказал, одухотворенная коллективность игры. Почти каждый из наших игроков не задумывается отдать мяч партнеру, если тот имеет хотя бы немного больше шансов забить гол, чем он.
Это делается не только в порядке игровой дисциплины, но с чувством внутреннего удовлетворения и артистического удовлетворения, какие получает подлинный мастер от удачи в своем деле.
При этом коллективность игры выражается не только в тактическом построении игры, но и во всем субъективноэмоциональном восприятии игры, заставляющем каждого игрока в отдельности играть с максимальным напряжением сил в пользу своей команды, с чувством ответственности перед коллективом за свою часть работы.
И, наконец, как я уже сказал, очень важным фактором в нашем футболе является игра по принципу максимальной интенсивности борьбы, т. е. увеличения степени участия в игре каждого игрока в отдельности. Это делается за счет пространственного расширения зон игры, работы на больших скоростях, непрерывных, страхующих и обеспечивающих возможность множества разнообразных решений хода игры «холостых» передвижений игроков без мяча и, наконец, за счет напряженной борьбы каждого игрока в любом игровом эпизоде, даже при ничтожном шансе на успех. Могут возразить, что расширение игровой зоны одного игрока может произойти только за счет ограничения зоны другого игрока, поскольку игра ведется одним мячом и никакой интенсификации не получится.
Это было бы верно, если не учитывать фактора времени.
Но так как широкая, быстрая, непрерывная подвижность игроков в каждый момент игры дает большее приближение игроков к мячу, чем при малоподвижной позиционной игре, то этим самым и достигается большее количество подходов игроков к мячу за единицу времени, т. е. более интенсивная игра.
Результатом этой интенсификации оказалось одновременное увеличение наступательной и оборонительной силы команды.
Произошло это за счет увеличения количества игроков, участвующих как в атаке ворот противника, так и в защите своих.
В позиционной игре эти силы были бы взаимно сокращены, так как много игроков с обеих сторон оставалось бы в бездействии и никакой интенсификации игрового действия не произошло бы. В нашей же маневренной игре увеличение количества действующих в атаке и обороне игроков наполнило игру большим напряжением и обогатило ее разнообразием и неожиданностью перипетий борьбы.
Однако наши команды не идут на авантюрную тактику наступления, не оправданного стратегическими возможностями тыла, о чем я буду говорить в других главах книги.
Прямым результатом этой интенсификации игры оказалось и значительное уравнение физической нагрузки игроков, особенно нападающих, и меньшее «разделение труда» игроков команды, а отсюда – из разносторонность.

Мы часто слышим и о стиле советского футбола.
Стиль игры – это совокупность всех качеств игры, в которой практически осуществляются идеи и принципы нашей школы игры.
При этом под качествами игры нужно понимать и степень исполнительского мастерства игроков, т. е. ее технической чистоты и тактической разумности, и степень физической мощности игры, и степень волевого напряжения игроков, и их эмоционального возбуждения и вдохновения коллективной борьбы.
Поскольку вся эта совокупность качеств игры органически обусловлена психофизическими возможностями наших игроков и нашими спортивными традициями, она достаточно прочна для того, чтобы ее можно было назвать характером нашего футбола.
Таким образом, стиль нашего футбола – это его общий характер. Он настолько четко определился, что не нужно быть знатоком футбола, чтобы сразу же отличить игру наших футболистов от зарубежных.
Даже не разбираясь особенно в тактических ходах игры, можно просто на глаз определить основные особенности игры наших команд. Это прежде всего напряженная борьба, в которой все технические и тактические средства игры подчинены единственной цели – победить в игре.
Целенаправленность игрового действия в сочетании с максимальной энергией исполнения и есть характерные особенности стиля советского футбола.

 

Держание игрока и игра на зоне

 

Основным изменением в игре, которое мы все наблюдаем за последние 9-10 лет, является широкое передвижение игроков без мяча, напряженность и как бы трудность игры. Спокойная техническая манера, украшенная «на досуге» виртуозными трюками, безвозвратно ушла в прошлое.

Подчас мы наблюдаем на поле нечто похожее на игру в «салочки»: одни игроки пытаются оторваться от других, сторожащих и преследующих их.
Все спешат, и все заняты.
Навесную подачу с края в центр почти невозможно принять на ногу, так как много раньше этой возможности возникает борьба в воздухе за удар головой.
Этому колоссальному сдвигу игры в сторону напряженной атлетической борьбы мы обязаны тактическому приему, твердо вошедшему в арсенал тактических средств нашего футбола, который мы назовем «держанием» игрока.
Держание игрока есть защитное действие.

Я умышленно начал с тактики обороны, вопреки принципам военной педагогики, чтобы остаться верным хронологическому приоритету защиты в развитии современной тактики футбольной игры, так как поперечные перемены местами у нападающих возникли в ответ на появившееся держание их игроками защиты.
Первой командой, отказавшейся от чисто позиционной тактики в защите и перешедшей на «подвижную оборону», т. е. на держание и разбор нападающих противника, была московская команда «Металлург», успешно выступавшая в розыгрышах первенства СССР в 1937–1939 гг.
Этот прием, заимствованный футболистами из баскетбола, резко изменил не только игровую внешность футбола, но и потребовал большой психической перестройки игроков.
Основной смысл держания игрока заключается в том, что гораздо легче не дать противнику начать игру, чем расстроить уже начатую им игру.

Что значит держать игрока?
Держать игрока – это значит находиться от него или передвигаться вместе с ним на дистанции, позволяющей перехватывать адресованные ему мячи, или атаковать его в момент приема им мяча.
В зависимости от места поля, места нахождения мяча и скорости атакующего держать его нужно по-разному. Например, если нападающему достаточно подставить ногу, чтобы забить гол с короткого паса, нападающего нужно держать вплотную, т. е. находиться или бежать с ним в непосредственной близости к нему со стороны ворот, с тем чтобы не дать ему сыграть «в одно касание».
Если быстрый нападающий находится в некотором отдалении от ворот и может по игровой ситуации получить мяч для рывка к воротам, держать нападающего вплотную не следует; наоборот, нужно занять позицию, похожую на гандикапированный старт, с которого защищающийся успел бы и атаковать нападающего в случае отдачи ему мяча в ноги, и не дать себя перегнать в случае посыла мяча вперед на ворота.
Если же быстрый противник не дает защищающемуся «гандикапа», продвигаясь вперед до линии последнего игрока, тогда защищающемуся остается гандикапировать старт не пространством, а временем.
Проще говоря, надо начинать движение в направлении посылаемого мяча раньше противника, который не может этого же сделать, не попав в положение «вне игры».
При пасе с края в центр держать нападающего приходится и сзади себя, и спереди, и сбоку, в зависимости от его позиции по отношению к воротам.
Держать игрока, который находится на большой дистанции от пасующего ему и может получить только длинный, навесной, а потому долго летящий мяч, нужно на такой позиции, которая позволила бы защищающемуся с разбега пойти в борьбу за высокий мяч и вместе с тем позволяла бы страховать партнеров, т. е. имела бы смысл в общем плане безопасности своих ворот.
Ошибочно думают некоторые наши игроки, любители «вольной» и безответственной игры в «общем плане», что стоит им только захотеть и они сумеют бегать «хвостом» за противником не хуже Всеволода Блинкова или Николая Палыски, полузащитников в команде московского «Динамо» в 1940–1941 гг.
Держание игрока – это очень трудная игра, требующая большого умения, тонкого тактического понимания игры, большой физической выносливости, быстроты и хорошо тренированного внимания.
И самым трудным в этой игре, пожалуй, является понимание момента, в который ее следует оставить и перейти на позиционную игру.
Не игравший в защите никогда не поймет, насколько трудно в одно и то же время: а) следить за игроком без мяча и преследовать его; б) следить за мячом в поле, с тем чтобы поймать момент сыграть на мяч; в) видеть весь ход атаки противника и г) быть готовым прийти в любой момент на помощь партнерам туда, откуда бы ни грозила воротам опасность гола.
Даже если условно допустить, что все пять игроков защитных линий настолько быстры и опытны, что каждый из них не даст противнику прорваться к воротам или обвести себя, элемент взаимостраховки сохранит свою необходимость в отдельные моменты игры в силу того, что всякая схватка двух игроков за нейтральный мяч чревата случайностями, требующими в защите обязательной взаимопомощи.
Игрок защиты, который держит своего подопечного, довольствуясь тем, что он закрыт, и тут же, рядом с собой позволяет забивать голы другому противнику только потому, что тот не на его ответственности, – такой игрок защиты слишком неумен или настолько «индивидуалист», что ему не место в команде.
Таким образом, держание игрока, твердо вошедшее в игру, совершившее настоящий переворот в нашем футболе, породив новую тактику атаки, не исключает зональной игры, а требует от обороняющихся игроков тонкого мастерства комбинированной тактики защиты.
Совершенно неверно думать, что держать определенного игрока – это значит никого и ничего, кроме него, не видеть и бегать все 90 минут за ним по пятам.
При такой практике держания игроков противник может легко использовать ее с выгодой для себя. Если, например, полусредние, которых держат полузащитники, начнут играть впереди, а остальные трое нападающих сзади, то линии защиты при упрямом, плотном и безотносительном к обстановке держания игроков будут противником переставлены одна на место другой.
У защитников, играющих впереди, не хватит умения, а может быть, и выносливости заполнить собою середину поля и подыграть своим нападающим, а полузащитники в такой же мере не справятся с игрой в задней линии защиты, и игра команды в обороне будет расстроена.
Более того, противник по своему желанию и выбору стал бы держать наиболее слабых игроков защитных линий на самых ответственных местах обороны, на которых всякая борьба за ничейный мяч уже опасна для ворот, и лишил бы их помощи и страховки партнеров.
Таким образом, «прилипнуть» к одному игроку и ничего кроме него не видеть – это значит предоставить противнику возможность расставить игроков защитных линий так, как это ему выгодно.
Это обстоятельство и заставляет в защите пользоваться разными тактическими средствами обороны: и зональной игрой, и держанием игрока, а иногда и приемами игры средними между ними.

Совершенно необходимым элементом в защитной игре является передача подопечных между игроками защитных линий. Например, если полусредний противника играет впереди своего крайнего нападающего, крайний защитник должен послать на крайнего нападающего своего полузащитника, а сам взять на себя полусреднего. Или если полусредний играет впереди центрального нападающего, то же самое должен сделать центральный защитник, послав одного из своих полузащитников на центрального нападающего и взяв на себя полусреднего.
Эти обмены подопечными игроками должны делаться по указанию сзади играющих игроков партнерам, находящимся впереди них, т. е. защитники командуют в такие моменты игры полузащитниками, а полузащитники – полусредними нападающими.
Игра на новых «объектах» продолжается до тех пор, пока задние игроки не скомандуют передним вернуться к старым подопечным.
Эта передача игроков должна делаться только в случае очевидной и относительно длительной перестановки противников и до их атаки или в самом начале ее.
Передавать же игроков друг другу в игре непосредственно у своих ворот, т. е. на ходу атаки противника, не следует, чтобы не растерять атакующих.
В этих случаях каждому игроку защиты надо придерживаться своего подопечного, особенно если он играет коротко и точно. Однако в случаях неразберихи у ворот или длинных навесных подач на ворота следует держаться на позициях, удобных для игры на мяч.

Все передачи подопечных противников между игроками защиты и все перемены в системе разбора атакующих игроков должны производиться, как я уже сказал, по инициативе и указанию сзади играющего своему партнеру, играющему впереди.

Такая система игровых взаимоотношений между защищающимися основана на том, что играющему сзади всегда бывает виднее вся ситуация, чем играющему впереди, которого к тому же задний игрок все время видит.
Играющий впереди должен быстро выполнять указания партнера, не тратя драгоценного времени на возражения, если даже решение товарища кажется ему неправильным.
Моральную ответственность за успех операции, естественно, несет суфлирующий задний игрок.
Поскольку последним полевым игроком защиты является центральный защитник, он ведет в этом отношении общее руководство игрой в защитных линиях.
На последних рубежах зашиты в свои чрезвычайные права вступает вратарь, и его лаконичные, четкие приказы обязательны для всех.
И держание игрока, и игра на зоне, т. е. позиционная игра, вошли в число тактических средств нашего футбола и сделали тактику защиты более гибкой и богатой.
Противопоставление этих двух методов игры как исключающих друг друга лишено всякого основания. Оно возникает из-за недопонимания смысла зональной игры.
Игра на зоне – это прежде всего система взаимной помощи.
Позиционная игра в защите, т. е. игра всех игроков защитных линий на своих зонах, – это система концентрированной обороны.
Концентрированной расстановкой игроков создается положение, в котором зона действия одного игрока заходит на зону другого игрока. А это и есть оптимальные условия для взаимной страховки и быстрого сосредоточения игроков в опасном пункте игры у ворот.
Зональная игра в нападении также сохраняет свою целесообразность, но часто приобретает новый смысл.
Если раньше та или иная позиция обеспечивала игроку свободный прием мяча на некотором отдалении от противника, то сейчас игрок выбирает себе позицию, не очень надеясь уединиться на ней для приема мяча. Он это делает, чтобы привлечь на нее противника или отвлечь его от партнера и использовать свою позицию как удобное место старта для внезапного отрыва от противника и выхода на свободное место с целью получения мяча. Например, если раньше крайний нападающий держался на краю у боковой линии поля, то это делалось для того, чтобы в отдалении от крайнего защитника свободно принимать адресованные ему мячи.
В современной игре крайние нападающие также держатся до поры до времени на краях у боковой линии поля, но их позиция имеет уже двоякий смысл.
Если крайний защитник будет плотно держать «края», с тем чтобы тот не смог получить мяча, у нападающего откроется возможность внезапных отрывов, т. е. уходов от защитника в центр, к воротам противника, где он сможет получить острый пас.
Если же крайний защитник будет держаться в некотором отдалении от крайнего нападающего, последний будет получать мячи или в ноги, или на движение назад к мячу, и его позиция приобретает свой стародавний смысл.
Держание игрока не исключило игры на зоне, а явилось новым тактическим средством игры, обогатившим тактику нашего футбола.
Более того, оба эти метода игры, не будучи универсальными тактическими средствами, дополняют и усиливают друг друга при целесообразном их применении.

Все тактическое искусство футбольной игры в защите сводится к тому, что игроки защитных линий должны хорошо понимать, когда нужно занять позицию, т. е. играть на зоне, а когда нужно держать и преследовать пласирующего противника или в какой-то пропорции сочетать эти два приема игры. При этом понять и оценить игровую обстановку необходимо в одно мгновение и тут же принять решение и выполнить его.
Примером очень внимательного держания противника могла служить защитная игра Всеволода Блинкова на месте полузащитника в московской команде «Динамо», которая нисколько не ограничивала его готовности и возможности страховать своих партнеров и помогать им. При всем этом Блинков находил свободные от защитной работы моменты, чтобы подыгрывать своим нападающим и непосредственно атаковывать ворота противника. В этом же духе играют Алексей Водягин и Михаил Родин из ЦДКА.

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...


Сообщение отредактировал vlad-61: 17 April 2017 - 15:13

  • 0

#270 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 20 April 2017 - 15:27

icon-poslovitsy-i-pogovorki.png

 

ЛИСТАЯ ПАМЯТИ СТРАНИЦЫ

 

 

 

 

Борис Аркадьев. Тактика футбольной игры  (продолжение)

 

Пас и обводка

Если держание игрока и игра на зоне являются главными тактическими приемами преимущественно защиты, то пас и обводка являются приемами тактического арсенала нападающих, т. е. средствами провести мяч в ворота противника сквозь организованный строй его игроков. Игра в пас обычно противопоставляется обводке. Это так же неверно, как противопоставлять держание игрока игре на зоне. В таком представлении таится непонимание существа футбольной игры. Объясняется это тем, что к обводке прикладывают порочащую ее этикетку «индивидуальной» игры.

Однако тот факт, что игрок в общем организованном усилии всей команды в какие-то секунды на своем участке преодолевает сопротивление противника один на один, без видимой помощи товарища, еще не дает основания обвинять его в индивидуализме.
Весь вопрос в том, является ли примененная в определенный момент обводка единственно возможным или наилучшим средством разрешения игровой ситуации или нет.
Если обводка в этот момент была действительно единственно целесообразным приемом, то, конечно, неверно называть обводку тактически индивидуальной игрой и противопоставлять ее пасу как коллективной игре.
Игрок, применяющий обводку с пользой для своей команды и в соответствии с общим тактическим планом ее игры, играет на коллектив.

Другое дело, когда игрок пользуется обводкой не на пользу, а во вред своему коллективу. При этом нужно помнить, что всякая обводка дает большой процент неудачи, т. е. потери мяча, никак не оправдываемой в обводке, которая даже в случае ее удачи ничего не дала бы команде.
Даже такие опытные и сильные игроки, блестящие мастера обводки, как В. Бобров, В. Демин, Б. Пайчадзе, Н. Дементьев, П. Дементьев или Г. Джеджелава, далеко не всегда сохраняли и сохраняют чувство меры в применении своего искусства, чего нельзя сказать, например, о В. Трофимове, несмотря на то, что он обильно «пересыпает» свою игру обводкой.
Но о том же Боброве, который является исключительно сильным дриблером в хоккее, можно сказать, что на льду он играет коллективно. Почему? Да потому, что вся хоккейная команда строит игру так, чтобы дать Боброву возможно большее количество попыток пройти с помощью обводки к воротам противника; из этих попыток несколько должны увенчаться успехом и обеспечить команде победу. Бобров с известным риском для себя одну за другой делает эти запланированные попытки и обычно забивает несколько голов. А если и не забивает, то оттягивает на себя столько сил противника, что открывает этим возможность «сделать результат» своим партнерам.
Когда игрок, обведя одного или двух противников и собрав около себя остальных, в последний момент без сожаления расстается с мячом, чтобы дать забить гол незакрытому партнеру, его игра коллективна, несмотря на применение такого изощренного средства индивидуального мастерства, каким является обводка.

Этому вопросу я уделил много места потому, что придаю большое значение правильному пониманию коллективного действия в футболе в смысле возможности проявления в нем индивидуальной одаренности футболиста.
И теперь, когда мы признали обводку возможным средством коллективной игры и сняли с него этикетку «индивидуальной игры», необходимо определить ее тесную связь с пасом.
Каждый футболист знает, что, угрожая противнику обводкой и изредка ее применяя, легко играть в пас, и наоборот, играя в пас, можно легко обыграть противника, неожиданно применив обводку.
Например, если защитник перед хорошо обводящим игроком будет занят лишь одной мыслью не дать себя обвести и не будет его атаковывать, оставаясь на выжидательной позиции, последний спокойно и не спеша сможет отдавать мячи своим партнерам, т. е. играть в пас.
Если же защитник, стремясь не дать противнику сделать пас, построит свою игру на другой крайности и будет всегда на предельной скорости нападать на противника, вызывающего защитника на неосторожную атаку с целью перехватить передачу мяча, то нападающий легко найдет момент для обводки и выхода мимо защитника вперед.

Таким образом, мы видим, что хорошая игра в пас возможна только в том случае, если нападающие все время заставляют игроков зашиты противника остерегаться обводки и этим связывают их.
Например, если один защитник бросит своего опекаемого и пойдет на страховку другого защитника, играющего против сильного дриблера, последний сразу найдет легкий пас своему партнеру, оставшемуся незакрытым.
И наоборот, эффективное применение обводки возможно, если она неожиданно, т. е. редко, употребляется на общем фоне игры в пас.
Обманное движение передачи мяча вправо позволяет обойти противника влево и наоборот.
Также и финт обводки в одну сторону позволяет дать удобный пас в другую сторону.
Очень часто открывшийся с одной стороны партнер позволяет нападающему пройти с мячом мимо защитника с другой стороны, так как защитник в выборе своего места не может не реагировать на расстановку противников.
Пас и обводка в тактике футбольной игры являются тем единством, в котором эти два игровых приема взаимно обусловлены своей противоположностью. Их количественная пропорция в игре, где обводка только вкрапливается отдельными эпизодами в игру в пас, не должна дезориентировать нас относительно значения и места обводки в футбольной игре.
Обводка может даже не применяться в игре, но искусный и умный дриблер будет делать игру одной угрозой ее применения.
Обводка – не механическая примесь к пасу, а его органическое дополнение.
И теперь, когда игра в пас является основной формой игры, стремление игрока в индивидуальном усилии приблизится к воротам противника остается его неизменным внутренним позывом. Это, так сказать, первородная тактика. Нападающий всем своим существом всегда направлен в сторону ворот противника, как стрелка компаса в сторону полюса. Это его ведущая линия. Нападающий, владеющий скоростной обводкой, не упустит случая реализовать эту свою направленность.
Обводка остается одним из самых острых средств конечной атаки ворот.
Большой процент голов забивается игроками непосредственно после удавшейся обводки.
Наиболее целесообразно применять обводку в зоне непосредственной близости ворот противника, где защищающиеся в стремлении не дать нападающим ударить по воротам атакуют их (нападающих) особенно стремительно.
Этой-то необходимостью защитника спешить в игре у своих ворот может хорошо воспользоваться нападающий и обвести его, чтобы получить возможность забить гол. Много мячей Всеволода Боброва было забито именно так.
Однако тот же Бобров, увлекаясь иногда обводкой на середине поля, нередко срывает подготовку к атаке, замедляя темп розыгрыша мяча или теряя его.
Таким образом, рисковать потерей мяча в обводке игрок может только в двух случаях, когда 1) это не опасно для его ворот и он не имеет при этом возможности по игровой ситуации отдать мяч своим партнерам и 2) если его обводка, в случае достаточно вероятной удачи, откроет возможность значительно более острой атаки ворот или их непосредственного взятия, чем пас партнеру.
Игра только на обводку уже опровергнута всем ходом развития футбола. Сейчас футболисты всех стран играют в пас, сочетая его в разных пропорциях с обводкой. Игры же исключительно в пас, при совершенном изъятии обводки, мне еще не доводилось видеть.
Полное изъятие обводки из футбольной игры значительно упростило бы ее, заметно уравняло бы силы противоборствующих команд в каждой игре и в значительной мере лишило бы игру блесток индивидуального мастерства и таланта.
Когда в игроке сочетается быстрота с талантом инсценировки, т. е. финта, мы имеем перед собой дриблера, этого представителя изящного искусства на футбольном поприще, который один может разрушить всю стройно организованную систему защиты противника, построенную на держании и разборе игроков.
Стоит дриблеру обойти одного игрока и привлечь на себя второго, как защита противника уже дает трещину, так как второй защитник бросает своего подопечного, который может тут же получить мяч и заставить на него пойти третьего защитника, который, в свою очередь, тоже оставит без призора своего подопечного. В результате этого цепного процесса возникает момент, в котором незакрытый игрок получает возможность удара по воротам.
Не всегда все получается так, как здесь сказано, не всегда такие моменты кончаются голом, но опасность для ворот в таких случаях назревает обязательно.
Если же обводящий игрок, привлекший на себя противников, не находит целесообразной отдачи мяча своим освободившимся партнерам и продолжает одного за другим обводить дальше, эффект его обводки смазывается тем, что первые обведенные им игроки сумеют снова вступить в борьбу.
Чувство меры – главное качество дриблера, которое делает его полезным игроком команды. Но часто мы наблюдаем, как начавший обводить игрок уже не может переключиться на пас и обводит до потери мяча и сознания.
Такой дриблер напоминает токующего тетерева, который, занятый своим током, ничего не видит и не слышит. Для такого игрока обводка не средство, а цель игры.Партнеры, не получившие от такого дриблера мяча, в конце концов теряют энергию и желание бегать попусту в поисках позиции для получения паса, и вся игра команды расстраивается.
Но встречаются дриблеры, которые редко теряют мяч на обводке и играют в пас, но… после обязательной обводки хотя бы одного противника. Такому игроку кажется, что он играет вполне коллективно. Однако он не понимает простой вещи, что, злоупотребляя обводкой, он, как правило, отдает мяч своему партнеру не в наилучший для того момент. А это уже не коллективно.
Футбольная игра, построенная нападающим на одних попытках пройти при помощи обводки к воротам противника, никогда не оправдывает себя и приносит только вред общей коллективной игре команды.С другой стороны, только коллективная игра, в частности хорошо отданный партнером мяч, позволяет дриблеру применить с пользой для всей команды свое искусство.
Обводкой должны владеть все игроки команды, включая вратаря, дриблирующего при помощи рук, так как обводка является средством выигрыша не только пространства, но и времени.Например, обводка может применяться и для того, чтобы обойти с мячом противника и приблизиться к его воротам, и для того, чтобы только освободиться от противника на какие-то секунды и получить возможность осмотреться и разобраться в обстановке, давая партнерам время для необходимых по ходу игры перемещений.
Даже защитник, в том случае, если его обводка не таит в себе риска потерять мяч и сама напрашивается поведением противника, может применить ее с пользой для команды, так как она даст ему возможность точно передать мяч партнерам и таким образом сохранить мяч у своей команды.
Удавшаяся обводка сразу дает численный перевес атакующей группе игроков над защищающейся, а отсюда и свободу их действия.
Нельзя не учитывать и морального эффекта примене-ния обводки. Ничто не вносит такой нервозности в игру защитных линий команды, как систематически удающаяся обводка противника на каком-либо участке обороны ворот. Не стоит и говорить о том, насколько деморализует игрока его беспомощность против сильного дриблера.
Не случайно я уделил так много внимания обводке.

Игра команд, построенная на тактической парности всех играющих друг против друга игроков, поднимает удельный вес обводки в игре как средства преодоления численного равенства сил, так как обведенный и оставленный за спиной противник на какой-то отрезок времени выбывает из числа игроков, противопоставленных своим подопечным, и требует себе замены, чем расстраивается вся защитная система разбора игроков.
Нельзя не учитывать, что обводка для многих наших молодых игроков является настоящей страстью и смыслом футбола и к тому же кажется им легким путем к славе. Необходимо предостеречь нашу играющую молодежь от чрезмерного увлечения обводкой.Футболист должен иметь вкус к коллективной игре и испытывать творческую радость, участвуя в целесообразно организованном коллективном усилии, в пределах которого он и должен проявлять свои индивидуальные способности и качества.

Игра в пас должна настолько преобладать в игре над обводкой, насколько легче освободиться на какой-то момент от противника для получения мяча, чем обвести его.Игра в пас – это чисто тактический навык, поднимающий футбол до высот тактического искусства.В пасе каждого игрока проявляется острота его тактического мышления. Система паса – это система игры. Тактическое разнообразие передач мяча очень велико. Можно играть длинным, средним и коротким пасом, продольным, косым и поперечным, низким и высоким перекидным. Можно играть друг о друга, как о стенку, в «одно касание» и с обработкой мяча. Можно давать пас в игрока и на свободное место, на выход игрока. Практикуется и «недоданный» пас. Игрок на хорошей тактической позиции требует себе мяч так же, как мяч, посланный в нужный момент и в нужное место, потребует к себе игрока. Пас может быть неожиданным по моменту его дачи и по его направлению, т. е. по адресату. Много игровой выдумки можно вложить в каждый ход мячом. И было бы неправильно рекомендовать играть каким-то определенным пасом – скажем, только длинным или коротким, только продольным или косым. Все зависит от возможностей самих исполнителей, их противников, условий грунта и погоды.
Теоретически длинный продольный пас – это кратчайший путь в пространстве и времени к воротам противника. Но практика показала, что на одном этом пасе игру строить нельзя, так как длинный продольный пас почти всегда дается в борьбу и защите противника легко к нему приспособиться.
Объясняется это тем, что защищающиеся, естественно, прежде всего стараются не дать противнику выйти на мяч вперед, т. е. к воротам, и держатся для этого несколько впереди нападающих, т. е. ближе к своим воротам, чем последние. Именно поэтому внезапные пасы поперек, а особенно назад, очень часто находят совершенно незакрытого адресата. Самым правильным следует считать игру, построенную на разнообразной передаче мяча, т. е. на разнообразной компоновке игроков в ходе игры.
Конечно, может преобладать в игре команды какой-то определенный пас, но тем необходимее неожиданное применение другого паса. Например, крайний нападающий все время играл длинными подачами вперед на дальнего полусреднего или «края»; привыкшие к такой игре защитники оставили неприкрытым ближнего полусреднего, который и получил от «края» неожиданный короткий пас назад у самых ворот противника.

Качество паса – это качество игры. В зависимости от того, какой пас преобладает в команде, ее игра приобретает тот или иной характер, или стиль.
Команда московского «Динамо» играла по преимуществу длинными продольными и косыми пасами, стараясь вывести своих быстрых нападающих прямо по центру на ворота противника или неожиданным перекидом мяча с одного фланга на другой передать мяч незакрытому партнеру у ворот противника.
Игра проходила в широком и быстром движении игроков и длинных посылах мяча. Атакуя широким и глубоким фронтом, динамовцы заставляли и защиту противника растянуться и расслоиться, создавая разреженнуюсреду защищающихся игроков, в которой быстрые, широко передвигающиеся нападающие особенно эффективны. Когда мячом владел игрок «Динамо», его партнеры рассредоточивались. Во время матчей с участием московского «Динамо» на поле всегда бывало просторно, а потому атаки динамовцев были остры, опасны, но недостаточно прочны, т. е. эпизодичны.
Команда ЦДКА играет преимущественно пасом на соседа. Ее передачи коротки и быстры. Игроки в противоположность динамовцам не разбегаются от мяча, а концентрируются у мяча. Атаки ЦДКА не прекращаются с потерей мяча, так как некоторая кучность нападения позволяет сразу же начать борьбу за потерянный мяч, что в целом создает устойчивый напор и территориальное преимущество команды над противником в течение игры.
Если динамовцы для длинной и точной передачи обрабатывают мяч, то игроки ЦДКА больше играют коротким пасом в «одно касание» с обводкой, которой великолепно владеет большинство игроков команды.
На примере этих двух команд мы видим, как различные методы компоновки игроков, а отсюда и передачи мяча, создают два совершенно различных стиля игры.

Чем тоньше у футболиста понимание игры, тем содержательнее, интереснее, остроумнее и удобнее для партнеров его отдача мяча. Некоторые пасы требуют к тому же и высокого технического мастерства; таковы, например, пасы резаными мячами, позволяющие отдать мяч, казалось бы, закрытому партнеру. Большой изобретательностью отличались пасы Михаила Якушина. Его знаменитые отдачи мяча пяткой были неожиданны, остроумны и полезны по ходу игры. Искусством острого паса владеют Григорий Федотов, Константин Бесков, Валентин Николаев, Николай Дементьев, Василий Трофимов, Автандил Гогоберидзе и другие.

В прямой связи с тактикой перемены мест возник пас между «скрещивающимися» игроками, широко вошедший в практику наших команд.
Его механизм таков: игрок А с мячом в движении вперед идет на место своего партнера Б, который, «скрещиваясь» с игроком А, за его спиной выходит вперед на его место и тут же от него получает мяч, который А, не глядя, неожиданно «выворачивает» своему партнеру Б.Комбинационный пас интересен неожиданностью своего тактического смысла.

В заключение главы считаю нужным объяснить, почему обводка на этих страницах заняла больше места, чем пас. Мне казалось необходимым вступиться за честь опороченной обводки. Мне хочется, чтобы кажущееся несоответствие между значением обводки в игре и гомеопатичностью ее дозировки не привело бы к ошибочным заключениям. О пасе я не беспокоюсь: он не нуждается в утверждении и постоит сам за себя.

 

Передвижение игроков без мяча, или тактика маневра

 

В ходе игры футболисту на любом месте команды приходится во много раз больше передвигаться без мяча, чем с мячом.
Игрок бежит рядом с ведущим мяч партнером, чтобы получить от него пас; игрок преследует противника, ведущего мяч на его ворота; игрок, непрерывно передвигаясь по полю, все время ищет в меняющейся обстановке наилучшую позицию для получения или отбора мяча; наконец, игрок отрывается от держащего его противника или сам преследует его. Было подсчитано, что при старой, преимущественно позиционной, игре за матч игрок пробегал от 9 до 11 км. Если эти цифры верны, то можно предполагать, что дистанция пробега игрока в современной игре достигает 12–14 км. Это увеличение бегового элемента игры явилось прямым результатом передвижения без мяча атакующих в поисках удобного момента для получения мяча и защитной тактики держания игроков, т. е. подвижной обороны.

В настоящей главе я буду говорить о маневрах без мяча атакующих игроков. Эти маневры явились тактическим ответом на защитную систему держания игроков и, в свою очередь, обусловили возникновение системы подвижной обороны, так как держание неподвижного игрока еще не вызывает необходимости для защитника передвигаться по полю. Тем не менее было бы неверно считать единственной побудительной причиной передвижения атакующего без мяча держание его противником. Во-первых, далеко не всегда противник держит нападающего, а во-вторых, и независимо от того, держат противники нападающего или нет, он должен все время искать наилучшую позицию для ведения атаки или финального удара по воротам. Однако только держание защищающимися игроков противника вызвало необходимость быстрого и широкого маневра нападающих.
Но не все передвижения игроков являются маневренными, т. е. подготовляющими тактически наилучшие условия атаки. Еще во времена игры по системе «пять в линию» при старом правиле «вне игры» в атаку шла вся пятерка нападения, что, естественно, означало движение четырех игроков (из пяти атакующих) без мяча. Но это не было маневром – это была сама атака. Маневра не было и до атаки. Атака начиналась с открытых позиций, и никакой подготовки с целью как-то дезориентировать противника не было. Атака была прямолинейным движением по длине поля вперед, а когда атака оканчивалась, атаковавшие шли назад. Каждый нападающий, как челнок, ходил по своему «желобку». На его пути обязательно находился противник, и они встречались потому, что у них был общий маршрут. Но встречались они преимущественно у ворот, играя во всех прочих случаях довольно независимо друг от друга. Естественно, что в такой игре решающим фактором успеха было техническое мастерство, а не тактика.
В современном футболе, в частности в нашем, такая откровенная игра нападающих была бы легко парализована игроками защиты.

Возникла необходимость подготовки финальной атаки ворот при помощи маневренных передвижений игроков, которые обеспечили бы ее внезапность в отношении момента и места последнего завершающего удара. В поисках необходимой для атаки компоновки сил игроки стали передвигаться по полю без мяча во всех возможных направлениях: продольных, поперечных и косых.
При позиционной игре защиты основным ходом тактического маневра нападающих является занятие позиций з интервалах (вернее, в промежутках) между игроками защиты противника. Например, выход полусреднего в промежуток между крайним и центральным защитниками и отдача ему мяча заставят того или другого защитника атаковать его, что сразу же открывает полусреднему возможность отдачи мяча в ту сторону, откуда его атакует защитник, т. е. партнеру, оставшемуся на свободном месте. Если же защита противника держит нападающих, то для последних возникает необходимость одновременно и всем передвигаться во всех направлениях в поисках момента и места для получения мяча. При смешанном, обычном у нас, тактическом построении защиты возможности маневренных передвижений атакующих игроков очень разнообразны, так же как и методы противодействия защищающихся.
Передвижения нападающих без мяча не всегда имеют прямой целью получение его. Например, нападающий может выйти на позицию с тем, чтобы заставить противника переместиться в свою сторону и этим открыть путь своему партнеру (с мячом или без мяча) на открывшуюся позицию.
Более того, несмотря на то, что из нескольких вышедших на выгодную позицию нападающих получает мяч только один, открывшиеся впустую игроки расстраивают боевые порядки защиты противника, увлекая за собой защищающихся игроков и создавая этим благоприятную обстановку для игры партнера с мячом.

Возможны и очень эффективны организованные передвижения нескольких игроков для того, чтобы один из партнеров мог свободно приблизиться к воротам противника. Например, при подаче мяча справа левые нападающие (полусредний и крайний) могут широко переместиться в центр, увлекая за собой стерегущих их противников, с тем чтобы стоявший безучастно сзади левый полузащитник вдруг выскочил бы на опустевший фланг для свободного приема длинной перекидной передачи мяча справа. Самыми ходовыми передвижениями атакующих без мяча являются, как правило, выходы в косых направлениях, т. е. вперед в сторону, чем обеспечивается и приближение к воротам противника и перемена фланга атаки (например, выходы центрального нападающего на края и крайних нападающих в центр, выходы полусреднего вперед на «трассу» другого полусреднего, выходы полусредних и полузащитников на свой край, или крайнего нападающего на дальнего полусреднего, или полусреднего в центр).
Высшее достижение маневренной тактики – это согласованные передвижения целой группы игроков с целью предоставить возможность замаскированному до поры до времени завершителю задуманной атаки оказаться с мячом у ворот противника. Для этого каждый игрок в отдельности должен овладеть тактическим искусством маневра и в каждой игровой ситуации верно решать вопросы: куда, как и для чего передвигаться и в какой момент это сделать?
Каждый игрок должен знать, например, такую простую истину, что всегда надо стараться выходить на новую позицию за спиной ведущего мяч партнера, а не перед ним, чтобы на какой-то момент скрыться за игроком с мячом от внимания противника. Эффективны передвижения игроков и поперек поля и назад, с тем чтобы освободиться от стерегущих их противников. Даже внезапная и быстрая перемена позициями на месте, т. е. без передвижения куда-либо двух плотно закрытых двумя противниками игроков, освобождает их обоих от держателей, если те хотя бы немного отстали от них со старта.
К тому же это рождает нерешительность у встречающихся друг с другом противников, которые при внезапности этой операции, как показала практика, обычно оказываются в кучной паре между двумя освободившимися игроками.

В этой главе я умышленно не касаюсь многих других приемов тактического маневра, чтобы не повториться в этом отношении в главах, посвященных игре на отдельных местах в команде.

 

Комбинации

 

Придется разочаровать тех читателей, которые хотели бы найти здесь точный перечень всех комбинаций, с помощью которых можно было бы наверняка обыграть противников. Дело в том, что таких комбинаций не существует. Всякий забитый гол является или следствием ошибки, допущенной защищающейся командой, или слабостью одного, нескольких, а может быть, и всех ее игроков, проигравших единоборства с нападающими.
Таким образом, успешная атака есть результат использования ошибок или слабостей противника.
Но как бы хитроумно ни велась атака, на каждого атакующего игрока приходится по одному защищающемуся, и если последние при приблизительно равных физических качествах с нападающими не делают каких-то тактических и технических ошибок, возможности нападающих чисто провести мяч в ворота оказываются совершенно ничтожными. Но практически безошибочной игры не бывает. Стоит одному из игроков защиты занять позицию с ошибкой хотя бы на один метр или опоздать на одну десятую секунды к месту действия, как мы уже сможем наблюдать великолепную, как по нотам разыгранную комбинацию с голом в финале.


Что же такое футбольная комбинация?
Это несколько следующих одна за другой передач мяча между игроками одной команды, совершаемых в плане достижения какой-то намеченной цели и образующих в целом логический ряд ходов. Комбинации применяются и в наступательной и в защитной игре команды.
В основе всякой наступательной комбинации лежит неожиданность появления атакующих игроков в таком месте и в тот момент, где и когда их меньше всего ждут защищающиеся. Это достигается ложными действиями, которыми атакующие дезориентируют защиту противника и заставляют делать ошибки, а иногда – быстротой, на которую противник не способен ответить в такт, или тем и другим вместе.
Как правило, комбинационная атака кроме быстрой передачи мяча требует также быстрых передвижений игроков.
Комбинации в защитной игре имеют целью отражение атаки противника, выход команды из состояния обороны и последующий переход в наступление.
В своей защитной части комбинации сводятся к системе быстрой концентрации сил в опасной зоне, перегруппировке и взаимной замене между игроками защитных линий, о чем я буду говорить в главах об игре защитников и полузащитников.

Настоящая глава посвящена наступательным комбинациям.
В игре примерно равных по классу команд основная задача комбинации – это обмануть противника, заставить его сделать ошибку, которая дала бы атакующим численный перевес в зоне мяча или свободу действия между игроками защиты противника. Хорошо разученная комбинация, как предопределенный ряд игровых действий, ограниченный целью, с рассчитанным числом ходов, предполагает заранее известную реакцию противника на нее (по мере ее проведения). Это позволяет атакующим не тратить времени на раздумье и осмотр поля и проводить разученную до автоматизма комбинацию с предельной быстротой и точностью.
Обычная длина комбинаций – от двух до четырех передач мяча. Более длинные комбинации почти не практикуются, так как невозможно точно предугадать ответные действия противника на относительно большом отрезке игры. Очень много комбинаций начинает оттянувшийся назад крайний нападающий. Пас крайнего нападающего по своему краю вышедшему вперед партнеру и подача последнего на ворота противника – пример простейшей комбинации, имеющей целью навесить мяч на ворота, с тем чтобы в непосредственной близости от ворот сделать попытку послать мяч в сетку или, в крайнем случае, завязать борьбу за мяч, в которой может возникнуть возможность забить гол. В этой комбинации комбинационно играют только двое, остальные игроки кучно идут в прямую борьбу за поданный на ворота мяч и действуют навалом.
Эта же комбинация, кончающаяся не подачей навесного мяча в расчете на борьбу за него, а точно адресованным пасом третьему игроку, – обычная тактика наших нападающих. Вся эта комбинация построена на предполагаемых и запланированных ошибках противника. Грубейшей из них является та, что нападающие противника позволили полузащитнику свободно выйти на край за мячом и не преследовали его, что и вызвало форсированный ход развития атаки.

Таким образом, теоретически эта комбинация, как и всякая другая, обречена на неудачу, но на практике мы часто наблюдаем, как полузащитники, не преследуемые нападающими, свободно действуют в атаке. Когда при строго определенном передвижении игроков в комбинационной атаке рисунок паса свободно творится на месте действия, мы стоим перед комбинационной игрой высокого мастерства. Наилучшей тактикой игры следует считать комбинационную игру, в которой хорошо наигранные места, т. е. комбинации, не заглушают тактического творчества игроков, а, наоборот, способствуют ему. Такие наигранные отрезки игры, т. е. комбинации, не исключают творчества текущей тактики, а наоборот, благодаря автоматизму их выполнения разгружают психику игрока и позволяют ему направить свое внимание на общий ход игры. Комбинация же в непосредственной атаке ворот является самым действенным средством добиться успеха.

Тактика и техника
 

Построение игры по любой тактической системе требует определенного мастерства исполнения, т. е. техники.
Прежде чем появилась игра с мячом в форме соревнования двух сторон, естественно предполагать период каких-то самоцельных действий с мячом, доставлявших удовольствие играющим как таковые. Прежде чем стали обстреливать ворота и передавать мяч друг другу, научились вообще попадать ногой по мячу. Таким образом, сначала возникло умение производить удар как самостоятельное техническое действие, а потом уже под этот «беспредметный» удар поставили ворота и наполнили его тактическим смыслом.


В начальной стадии развития футбола тактика игры определялась количеством тактических приемов игры, доступных техническому умению игроков.
С ростом технического мастерства увеличивалось и количество тактических приемов игры; при этом они становились все сложнее и исполнялись в более быстром темпе.
В современном футболе техническое умение игроков настолько поднялось и почти нивелировалось, что все команды стали иметь почти одинаковые возможности самого разнообразного тактического построения игры. Бывает, и притом довольно часто, что одна команда играет тактически слабее другой не потому, что она уступает противнику в своем техническом классе, а только в силу недостаточности тактического мышления ее игроков. Например, если игрок, которому никто не мешает и не заставляет спешить, посылает через головы своих игроков сильный, никому не адресованный мяч, достающийся партнеру, то это – типичный пример недостаточного развития тактического мышления игрока.

Мы нередко наблюдали чисто тактические проигрыши в матчах равных по техническому классу команд, что опять-таки обусловлено тактически умной (верной) игрой, с одной стороны, и неверной – с другой. Примером такого случая может служить проигрыш «Торпедо» «Спартаку» в финальном матче на Кубок страны в 1947 г.
Нередко бывает и так, что сильная по своему техническому классу игры команда играет слабо тактически и, наоборот, команда, уступающая по техническому умению своих игроков противнику, верно играет в тактическом отношении. Например, наши футболисты, игравшие в Англии в 1945 г., несколько уступая противнику в технической школе, показали более продуманную, более целесообразную и оригинальную тактику игры, чем англичане, начавшие заниматься футболом на много десятков лет раньше нас. Возможность любой команды на известном техническом уровне совершенно по-разному строить игру создает впечатление независимости интеллектуальной стороны футбола, т. е. тактики, от технического умения игроков. Но это еще не дает нам права заключить, что времена прямой зависимости между тактикой и техникой безвозвратно прошли. Команда никогда не сможет играть точнее, быстрее и результативнее, чем позволяет техническое умение ее игроков. В свою очередь, никакая новая тактическая идея не оплодотворит игры команды, если для ее реализации потребуется больше того, что умеют делать с мячом игроки этой команды. Правда, можно обогащать тактику футбольной игры за счет таких моментов игры, которые не требуют добавочного чисто технического мастерства. Например, позиционная тактика игры, вызвавшая на заре футбола, пожалуй, наибольшие сдвиги в развитии игры, не строится на специальном техническом умении, а является результатом развития тактического мышления футболистов.
В нашем современном советском футболе держание игрока и вызванная им к жизни тактика широкого маневра нападающих без мяча сделали настоящий переворот в игре без особых требований к технике наших футболистов. Но, начав играть так, все, и тренеры, и игроки, сказали в один голос: «Теперь чем быстрее, тем лучше!» А поскольку обязательным условием эффективности тактики является неожиданность, построенная прежде всего на быстроте, возможность реализации тактических за-мыслов прямо зависит от технического умения работать в быстром темпе и на больших скоростях.
Самая остроумная тактическая комбинация, проводящаяся в медленном темпе, будет разгадана противником на ходу и не увенчается успехом.
Только быстрота позволяет игроку на мгновение освободиться от держащего его противника. Только быстрота обеспечивает на какую-нибудь секунду численный перевес атакующих над защищающимися в зоне мяча. Только быстрота атаки расстраивает защитную организацию противника и заставляет его делать ошибки. Быстрота же позволяет побеждать во множествах единоборств, возникающих по ходу игры.

Быстрота – это решающий фактор футбольной игры. Но одна быстрота, без точности, не даст еще желаемого результата. Неточный пас расстраивает хорошо задуманную комбинацию, неточный удар по воротам сводит к нулю хорошо проведенную атаку. Сохранять точность при быстром темпе – это большое техническое искусство, а поскольку быстрота и точность требуются в любой тактической игре, становится совершенно ясной прямая зависимость тактики от техники игры. Совсем не обязательно, чтобы тактика строилась на технически трудных приемах, но зато всегда обязательно тактические замыслы воплощать в быстром темпе, что, естественно, требует высокого технического умения. Таким образом, быстрота технического выполнения тактических замыслов будет тем большей, чем выше техническое мастерство игроков.

Медленная игра – это прежде всего плохая тактика.
Тактически верно играть быстро, и чем быстрее, тем лучше. Никогда быстроты не будет достаточно. Чем выше техника, тем в более быстром темпе проводятся решающие моменты игры. Например, передать партнеру мяч «катом» по земле, а получавшему передать мяч таким же способом дальше намного легче, чем осуществить эту передачу стремительным «воздушным» мячом. Зато во втором случае будут выиграны темп и возможность сработать в «куче» противников. Так появляется техника, вызванная необходимостью использовать выигранные полуметры и десятые доли секунды, техника минимума касаний мяча. Нужно освободиться от мяча, чтобы свободнее и быстрее передвигаться по полю. Так появилась игра в «одно касание», требующая высокого технического мастерства. Игра в быстром темпе заставляет применять такие технические приемы работы с мячом, которые обеспечили бы минимум осечек, быстроту и точность.

Игра наших команд довольно густо пересыпана техническими ошибками. Но мы далеки от мысли из-за этого браковать тактические принципы нашей игры. Мы делаем другой вывод. Техника в нашем современном футболе отстает от тактики, творческая тактическая мысль опережает технические возможности наших игроков. Нужно культивировать технику скоростных действий на футбольном поле. Работа с мячом на больших скоростях и напряжениях требует применения верных технических приемов, дающих минимальное количество ошибок.
В этом отношении в нашем футболе уже имеются сдвиги, которые многие принимают за упадок технического мастерства. Действительно, сейчас мы не увидим трюковой игры, подобной игре знаменитого в свое время Федора Селина, не увидим также игроков, жонглирующих мячом стоя на месте.
Сейчас всем этим заниматься некогда. Игрока преследуют или он сам преследует противника. На поле стало тесно. Оторвавшись на корпус от противника, игрок должен точно сработать с мячом. Для этого необходимо владеть экономичными во времени техническими приемами.  Например, наши футболисты перестали пользоваться остановкой опускающегося мяча, ловя его в воздухе на носок бутсы, расслабив голеностопный сустав. Это не экономично во времени, так как в этом приеме остановка мяча и дальнейшее действие с мячом расчленены. Сейчас почти все наши игроки пользуются остановкой мяча непосредственно после его приземления, не останавливая мяч на месте, а сразу посылая его в нужном направлении для дальнейшей игры.

Стремление к упрощению некоторых технических приемов во имя быстроты и верности их исполнения не только не исключает высокого, виртуозного технического мастерства, а наоборот, делает его совершенно необходимым. Именно такое мастерство позволяет работать с мячом быстрее, вернее, разнообразнее, неожиданнее для противника и использовать наибольшее количество возможностей для достижения успеха, открывающихся в каждой игре. Однако в игре бывают моменты, когда игроку нет необходимости действовать с мячом быстро, например в ожидании партнера, выходящего на удобную позицию для получения мяча или с целью привлечения на себя противника, что нужно для дальнейшего хода игры, и во множестве других случаев.
Таким образом, футболисту требуется универсальная техническая школа, которая во всех случаях игры обеспечила бы ему возможность быть на высоте положения. Например, игрок, не владеющий далеким, пласированным ударом, не сможет дать длинный поперечный пас с одного края поля на другой, с тем чтобы внезапно переменить фланг атаки, – его тактика ограничена его техникой.
Защитник, не умеющий точно адресовать мячи и отбивающий их куда попало, будет лишь защищаться, и то не наилучшим образом, вместо того чтобы посылать мячи своим партнерам и переключать свою команду с обороны на наступление. Его тактика также ограничена его техникой.

В этом плане стоит упомянуть о матчах команды ЦДКА в Чехословакии в 1947 г. Чехословацкие защитники нередко применяли пас между собою и своими полузащитниками. Отобрав мяч у нападающих ЦДКА, защитники противника не посылали его сильно вперед без адреса, а в спокойном розыгрыше между собой не спеша выводили мяч с помощью паса из защиты в нападение, оставляя на некоторое время команду ЦДКА без мяча. Это и не дало возможности команде ЦДКА, более тренированной физически, чем чехи, подавить их темпом.
Полузащитник, не умеющий обвести противника, никогда не будет полноценным игроком на середине поля, так как в моменты, когда ему некому отдать мяч, только обводка, хотя бы в сторону или назад, позволит ему выиграть время и изменить игровую ситуацию в свою пользу.
А насколько более многочисленные и, главное, опасные для противника своей неожиданностью возможности паса или обстрела ворот открываются перед игроком, владеющим резаным ударом, с помощью которого можно отдать мяч даже закрытому партнеру или обмануть вратаря.
Почти не играют наши футболисты перекидной передачей на средней дистанции паса (20–30 м), предпочитая искать щели между игроками для низкой передачи мяча в ограниченных направлениях. А ведь перекидным пасом можно посылать мяч в любом направлении!

Если проанализировать любой матч двух команд одной категории или группы, то можно увидеть, что, как бы ни было велико преимущество одной команды, все же и более слабая команда за 90 минут матча имела несколько возможностей забить гол. Более того, если бы слабая команда использовала все выпавшие на ее долю случаи забить гол, она обязательно выиграла бы. Так много в каждой игре упускается технических возможностей сделать результат!
А сколько раз мы наблюдали, когда команды, имеющие бесспорное игровое преимущество, проигрывали матчи из-за технических мазков. Если эти ошибки случайны и не свойственны команде, то они, естественно, не опровергают принятой ею тактики. Однако совершенно неверно отделять хороший замысел игры от его плохого технического выполнения и говорить при этом, что тактически команда играет хорошо, а вот технически плохо.

Тактическая игра команды – это тактические идеи и план в действии, это практика борьбы, и в этом отношении тактика футбольной игры неотделима от техники, как игра на рояле от техники пальцев. Если команда не может практически реализовать своего тактического замысла, то, как бы он ни был хорош, назвать игру команды тактически верной нельзя. Верна лишь такая тактика команды, которая соответствует ее техническим средствам выполнения. Например, если команда строит игру на темпе, который не может реализовать по своей технической слабости, ее тактика неверна. Если команда строит атаку с фланга на сильном «прострельном» пасе мимо ворот, а никто из нападающих не умеет его перехватить и направить мяч в сетку, ее тактика также неверна. Например, для защитника, не имеющего достаточной техники обработки мяча и расчетливого паса, наилучшей тактикой будет отбойная игра высоко-далекими ударами с приблизительной адресовкой. Это его лучшая тактика в пределах его технических возможностей. Попытки технически слабого защитника отыграть мяч своему партнеру в штрафной площади или вратарю, обработать мяч для того, чтобы найти наилучшую отдачу партнерам, вывести или просто протащить мяч вперед, всегда опасны для его ворот. Такой защитник не имеет права играть с подобными претензиями. Такой защитник не сможет в своей обороне организовать атаку своей команды, т. е. одним действием защищаться и нападать: эта тактика не для него.

Таким образом, качественная зависимость тактики от техники игры совершенно очевидна. Хорошая тактика тре-бует хорошего технического исполнения. Высокая техника сама подсказывает тактические ходы игры. Каковы бы ни были пути развития футбольной тактики, требования последней к технике всегда были, есть и будут неизменными: больше быстроты, больше точности и больше мастерства, т. е. возможностей выполнения.
При всем совершенстве техники никогда не будет достаточно ни того, ни другого, ни третьего. Работать с мячом быстрее, точнее и разнообразнее противника – это значит иметь не только техническое преимущество перед ним в использовании всех моментов для достижения результата, но и тактическое, в плане реализации более сложных и острых тактических замыслов.

 

Тактика и атлетика

Основным техническим элементом футбольной игры является бег. К сожалению, эта азбучная истина звучит несколько неожиданно – настолько велика у многих наших игроков и тренеров недооценка атлетической стороны футбольной игры. Больше всего говорят о технике, подразумевая работу игрока с мячом, меньше – о тактической смекалке игрока и еще меньше о его «средствах передвижения», т. е. беге. Допустим, что виртуозный техник и хитроумный тактик движется по полю со скоростью четырех метров в секунду, т. е. в темпе утренней гимнастической пробежки. Если это нападающий, он никогда не освободится от держащего его защитника, и будет настолько плотно закрыт им, что не получит ни одного мяча. Если это игрок защиты, то он не сможет держать нападающего, и тот будет легко играть в непосредственной близости от него, будет получать мячи на «голевых» позициях, проходить мимо защитника к воротам просто потому, что он более подвижен и быстр. Футболист-тихоход не сумеет использовать свои качества и навыки, так как всегда будет опаздывать к месту действия. Его почти совсем выключат из игры.

Мне возразят, что самый медленный игрок проходит в секунду не четыре метра, а не менее семи. Это, конечно, верно, и он не будет столь беспомощным, как мой условный тихоход, но разница между ними будет только в степени беспомощности, а не по существу. В нашем футболе защита строится в половине всех случаев на держании игроков, и естественно, что в такой же мере игра нападающих строится на скоростных отрывах от стерегущих их защитников.
При некоторой разнице в скорости более медленный игрок в каждой противоборствующей паре будет систематически в проигрыше пространства и времени, и большинство игровых эпизодов будет разрешаться не в его пользу. Если оба игрока быстры, то более выносливый «перебегает» противника и сохранит в ходе игры большую быстроту, на которой и будет его обыгрывать.
Таким образом, мы определили основные требования к бегу как к средству передвижения игроков по полю.
Бегать нужно быстро и все 90 минут. А для того, чтобы сохранять быстроту на протяжении всей игры и не выключаться из игры для отдыха, необходима выносливость и экономичная, т. е. правильная, техника бега. Бегать быстро и все 90 минут стало обязательным условием хорошей игры. Иначе и не может быть. Как уже было сказано выше, быстрота обеспечивает неожиданность, а отсюда и успех тактических действий. Резкость старта, быстрота бега, выносливость – вот основные физические качества, которые обеспечивают тактику маневра в нашем футболе. Эти же качества также необходимы и для противодействия этой тактике. Быстрота же дает победу в бесчисленных единоборствах: в борьбе за мяч, при обводке, отборе мяча и т. д.
Непосильный для противника темп снижает его внимание, техническую точность и способность тактически организоваться. Темп игры, к которому легко приспосабливается противник, не имеет никакого тактического смысла.
Темп же становится тактикой, когда под его «нагнетательным» воздействием противник начинает опаздывать и делать ошибки. «Замотать» физически противника, перебегать его – это тоже тактика игры. Конечно, кроме быстроты и выносливости в футбольной игре необходимы и сила, и ловкость, и гибкость, и много других атлетических качеств, но все они не имеют такого прямого отношения к тактике игры, как бег.
Наконец, атлетическая способность отдельного игрока быстро бегать является тактическим достоинством этого игрока, на котором можно строить тактику состава команды.

Дело в том, что разница в техническом умении между отдельными игроками равных по классу команд бывает значительно меньшей, чем различие в скоростных качествах игроков. Объясняется это тем, что техническое умение – более наживное качество, чем быстрота во всех ее проявлениях, являющаяся в известной мере прирожденной. Кроме того, разница в техническом умении оказывает меньшее влияние на исход единоборства двух игроков, чем различие в их скоростных возможностях. И часто разница в быстроте между противоборствующими игроками, хотя бы в одной тактической паре матча, решает судьбу всей игры. Например, в матчах ЦДКА против московского «Динамо» тактическая пара противников – «левый край» В. Демин и правый защитник В. Радикорский – была одним из определяющих в пользу ЦДКА факторов игры. Быстрый дриблер Демин легко обыгрывал один на один медлительного Радикорского, чем сразу разрушал всю динамовскую систему защиты, построенную на держании и разборе игроков. Динамовский полусредний В. Карцев при всем его пассивно-выжидательном, а иногда просто бездеятельном поведении на поле вызывал, пожалуй, наибольшие опасения и тактические предосторожности в стане противника. И это потому, что владея быстрым бегом, он не упускал случая на скоростном рывке выйти с мячом на ворота и забить гол.
На разнице скоростей тактических «антагонистов» можно и должно строить тактику игры и состава команды.
В нашем футболе все более четко обозначается парная связанность игроков, основывающаяся на их арифметическом равенстве в командах.
Преимущество в одной паре одного игрока над другим в быстроте и широте маневра сразу преодолевает это арифметическое равенство в зоне мяча и открывает возможность для более многочисленной стороны легко обыграть противника в пас.

Таким образом, быстрота, широта и непрерывность передвижения игроков на поле, являясь основой нашей современной футбольной тактики маневра, обеспечиваются хорошей физической подготовкой наших футболистов, тогда как быстрый темп работы с мячом и движения мяча по полю, дополняющие быстроту маневра, обеспечиваются технической подготовкой игроков.
Но кроме быстроты и выносливости футболистам нужна еще и сила. Даже комбинационная игра двух команд бывает густо пересыпана единоборствами игроков, и, например, последний пас атаки в подавляющем большинстве случаев дается в борьбе. Систематическое преимущество одной команды в многочисленных единоборствах игры, а иногда успех даже в одном из них могут решить судьбу всего матча. Борьба за мяч, проходящая через все 90 минут игры, требует большой физической собранности и силы. Тактическое значение физического состояния команды заключается и в том, что команда, сохраняющая в игре большую физическую свежесть, чем противник, обычно добивается морального господства на поле, выражающегося вспокойствии, уверенности, инициативе и большом волевом напряжении, дающих в целом четкую, преисполненную энергии, игру.

Одного технического мастерства и тактического понимания игры еще недостаточно, чтобы стать хорошим футболистом.
Футбол – атлетическая игра, требующая от игрока полного комплекса атлетических качеств, т. е. быстроты, силы, выносливости и ловкости.

 

Единоборство
 

Первые тактические навыки футболисты получили в единоборстве друг с другом в те давние времена, когда каждый нападающий игрок пытался самостоятельно пробраться к воротам противника и забить гол. Нападающий стремился с мячом пройти мимо защищающегося, а тот старался отнять у него мяч. И обводка и отбор мяча требовали от игроков не только каких-то технических навыков и физических качеств, но и тактического умения. В отличие от командной тактики игры тактику преодоления противника «один на один» правильно назвать индивидуальной тактикой или тактикой единоборства. Тактика единоборства должна быть таким же предметом обучения и тренировки игроков, как и коллективная тактика команды.

Однако воспитание тактических навыков единоборства пребывает, как правило, у большинства наших тренеров в незаслуженном пренебрежении, а ведь вся большая, т. е. командная, тактика игры в нашем современном футболе осуществляется при помощи маленьких побед одного игрока над другим.
Поэтому можно категорически утверждать, что игрок, слабый в единоборстве с противником, никогда не сможет хорошо выполнять свою игровую функцию в общем тактическом плане своей команды.
Принято думать, что вся борьба в парах тактических антагонистов сводится к попыткам одного игрока обвести другого. Это ошибочное мнение. На самом же деле это не так. Гораздо больше места в игре занимает борьба нападающих за свободу действия, т. е. их непрерывные попытки освободиться от стерегущих их игроков защиты при помощи быстрого маневрирования, и ответное старание защищающихся держать и парализовать нападающих.
В этой борьбе основным техническим средством игры является бег, а тактическими приемами – уходы нападающих из-под контроля их «держателей», а для защищающихся – преследование, т. е. держание нападающих в сочетании с игрой на зоне.

Эта напряженная игра без мяча обычно даже не замечается зрителями с трибуны, преследующими взглядом движущийся по полю мяч. Однако именно от исхода игры без мяча, похожей иногда на игру в «салочки» между тактически «парными» противниками, зависит возможность осуществления командой ее коллективной тактики. Например, стоит одному из игроков защитных линий команды дать своему подопечному нападающему свободно играть, т. е. уходить из-под его контроля, как сразу же вся система обороны команды, построенная на разборе и держании распределенных между защищающимися игроками нападающих противника, совершенно расстроится.
Нападающий, который внезапными и быстрыми уходами от своего «держателя» приобретает возможность неожиданно появляться на опасных для ворот позициях, обязательно внесет дезорганизацию в ряды защищающихся. При этом нападающий, который умеет широко и быстро маневрировать без мяча и систематически выходить на «голевые» позиции для получения мяча от своих партнеров, принесет команде больше пользы, чем виртуозный дриблер, играющий только с мячом.
Тем не менее и дриблер, если он будет систематически обходить, т. е. выключать из игры, своего «держателя» при помощи обводки, изменится все соотношение сил в зоне мяча в пользу своей команды. А защищающийся, проигрывая таким образом единоборства своему «персональному» противнику, может стать причиной проигрыша всей игры.

Одной из самых наглядных форм единоборства игроков является борьба за мяч.
В любой свободно и технически чисто протекающей игре весь ход матча все же густо пересыпан схватками за мячи, посланные неточно или совсем не адресованные. Даже в хорошо тактически организованной и точной комбинационной игре приблизительно каждый третий четвертый пас дается в борьбу или даже противнику. Последний же пас атаки в подавляющем большинстве не достается своему адресату свободно, так как поле действия по мере приближения игры к воротам суживается, а игроков накапливается все больше и больше.

Таким образом, и здесь успех нападающих или защищающихся решается в конечном счете в единоборстве двух игроков, стремящихся опередить друг друга в движении к мячу и выиграть борьбу за этот мяч. Во всех перечисленных мною случаях единоборства, в которых решается если не исход игры, то, во всяком случае, ее ход в пользу той или другой команды, требуется тактическое мастерство футбольной игры «один на один». Если нападающий владеет хитроумной обводкой, если его обманные движения настолько искусны, что, кажется, нельзя не поверить им, то защищающийся должен противопоставить мастерству противника такое же высокое мастерство отбора мяча. Как бы ни казался отбор мяча простым и грубоватым действием по сравнению с изящным мастерством обводки, он требует не меньшего тактического мастерства.
Такие индивидуальные виды спорта, как бокс, фехтование, борьба и др., говорят нам о том, насколько сложна тактика единоборства и насколько борьба двух спортсменов неизбежно переходит в сугубо психологический план «личных» отношений.
Совершенно то же самое происходит и в единоборствах футболистов.
Каждый игрок старается психологически подавить своего противника. Иногда эта психологическая борьба начинается еще до выхода команд на поле, где-нибудь в тоннеле стадиона, когда знакомые между собою игроки обмениваются приветствиями или перебрасываются, казалось бы, самыми невинными и дружескими шутками.
Только вратари почти свободны от «личных врагов». Каждый же полевой игрок имеет своего «персонального» противника, с которым ему приходится иметь дело, как правило, в течение всей игры, с которым он борется в общем тактическом плане своей команды. Друг другу противостоят две воли, два характера, две индивидуальности. Если «персональный» противник недостаточно знаком или совершенно неизвестен, что бывает очень редко, игроку приходится уже в игре хорошо разведать своего противника. В таких случаях очень важно как можно скорее составить наиболее полное представление об игровых, и в частности морально-волевых, качествах своего противника, чтобы построить тактику единоборства с ним соответственно его индивидуальным особенностям.
Гораздо чаще бывает так, что «персональные» противники отлично знают друг друга и не раз играли один против другого. В этих случаях можно уже заранее решить, какой тактики следует придерживаться в предстоящей игре. Однако противник может неожиданно начать играть по-новому, и тогда игрок будет вынужден перестроиться на ходу.

Таким образом, мы видим, что если игрок в плане общей тактики своей команды имеет определенную и заданную ему игру, то в тактическом поединке со своим «антагонистом» он в значительной мере предоставлен самому себе. И вот тут-то с полной силой начинают действовать морально-волевой фактор и игровая смекалка футболиста.
Мы часто наблюдаем очень любопытное явление, когда один игрок, не уступающий другому ни в технике, ни в остроте тактической выдумки, ни в своих физических качествах, тем не менее не может противостоять невидимой силе своего противника. Этой скрытой силой игрока в большой мере определяется его тактика и успех единоборства с противником. Говоря о волевых качествах игрока, нельзя не вспомнить о Василии Смирнове, известном нападающем команды московского «Динамо» и сборной Москвы, прекратившем играть в 1938 г.
Василий Смирнов был игроком исключительных волевых качеств. Самые грозные и драчливые защитники, обычно «терроризировавшие» нападающих грубой силой и резкостью своей игры, не могли противостоять спокойной уверенности и упрямому напору этого невысокого и легкого игрока. Противник никогда не мог нанести поражения Василию Смирнову в психологическом поединке.
В самой корректной и дружеской игре всегда и обязательно идет скрытая борьба характеров, которую принято называть морально-волевым фактором игры. В нашем современном футболе, где единоборство игроков занимает очень большое место, морально-волевые качества футболиста имеют особенно важное значение. Говоря о тактике единоборства, я остановился на морально-волевом факторе в единоборстве игроков потому, что футболист не должен полагаться только на непроизвольное психическое воздействие на своего противника, а должен сознательно управлять этим невидимым оружием, сделать его тактическим средством борьбы. Нельзя переоценить значения и места единоборства в футбольной игре. Футболист, слабый в единоборстве, не может быть сильным в коллективной игре. Более того, в нашем современном футболе игроки могут осуществлять командную тактику, только выигрывая единоборства у своих противников. Следовательно, тренер должен воспитывать и развивать в своих игроках и каждый футболист в себе все необходимые качества спортсмена-единоборца: тактическую выдумку, атлетическую мощность и разносторонность, полную техническую оснащенность, эмоциональную возбужденность борьбы, т. е. здоровый спортивный азарт, поднимающий все наши психофизические возможности, и, наконец, волю, без которой невозможна никакая борьба.

Все эти разнообразные качества необходимы игроку уже потому, что он может их встретить в своем «персональном» противнике. В современном футболе полевому игроку невозможно спрятаться от непосильного для него противника за спины своих партнеров без ущерба для игры всей команды.  

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...


Сообщение отредактировал vlad-61: 26 April 2017 - 13:32

  • 2

#271 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 26 April 2017 - 14:05

icon-poslovitsy-i-pogovorki.png

 

ЛИСТАЯ ПАМЯТИ СТРАНИЦЫ

 

 

 

 

Борис Аркадьев. Тактика футбольной игры  (продолжение)

 

Вратарь

 

 

Игра вратаря с введением в 1925 г. нового правила «вне игры» претерпела значительные изменения.

Линия «вне игры», т. е. линия последнего игрока в защите, с которой нападающие стартуют на ворота и делают заключительные усилия в своей атаке, значительно приблизилась к воротам. Борьба игроков защиты с нападающими противника территориально приблизилась к вратарю. Вратарь с напряженным вниманием следит за ходом борьбы на поле, за пасами противника, его ударами по воротам, сочетая в своей тактической позиции и технической стойке готовность защищать ворота от мяча и в любой момент выйти в поле для борьбы за мяч. Таким образом, вратарь стоит в воротах не только в готовности броситься за мячом, посланным в ворота, но и на старте для рывка в поле с целью опередить противника и отбить мяч или овладеть им.

Игра в воротах на мяч является основным техническим умением вратаря, а выбор места в воротах в момент их обстрела – основным тактическим навыком вратаря.

Однако только этим ограничиваться нельзя. Вратарь должен уметь играть и в поле.

Особенно важны в современной игре выходы вратаря на высокие мячи, опускающиеся недалеко от ворот, так как, действуя руками, он имеет большое преимущество над противником, играющим головой. При этом чем больше радиус выходов вратаря с целью отбива высоких мячей и перехвата пасов, тем лучше.

Но нерасчетливый выход из ворот, когда вратарь не добирается до мяча и оставляет ворота открытыми, является грубейшей ошибкой.

Вратарь должен действовать быстро, решительно и точно: или остаться в воротах в полной готовности защищать их, или выйти из ворот с точным расчетом успеть к мячу, или хотя бы помешать противнику точно сработать с мячом, если это остается единственным из всех возможных средств в данном игровом эпизоде.

Низкие прострельные пасы противника мимо ворот и пасы вперед на ворота также часто требуют вмешательства вратаря.

Всякая нерешительность и полумера, выражающиеся обычно в том, что вратарь не доходит до мяча, но и не остается в воротах, а беспорядочно мечется в гуще игроков или оказывается на невыгодной позиции на полпути к мячу, очень часто приводят к голу.

Вратарь, не боящийся полевого простора и смело, но расчетливо выходящий из ворот на перехват мячей, значительно усиливает защиту своей команды, являясь как бы ее лишним полевым игроком. Например, при длительной игре у ворот противника вратарь, выдвинувшись вперед, может позволить своим защитникам занять более активные позиции.

Помню давнишний матч «Спартака» с тбилисским «Динамо», в котором вратарь Дорохов работал наподобие «заднего защитника»: он подбирал все мячи за спиной своей полевой защиты и ликвидировал несколько прорывов спартаковца В. Степанова и много «голевых» пасов, данных на выход к воротам, оказываясь неожиданно для противника на сильно выдвинутой вперед позиции.

Также смело начинал в этом отношении и киевский вратарь Трусевич, героически погибший во время оккупации немцами Киева.

К сожалению, оба они сделали неверный вывод из нескольких своих просчетов и «спрятались» в ворота, вместо того чтобы поработать над ликвидацией причин своих ошибок и внести в игру нужные, может быть, умеряющие коррективы.

Сейчас некоторые наши вратари, оказываясь впереди своих ворот в поле, чувствуют себя приблизительно так же, как рыба, выкинутая на сушу.

Игра в поле представляет собой еще далеко не использованные нашими вратарями тактические ресурсы этого амплуа. В этом плане вратарю очень полезно совмещать с игрой в воротах тренировочные игры на месте защитника и играть в баскетбол. Например, вратарю нередко случается единоборствовать с идущим на ворота противником. Оставшись с ним один на один, вратарь должен очень тонко и точно рассчитать момент и место для нападения на противника, с тем чтобы если не отнять мяч, то, во всяком случае, заставить противника сработать с мячом неточно или потерять время и удобную позицию для посыла мяча в сетку ворот.

Все это требует специальной полевой тренировки вратаря.

Я не могу назвать ни одного из играющих сейчас вратарей, который владел бы в полной мере тактическим искусством игры на выходах в поле. В этом отношении нашим вратарям еще предстоит много поработать над собой. Кроме всего сказанного, вратарь должен хорошо ориентироваться в том, что делается на поле. Именно вратарь может и должен руководить своими игроками защиты в моменты их растерянности или увлечения игрой, ибо кому, как не вратарю, увидеть с его последней позиции, откуда и от кого грозит опасность гола. Даже центральный защитник, руководящий игрой впереди себя, хозяин защиты, должен подчиняться указаниям вратаря как игрока, играющего сзади него.

И в этом отношении большинству наших вратарей необходимо поднять свою игровую квалификацию.

Однако неверно было бы думать, что игра вратаря ограничивается одной защитой ворот. Не нужно забывать, что вратарю за каждый матч приходится по нескольку десятков раз посылать мяч в поле. Естественно, что если все эти двадцать или тридцать мячей получат его партнеры и начнут организованное наступление, это не сможет не оказать влияния на весь ход игры.

При этом не всегда необходимо посылать мяч на максимальную дистанцию удара ногой, так как далекий посыл мяча, как правило, дает время противнику успеть к мячу и начать за него борьбу.

Вратарь должен уметь отдавать мячи и ногой и рукой партнерам, находящимся на удобной позиции и на своей половине поля. Таким образом и вратарь включится в наступательные усилия команды.

Нашими лучшими вратарями я считаю Алексея Хомича, Анатолия Акимова, Владимира Никанорова, Леонида Иванова и В. Маргания. Хорошо начинают играть В. Чернышев и В. Чанов.

 

Центральный защитник

 

 

Центральный защитник занимает ключевую позицию в защите ворот.

Он должен не только играть сам и своей игрой увязывать работу партнеров по обороне, но и руководить ими. Его позиционный стандарт – это игра в центре задней линии защиты перед воротами, не впереди и не сзади партнеров, а приблизительно на одной линии с ними, что обеспечивает всем троим взаимную помощь и страховку. Центральный защитник – наиболее позиционно играющий игрок защиты, он обязан всегда быть последним игроком, с которым встречается угрожающий воротам противник. Иначе говоря, центральный защитник обязан атаковать любого из игроков противника, непосредственно угрожающего воротам, если этого не делают его партнеры, и вместе с тем никогда не выпадать из системы взаимной страховки с крайними защитниками на последних рубежах обороны. Центральный защитник должен субъективно чувствовать свою игру так, как будто бы он остался единственным и последним игроком защиты против пятерки нападающих противника.

Тактическое мастерство центрального защитника заключается в том, чтобы понимать, когда нужно закрывать, т. е. держать атакующего противника, и когда нужно играть на зоне.

Нередко молодые игроки, явно желая получить рецепт, по которому можно было бы сразу хорошо играть, спрашивают меня, где должен стоять центральный защитник в той или иной игровой ситуации.

На это я обычно отвечаю: «Чувствуйте себя обязанным быть последним игроком команды, с которым должен встретиться любой игрок противника, угрожающий вашим воротам голом. Совместите эту нравственную нагрузку с желанием добраться в игре, конечно без просчетов, до наибольшего количества мячей. Тогда ваша позиция в любой игровой момент матча будет правильной».

Как правило, центральный защитник играет против центрального нападающего противника.

Если центральный нападающий играет впереди и по центру, тактическая задача для центрального защитника легка и сводится в основном к единоборству с ним, протекающему на его зоне игры.

Если же центральный нападающий играет широко по краям и сзади, игра центрального защитника значительно усложняется.

В этом случае он должен оставаться на своей стандартной позиции и играть против всякого, кто окажется в его зоне с мячом, или на позиции, удобной для получения мяча и обстрела ворот. Однако он должен направлять кого-то из своих партнеров (защитника или полузащитника) на– центрального нападающего, играющего вне зоны его защитной работы.

Дело в том, что расстановка игроков задней линии защиты с выдвинувшимся вперед центральным защитником в форме треугольника вершиной вперед является грубой тактической ошибкой, позволяющей атаке противника внезапно возникнуть за его спиной. Полусредние и крайние нападающие противника при такой расстановке игроков защиты, естественно, будут делать непрерывные попытки оторваться от своих «держателей» и выскочить без мяча к воротам, за спину центрального защитника (не рискуя при этом попасть в положение «вне игры»), с тем чтобы тут же получить мяч от своих партнеров и послать его в ворота.

И стоит только одному из игроков защитных линий, т. е. крайнему защитнику или полузащитнику, прозевать своего подопечного или отстать от него на 1–2 м, а противнику вовремя дать пас, как возникает голевой момент при полной выключенности из игры центрального защитника.

Центральный защитник должен так выбирать себе место на поле, чтобы всю атаку противника от начала до конца иметь перед собой.

Если же центральный нападающий противника начинает атаку сзади вместе со своими полусредними, как это у нас часто практикуется, а крайние нападающие (или один из них) остаются несколько впереди, центральный защитник не имеет права один уйти вперед для игры против центрального нападающего и оставить без помощи и страховки своих защитников. Он должен вместе с ними продвинуться вперед, с тем чтобы угрозой поставить противника в положение «вне игры», отодвинуть назад крайних нападающих и этим получить возможность самому приблизиться к центру нападения противника, не выходя из задней линии защиты вперед, т. е. не ломая ее боевого порядка.

Многие наши центральные защитники предпочитали в таких случаях, даже при условии ухода назад и крайних нападающих противника, оставаться в бездействии в глубоком тылу.

Возникало построение задней линии защиты с центральным защитником, стоящим много глубже своих крайних партнеров.

Объясняется это тем обстоятельством, что большинство наших центральных защитников до последнего времени были игроками «великовозрастными» и, естественно, не доверяли своим скоростным возможностям.

Позиционное построение защиты с центральным защитником сзади крайних (треугольником, вершиной назад) так же неверно, как и с центральным защитником, выдвинутым вперед, хотя казалось бы, что оно и не грозит неожиданными опасностями для ворот.

Тактической слабостью такой позиции является то, что двум полузащитникам приходится очень много играть (и уже без помощи центрального защитника) против трех нападающих противника (двух полусредних и центрального), и те втроем легко обыгрывают их в пас и прочно держат мяч.

Таким образом, инициатива игры на подступах к штрафной площади отдается противнику, что создает систематический нажим с его стороны, если и не чреватый острыми моментами у ворот, то устойчивый и выматывающий полузащитников.

К тому же нападающие противника при таком расположении защитников смогут выводить без мяча по флангам за спину крайних защитников, не попадая при этом в положение «вне игры», что даст противнику возможность легких проходов вперед по краям поля.

И наконец, если центральный нападающий выйдет вперед на игру «грудь в грудь» с центральным защитником, то последний окажется лишенным помощи своих партнеров, т. е. страховки его крайними защитниками.

Таким образом, самым правильным расположением центрального защитника является его позиция в одной приблизительно линии с крайними защитниками.

В такой игре центральный защитник, оставаясь сзади в одной линии с крайними защитниками, но свободными от борьбы с центральным нападающим, должен ловить моменты, чтобы включиться в борьбу двух своих полузащитников с центральной тройкой нападающих противника. Эти неожиданные броски вперед на центрального нападающего или его партнеров должны быть строго рассчитаны и обязательно достигать цели.

Если же центральный нападающий для начала атаки уходит очень глубоко назад, к своей штрафной площади, против него начинают играть уже нападающие.

Следовательно, игра центрального защитника против центрального нападающего, играющего сзади в линии полусредних, должна заключаться не в систематическом его держании, а в неожиданных бросках и перехватах адресованных ему мячей.

Все сказанное в равной мере относится и к тем случаям, когда центральный нападающий играет где-то сзади на фланге втроем со своими крайним и полусредним нападающими против крайнего защитника и полузащитника.

Однако на выходах вперед по краю центрального нападающего его, как правило, должен преследовать и атаковать сам центральный защитник.

Техническое удобство старта вперед и разгруженность от непрерывного держания и преследования уходящего глубоко назад центрального нападающего дают в такой игре в виде компенсации за простои большую оперативную свободу действия и возможность внимательного обзора поля.

Чем быстрее, подвижнее и внимательнее центральный защитник, тем больше радиус его действия, тем шире зона его игры, тем больше в его игре будет держания игрока и меньше позиции.

Центральный защитник не должен забывать, что, пока он держится на свободной зоне, его четыре партнера играют против пяти нападающих, т. е. борются с численно превосходящими силами противника. Однако, если хоть один из игроков защитных линий медлителен и невнимателен и может прозевать «выскок» своего подопечного на мяч или на «голевую» позицию для получения мяча, игра центрального защитника преимущественно на зоне уже оправдывает себя.

Таким образом, чем лучше четыре полевых партнера центрального защитника будут держать своих подопечных, тем на большем радиусе от своих ворот он будет иметь возможность держать и своего подопечного, т. е. центрального нападающего, и тем проще и эффективнее будет общая тактика защиты ворот.

В качестве добавочного средства борьбы с противником центральный защитник (как, впрочем, и крайние защитники) имеет возможность ставить атакующих игроков в положение «вне игры». Это делается посредством внезапных выходов вперед раньше, чем противнику пошлют мяч, с тем чтобы оставить его (противника) сзади. Однако для этого требуется четкая согласованность в работе игроков защитных линий и… хорошее судейство.

Атакуя противника с мячом, центральный защитник должен помнить, что он последний игрок перед своими воротами.

Центральному защитнику лучше лишний раз не напасть на игрока, чем пролететь мимо и оказаться за его спиной. Если же он точно рассчитал и твердо уверен, что успеет к мячу раньше противника, он должен решительно идти на мяч, хотя бы на край поля или за центр, не смущаясь глубиной своей вылазки, и быстро вернуться на исходную позицию.

Овладев мячом или получив возможность ударить мяч вперед без борьбы с противником, центральный защитник должен стараться адресовать все свои мячи партнерам. Слишком много мячей за матч посылает вперед центральный защитник, чтобы не использовать этот момент для перехода команды от защиты к организованному наступлению.

Несмотря на свою, казалось бы, сугубо защитную функцию, центральный защитник по своей позиции на середине своей половины поля имеет большие возможности организовывать и начинать наступление своей команды точной отдачей мяча нападающим и выводом на пас полузащитников вперед на середину поля.

Если центральный защитник играет спокойно и «видит поле», то при хорошей игровой технике его вклад в наступательные усилия команды может быть очень велик. В этом отношении лучше других играет центральный защитник ЦДКА Иван Кочетков.

Но ничто в работе центрального защитника, даже держание игрока, не должно отвлекать его от игры в общем плане безопасности ворот. Если у него отсутствует мгновенная и верная оценка всей игровой ситуации в целом, он плохой тактик и не может играть на таком ответственном месте, как центральный защитник.

Сильнейшими центральными защитниками в нашем футболе являются Леонид Соловьев из московского «Динамо» и Иван Кочетков из ЦДКА, играющие оба в красивой технической манере. В тактическом отношении я отдаю предпочтение Соловьеву, играющему «строже» Кочеткова. Хорошо играют молодые игроки Н. Дзяпшипа из тбилисского «Динамо» и К. Крижевский из команды ВВС, хорошо начинают играть Г. Дуганов из московского «Торпедо» и А. Башашкин из ЦДКА.

Многим тренерам и игрокам установившаяся у нас тактика игры центрального защитника представляется неразрешимой проблемой в нашей системе игры.

И действительно, после того как центральный нападающий ушел для начала атаки в глубину поля, а центральный защитник остался стоять на зоне, создалось впечатление, что игрок зашиты как будто совсем не ответил на новую тактику нападающего.

В действительности это не так. При этом ключ к решению задачи надеются найти в каком-то возможном ответном изменении тактики игры центрального защитника.

Это ошибочное суждение основывается на том, что сетующие на свободу действия центрального нападающего противника забывают, что такими же «благами» пользуется и их центральный нападающий и что за дарованную центральному нападающему свободу и сам центральный защитник освободился в значительной мере от изнурительной обязанности держать и преследовать противника.

Этим самым центральный защитник приобрел возможность широкого и внимательного обзора поля, спокойного и расчетливого выбора позиции и сохранения в игре физической свежести, а значит, и быстроты для эпизодических схваток с противником. Таким образом, компенсация хотя и не полная, но все же имеется.

А то обстоятельство, что все команды при новой тактике игры центральных нападающих стали сильнее атаковать друг друга и игра стала более обоюдоострой, следует только приветствовать, тем более что достигнуто это не авантюрой безответственного наступления, а естественным ходом тактического развития игры.

Более того, я не вижу достаточных оснований к тому, чтобы предполагать возможность какого-то существенного изменения тактики игры центрального защитника, и считаю общепринятую у нас игру центрального защитника единственно правильной в условиях действующих в настоящее время правил игры.

 

Крайние защитники

 

С того времени, как держание игрока получило в нашем футболе право гражданства, игра крайних защитников значительно изменилась. В отличие от тактики собранной тройки в задней линии защиты, которой придерживается сейчас большинство зарубежных команд, наши защитники играют шире, так как закрывание крайних нападающих крайними защитниками естественно растягивает всю линию защиты, а при атаке противника широким фронтом – почти на всю ширину поля. Позиционно игра крайних защитников протекает в одной линии с центральным защитником, но тактически сильно отличается от его игры. Прежде всего игра крайнего защитника тактически труднее игры центрального защитника, несмотря на то, что последняя ответственность лежит наибольшей тяжестью на центральном защитнике и его игра является ключом ко всей системе командной обороны.

Но дело в том, что, играя перед своими воротами, центральный защитник, на худой конец, может ограничиться только позиционной игрой на зоне, при которой ему не нужно будет искать своих противников, так как они сами к нему придут по пути к воротам. Это, конечно, не лучшая тактика центрального защитника, но в случаях тактической неясности на поле это простой и верный выход из положения; он хорош хотя бы тем, что не выключает игрока из игры в моменты атак ворот.

Крайний защитник не может ограничиться одной позиционной игрой. Он не может оставаться на своей стандартной позиции независимо от игры противника, так как рискует остаться бездейственным в тот момент, когда в его ворота будут забивать голы.

Крыло его противника, крайний нападающий и полусредний, может уйти с его фланга и действовать в центре и на другом фланге, давая тем своим партнерам численный перевес.

Оставаясь на опустевшем фланге, крайний защитник, по существу, отсутствует в игре. Он должен найти работу в другом месте поля или новую тактически осмысленную позицию, иначе атака пройдет мимо него, чего не может случиться с центральным защитником на его стандартной позиции.

Играть же только на держание игрока крайний защитник, как и его партнеры по защите, не имеет права уже потому, что в этом случае противник будет его «таскать» за собой туда, куда захочет, и держать его при себе там, где это ему выгодно, лишая других игроков защиты его помощи и страховки.

Игра крайнего защитника заключает в себе две основные, одинаково важные тактические задачи: закрыть крайнего нападающего противника и вместе с тем помогать центральному защитнику и другим игрокам защиты и страховать их. Например, при атаке противника с одного из флангов крайний защитник с противоположного фланга должен переместиться в направлении ожидаемой подачи, т. е. к центральному защитнику, с тем чтобы ему помочь и подстраховать его в случае подачи мяча в центр и борьбы за мяч перед воротами. Крайний защитник может, а обычно и должен, оказаться при этом несколько сзади центрального защитника.

Вообще, при назревающей по ходу игры длинной навесной подаче и при высоко-далеких мячах на ворота по свистку судьи (включая и угловые, когда мяч относительно долго «висит» в воздухе) защитнику не следует «впритирку» бегать за подопечным; в таких случаях защитнику нужно занять позицию, с которой ему на определенном участке поля было бы удобнее, чем противнику, сыграть на мяч, и, как правило, с разбега.

Но обычно больше, чем в половине всех игровых положений, крайнему защитнику приходится четко держать крайнего нападающего, и его позиция (в гораздо большей мере, чем позиция центрального нападающего) определяется поведением его подопечного нападающего.

Вся тактическая трудность игры крайнего защитника и заключается в ежеминутной, быстрой и обязательной перестройке своей игры – с зональной на держание игрока и наоборот.

Вместе с тем крайний защитник должен четко руководить своим однофланговым полузащитником в «разборе» игроков крыла нападения противника. Он может послать полузащитника на крайнего нападающего, а сам взять на себя полусреднего, если это по игровой обстановке будет удобнее.

Во всяком случае, крайний защитник должен играть против того игрока из крыла нападения противника, который устойчиво играет впереди другого, значит, и ближе к воротам защитника.

Не нужно забывать, что крайний защитник не должен безучастно относиться даже к голам, забиваемым с другого фланга, и обязан в любой критический момент у своих ворот найти какую-то возможность принять участие в их защите.

И если последним препятствием противник встречает обычно все же центрального защитника, то только в силу преимущества его позиции в этом отношении.

Большие тактические затруднения доставляет крайнему защитнику систематический уход крайнего нападающего в свой тыл вместе со своим полусредним. Не преследовать его – значит давать ему свободно начинать атаку со своей половины поля и вдвоем с полусредним нападающим пасом обыгрывать одного полузащитника и идти вперед. Пойти за крайним нападающим, покинув заднюю линию, – это значит при оставшихся впереди других нападающих противника и быстром перебросе им мяча остаться сзади и не успеть вернуться в защиту.

В этих тактических ситуациях крайний защитник должен проявить тонкое понимание игры. Если он на основании всего поведения противников твердо убежден в том, что их атака завязывается именно на фланге отступившего назад крайнего нападающего и через него, он может делать далекие вылазки вперед, чтобы не давать тому овладевать мячом. Если же выходить вперед по общей обстановке опасно и противник именно на это и вызывает крайнего защитника, последний может оставить своего полузащитника на половине противника сыграть против двоих нападающих, поскольку это еще не грозит опасностью воротам. В таких случаях полузащитнику должны помочь нападающие.

Когда же крайнему защитнику приходится вплотную закрывать крайнего нападающего, он и тут не смеет ни на секунду выпасть из игры в общем плане безопасности ворот.

Когда у крайнего защитника не хватает этого ощущения общей борьбы, он плохой защитник.

Игру крайнего защитника труднее, чем игру любого другого игрока команды, уложить в какие-то правила для «заочного обучения».

Крайнему защитнику, как, впрочем, и центральному защитнику, а особенно вратарю, часто приходится действовать по мгновенному впечатлению от возникшей игровой ситуации, только по первому побуждению, но не потому, что оно всегда безошибочно, а потому, что иначе уже будет поздно.

Наступательная функция крайнего защитника проявляется прежде всего в адресованных посылах мяча своим партнерам, а иногда и в «подтаскивании» мяча по свободному флангу вперед и, наконец, в занятии активных позиций при атаке своих нападающих.

Оказавшись с мячом на половине противника, крайний защитник должен найти возможность дать длинный пас своим партнерам, так как короткая отдача в случае ее перехвата противником или следующей за отдачей потери мяча партнером не дает времени защитнику вернуться назад.

Физическими качествами крайнего защитника, обеспечивающими его тактическую роль в команде, являются быстрота, сила и выносливость, т. е. весь комплекс атлетических качеств, соединенный со спортивной азартностью в борьбе за мяч, и вместе с тем спокойствие, быстрота ориентировки, решительность, предприимчивость и самоотверженность. Крайний защитник должен быть игроком боевых качеств, большой ответственности и строгой тактической дисциплины. Крайние защитники – наиболее дефицитная категория игроков в нашем футболе.

 

Полузащитники

 

Тактическая игра полузащитника в его защитной, т. е. основной, функции намного определеннее и яснее игры защитников. Она может быть схематизирована и уложена в твердые и относительно несложные правила. Тактический минимум, на котором можно очень полезно играть полузащитника, невелик. И вместе с тем только роль полузащитника позволяет футболисту использовать и развернуть все свои игровые способности, как бы они ни были разнообразны. Не случайно, что такие разные по специально игровым и прочим качествам футболисты, как Е. Елисеев и Н. Палыска, К. Рязанцев и Г. Гагуа, В. Блинков и А. Виноградов, могли и могут полезно играть полузащитника.

К этому несколько парадоксальному заключению я пришел на основании своего тренерского опыта и постараюсь в дальнейшем рассеять недоумение читателей. А пока оговорюсь, что это совсем не значит, что роль полузащитника можно поручать неудавшимся нападающим или даже защитникам и что полузащитника играть вообще легко.

И то обстоятельство, что сильных полузащитников у нас очень немного, уже опровергает это ошибочное мнение.

Полузащитники так же дефицитны, как и крайние защитники. Это косвенно говорит об их «кровном родстве».

С этого я и хочу начать.

Полузащитник – это прежде всего защитник передней линии. Это основное, что должен усвоить игрок, выбирающий себе это место.

Если атакуют пять нападающих, то и защитников должно быть пять как минимум.

Логика тактического развития игра привела к количественному равенству игроков защиты и нападения. Никакая универсализация игроков, расширение и смешение их тактического амплуа не опровергают этого положения.

Только условия игры против нападающих «второй линии», т. е. полусредних, позволяют полузащитникам быть непосредственным тылом своего нападения, точно отдавать мячи короткими пасами и включаться в атаку.

Но все то, что полузащитник делает для атаки, он должен делать «на досуге» от своей защитной работы, а не за счет ее.

Тактический стандарт игры полузащитника таков: во время атаки противника он должен обязательно быть в системе зашиты ворот, закрывая, т. е. держа, одного из нападающих (как правило, полусреднего). При атаке своей команды полузащитник должен выйти вперед на среднюю треть поля, оставив своего подопечного игрока сзади, на дистанции, позволяющей ему успеть вернуться в защиту в случае внезапной атаки противника и вместе с тем перехватывать длинные пасы, адресованные его подопечному нападающему, и подбирать все недалекие мячи отбивающейся защиты противника.

Такая позиция во время атаки своего нападения является прямым продолжением его защитной работы во время наступления противника, так как полузащитник, вышедший вперед на «пустоту» поля, возникшую за спиной его нападающих, занимает наиболее выгодную позицию, с которой он мешает им получать мячи от своей защиты.

Дело в том, что большинство мячей, отбиваемых защитой под натиском нападения, не бывает «сделано» полноценными, сильными, далекими и точными ударами. Очень много мячей при этом отбивается головой. Таким образом, находясь во время атаки своей команды на позиции несколько впереди своего подопечного, полузащитник к большинству мячей от защиты противника будет успевать раньше его и будет выполнять свою защитную функцию на такой позиции с наибольшим эффектом.

Два полузащитника, занявшие позицию при атаке своего нападения впереди нападающих противника, создают блокаду последних и тыл для своих.

Только как следствие этой позиции, имеющей прежде всего защитный смысл, возникает возможность для полузащитников помогать в наступлении своим нападающим и нападать самим.

Воспринимать субъективно свою игру впереди как прямое продолжение защитной работы очень важно для полузащитника, так как это гарантирует его от увлечения излишней «агрессией» и опасных позиционных ошибок.

Таким образом, первой и прямой обязанностью полузащитника является закрытие, т. е. держание, полусреднего нападающего, которого он может оставить лишь в случае необходимости помочь своему партнеру по защите, когда другой нападающий противника грозит забить мяч.

Выключение из игры полусредних противника имеет очень большое тактическое значение, так как этим сразу нарушается связь и взаимодействие центрального нападающего с крайними, остающимися в изоляции, и дезорганизуется игра всего нападения противника в целом.

В тех же случаях, когда опекаемый полусредний не пошел в атаку вместе со всем своим нападением, а остался глубоко сзади, полузащитник обязан его оставить и пойти в защиту на помощь и страховку партнеров и с целью создания численного перевеса своей защиты над нападением противника.

Но в этих случаях, работая в защите, он обязан внимательно следить за оставленным противником и не дать ему внезапно вклиниться в атаку.

Полузащитник не должен нападать на полузащитника противника, если тот «тащит» мяч, приближаясь к штрафной площади. Он должен отступать перед ним и обманными движениями броска на него задерживать его продвижение вперед, с тем чтобы выиграть время и дать этим возможность одному из своих нападающих, обычно полусреднему, его догнать.

Только в том случае, когда полузащитник противника грозит приблизиться к воротам на дистанцию опасного обстрела их, полузащитник должен на него напасть. Таким образом, полузащитник обязан всегда быть в защите, когда атакует противник, и в частности закрывать полусреднего, и выходить вперед при атаке своего нападения для блокады нападающих противника и для «питания» мячами своих нападающих.

Вообще говоря, можно этим и ограничиться и играть полезно, соблюдая только эти три простых тактических правила.

Однако практически в игре все это делается не так просто. Дело в том, что полузащитник может гораздо настойчивее держать своего подопечного, чем защитник, но и он в критические моменты у своих ворот должен сыграть в плане непосредственной защиты ворот против любого противника.

При атаке своей команды полузащитник должен очень осторожно и расчетливо выходить вперед, с тем чтобы, блокируя за своей спиной нападающих противника и «питая» мячами своих нападающих, т. е. создавая им необходимый тыл, всегда успеть уйти в защиту при внезапном высоко-далеком отбое мяча защитой противника.

Обычная наступательная функция полузащитников заключается в «питании» своих нападающих мячами и использовании всякого случая обстрелять ворота противника с «рентабельной» дистанции.

Полузащитник не должен забывать, что неожиданный удар по воротам из-за штрафной площади сквозь кучу игроков, закрывающих вратарю поле зрения, может закончиться голом, тем более что, задев кого-нибудь, мяч может переменить направление и обмануть вратаря.

Пас полузащитника с его почти центральной позиции на поле очень разнообразен.

Полузащитник должен видеть всех своих партнеров вокруг себя и по игровой ситуации сыграть с любым из них: и назад с защитником, и в сторону с другим полузащитником, и вперед «веером» со всеми нападающими от одного крайнего нападающего до другого. Например, при широком тактическом кругозоре, т. е. видимости всего поля в игре, полузащитник после ряда пасов соседям может внезапно применить длинный перекидной пас оставленному вдалеке незакрытым своему дальнему крайнему нападающему или другому партнеру.

Чем разнообразнее пас полузащитника, тем труднее играть защите противника.

При этом полузащитник должен обладать тонким чувством момента для выдачи мяча своим нападающим, без чего его пасы никогда не будут полезны.

Полузащитник должен иметь и остроумную игровую выдумку, иначе его очевидные ходы мячом будут легко разгадываться защитой противника.

Например, бывают очень неожиданные отдачи мяча полузащитником в направлении, противоположном движению мяча игроков (включая самого полузащитника).

Полузащитник должен хорошо разбираться, когда мяч нужно отдать сразу, «в одно касание», и когда его нужно придержать.

Полузащитники – основные «держатели» мяча на середине поля, а овладеть серединой поля – это значит овладеть инициативой игры.

Полузащитник, овладевший мячом на своей трети поля, часто имеет перед собой свободной всю середину поля. В эти моменты иногда он не имеет возможности для точной отдачи мяча своим нападающим, и самым выгодным тогда является быстрый гон мяча по свободному полю, дающий возможность острого продолжения игры.

Дело в том, что если полузащитник «потащит» мяч медленно, он подстрекнет нападающего противника на преследование, причем, естественно, возможности отдачи мяча с нападающим «на пятках» и защитой противника на своих местах будут не наилучшими. Но стоит полузащитнику быстро погнать мяч и выйти вперед, как он почти обязательно вытянет на себя игрока из защиты противника и сразу же получит возможность острой отдачи мяча освободившемуся нападающему.

Если же противники предпочтут пятиться назад, закрывая нападающих, полузащитник успеет продвинуться еще дальше уже для удара по воротам.

Но часто, при позиционно неверной и невнимательной игре защиты противника, возникают возможности продольной и длинной острой отдачи и из своей половины поля.

Эти возможности полузащитник, занятый мячом, ни в каком случае не должен упускать, но обычно они возникают как результат каких-то предварительных «ходов» на середине поля.

Поэтому-то и важно овладеть серединой поля, чего полузащитники должны добиваться совместно с одним, а обычно с обоими своими полусредними, так как, повторяю, овладеть серединой поля – это значит овладеть инициативой игры, стать ее хозяином.

Однако в нашем футболе за последние годы определилась тенденция увеличивать наступательную силу команды за счет включения полузащитников в непосредственную атаку ворот. Полузащитники уже не ограничиваются подыгрыванием своему нападению, а сами с мячом (или без мяча для приема паса) выходят в переднюю линию атаки для обстрела ворот противника и для последней «голевой» отдачи мяча. Например, очень часто полузащитнику представляется возможность выйти с мячом или без мяча на опустевший край поля, покинутый защитником противника, преследующий ушедшего в центр крайнего нападающего. При этом он может получить пас как по своему краю, так и перекидкой с противоположного края.

Не менее часто полузащитнику представляется возможность «тащить» мяч вперед на ворота, имея перед собой на пути к ним своих же нападающих и игроков защиты противника. При этом, если полузащитник приблизится к ним слишком близко, т. е. «подожмет» своих нападающих, возможности для отдачи мяча своим игрокам значительно ухудшатся, так как нападающие уже прекратят движение вперед и, упершись в линию «вне игры», будут ждать пас, стоя на месте. В таких случаях нападающие выражают справедливые претензии полузащитнику по поводу того, что он их «поджимает» и не дает вовремя пас.

Однако в тех случаях, когда игроки защиты противника слишком упорствуют в держании нападающих, последние имеют интересную возможность из этого, казалось бы, испорченного положения создать острый «голевой» момент. Нападающие могут расступиться в стороны перед идущим на них с мячом полузащитником, якобы отрываясь от игроков защиты для получения от него мяча, и, увлекая этим за собой слишком ревностно держащих их противников, тем самым открыть своему полузащитнику коридор на ворота.

Но выходить вперед в атаку с мячом полузащитник может лишь в том случае, если он вполне уверен, что успеет ударить по воротам или отдать партнеру мяч.

Полузащитник может открываться вперед и без мяча, если ему вполне обеспечена отдача мяча, т. е. при условии, что партнер полузащитника его видит и вполне контролирует мяч (владеет им) и имеет техническую возможность точного паса.

Но в этих случаях необходимо все же, чтобы сзади оставался заменяющий полузащитника нападающий (обычно полусредний), что, однако, нисколько не снимает с полузащитника обязанности быстро вернуться в защиту своих ворот во время атаки противника, и эту обязанность он не имеет права никому передоверить.

Полузащитник, избегающий хотя бы иногда играть в защите (во время атаки противника), – неполноценный игрок. Ему не может быть места в команде, претендующей на серьезный турнирный успех.

Полузащитник, который чувствует себя на поле игроком без определенных обязанностей и понимает термин «полузащитник» [2]как указание на его некоторую свободу от твердых защитных обязанностей, обычно бывает плохо подготовленным физически или просто ленивым игроком, не воспитавшим в себе ни воли, ни вкуса к физическому напряжению.

Тактическое содержание игры полузащитника требует большого и разностороннего мастерства. Он должен совмещать в себе техническое умение всех полевых игроков команды.

Как основной держатель мяча и боец за середину поля, т. е. за инициативу игры, он должен уметь использовать обводку как средство держания мяча.

Полузащитник, как игрок дальнего действия, играющий по всему полю, должен быть быстрым, выносливым, владеть техникой экономичного 800-метрового «аллюра» для широких и непрерывных тактических передвижений, сохраняя в полной мере возможность скоростного старта и рывка.

Полузащитник должен быть инициативным и изобретательным тактиком с широким зрительным охватом поля в игре и вместе с тем внимательным держателем своего подопечного игрока.

Наши лучшие полузащитники обладают в достаточной мере всеми этими качествами, хотя их техника, как и большинства наших футболистов, оставляет еще желать лучшего.

Таким образом, мы убедились, что при относительно простом тактическом стандарте, а главное, легко усваиваемом тактическом минимуме игры объем и значение работы полузащитников в команде очень велики.

Если раньше говорили, что сила команды определяется силой ее трех полузащитников, то это положение и теперь, при двух полузащитниках, сохраняет свою истинность.

По этому поводу уместно вспомнить, как слабо провели московские динамовцы ряд матчей в сезоне 1947 г., когда на поле в их рядах не было Всеволода Блинкова. Из наших молодых полузащитников следует отметить И. Нетто из «Спартака» и М. Родина из ЦДКА.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...


Сообщение отредактировал vlad-61: 26 April 2017 - 14:11

  • 1

#272 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 26 April 2017 - 16:12

Да, очень многое из написанного маэстро мы и на секунду не видим на поле.

А ведь, как всё доходчиво и классически расписано...

 

Но разве кого-нибудь из футбольных школяров можно заставить прочесть сей труд?

Да я просто уверен, что и не каждый детский тренер читывал...

Точно, как и не каждый мальчишка футбольный знает, кто такой Аркадьев...


Сообщение отредактировал vlad-61: 26 April 2017 - 16:13

  • 1

#273 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 12 May 2017 - 11:08

sterh1-09-svitok.jpg

 

 

Обратный отсчет. Каким был футбол до Второй мировой войны

 

 

Большой спорт в наши дни считается заменой войны. Восемьдесят лет назад футбольные матчи стали предвестниками трагедии. Еженедельник «Футбол» — о том, какой была игра национальных сборных перед Второй мировой войной.

 

c7a63ce3adcadd42faedba42e34b9fd7.jpg

 

1933 год

 

Май. Рим

До войны шесть с лишним лет

 

Англия перед 50 000 зрителей главного столичного стадиона играет с Италией. В качестве тренера английская Футбольная ассоциация выбрала знаменитого наставника лондонского «Арсенала» Герберта Чепмена, с которым сборная Англии успеет сыграть только два раза: в январе 1934 года великий футбольный новатор 1920-1930-х годов скоропостижно уйдет из жизни. У англичан в Риме была обширная культурная программа, в которую входили две встречи — с папой римским Пием XI и с вождем итальянской нации Бенито Муссолини.

Муссолини футбол не любил. Дуче нравилось все, что связано с древним имперским Римом, а там людям было не до футбола. Но Муссолини вовремя понял, что структура зрелищ за 20 веков поменялась, и теперь именно футбол стал магнитом, притягивающим широкие массы, на которые вождю следует опираться. План светлого будущего прост: тотальная тирания и футболизация всей страны. И лидер нации и фашистской партии Италии стал строить стадионы и тренировочные базы. И правильно сделал — именно на футбольных полях Муссолини завладеет миром и безоговорочно опередит Гитлера.

Муссолини старался с чисто древнеримским размахом. И с каждым новым стадионом становился ближе к народу. Если сегодня в названии некоторых стадионов прописывается имя спонсора, то в Италии 1930-х годов название стадиона обогащалось именем главной партии страны: Stadio Nazionale del Partio Nazionale Fascista. Звучало, конечно же, гораздо ярче, чем Колизей — тоже, кстати, 50-тысячный. Но мало построить стадионы, надо еще найти выдающегося тренера – и в этом Муссолини откровенно везет: именно к тому времени созрел тренерский талант Витторио Поццо, подсмотревшего за время стажировки в Лондоне и Манчестере, как надо играть в футбол. Кроме того, параллельно с политическим восхождением Муссолини на футбольный итальянский олимп восходит талантливый английский тренер Уильям Гарбатт, два года подряд выигрывавший титул чемпиона Италии с командой «Дженоа» и помогавший Витторио Поццо готовить итальянскую сборную для Олимпиады 1924 года.

Итак, Поццо против Чепмена, Италия против Англии. На матч, конечно же, пришел Муссолини. Дуче сидел на центральной трибуне в профиль к народу с высоко поднятым подбородком – именно так он становился похожим на Нерона. Во-первых, потому что в профиль все мы немножко похожи на Нерона, а во-вторых – потому что профиль римских императоров печатался на монетах, сохранившихся до дня образования национальной фашистской партии. Держать голову с высоко поднятым подбородком нелегко, а тут еще в середине первого тайма защитник англичан Эдди Хэпгуд, прерывая опасный прострел, выбил мяч, который взметнулся к центральной трибуне и угодил прямиком в вождя нации. Вторая мировая война могла начаться сразу же после этого, но Муссолини не хотел большой войны. Он знал, что у любого политического лидера всегда есть другой, резервный, профиль. Дали в один профиль – подставь народу другой, что Дуче и сделал. В данном положении головы был только один недостаток: не видно футбольного поля. Но для политика это далеко не самое главное. Гораздо важнее смотреть по сторонам – не готовится ли очередной заговор. Ведь если для Нерона подавление восстаний было делом техники, то Муссолини сильно нервничал по этому поводу.

 

Его действительно постоянно хотели убить, и все время неудачно – уровень исполнителей был крайне низким. А вот на поле в тот день были, напротив, мастера высочайшего уровня, игравшие на безумных скоростях на фоне ослепительного солнца. На гол Феррари англичане ответили результативным выпадом Бастина, и команды разошлись миром – до войны было еще шесть с лишним лет.

d927f843a9a022d66ee7815675948125.jpg

1934 год

 

Июнь. Рим

До войны пять лет и три месяца

 

Муссолини проводит чемпионат мира 1934 года у себя в Италии. Мир должен был увидеть, как хорошо в стране итальянской жить, и понять, что итальянское – значит самое лучшее, в том числе и на футбольном поле. Энергия вождя была неистовой, а его харизма поглотила даже арбитров. Непонятно, говорили приехавшие репортеры, кто организовывал турнир — ФИФА или дуче.

Муссолини потребовал назначить на полуфинальный матч Италия – Австрия шведского судью Ивана Эклинда. Кому-то не нравится? Резких возражений не было. Дуче приглашает Эклинда на товарищеский ужин. В финальном матче, в котором итальянцам противостояла Чехословакия, со свистком на газон вышел все тот же молодой швед Иван Эклинд. А перед этим его по сложившейся уже в Риме традиции пригласили на центральную трибуну на приветственный коктейль от дуче. О чем говорили? Предположительно о Микеланджело. Через полтора часа Италия стала чемпионом мира. Аудитория скандировала: «Дуче, дуче!» Итальянский народ к обожествлению готов. Величие Муссолини стало необъятным.

6a4c04448cd0e1ebe59c31686ee8879d.jpg

1934 год

 

Ноябрь. Лондон. Битва на «Хайбери»

До войны меньше пяти лет

 

В январе от воспаления легких умирает Герберт Чепмен, а через 11 месяцев на стадион, где играл его лондонский «Арсенал», приезжает сборная Италии. В составе сборной Англии было семь футболистов «Арсенала», капитанскую повязку надел Эдди Хэпгуд, а на тренерском посту оказался Том Уиттакер. Даже комментировать матч поручили человеку «Арсенала» — Джорджу Аллисону. Аллисон ужасался: это была самая грубая и грязная игра перед войной.

Один из отчетов о матче назывался «Репортаж с передовой». Количество сломанных рук, ног и даже носов не поддавалось исчислению. Раздевалка сборной Англии после матча напоминала пункт эвакуации тяжелораненых. Брук и Хэпгуд были немедленно отправлены в Северный королевский госпиталь для срочного лечения, а Дрэйк, Бастин и Боуден стали пациентами оперативной хирургической палаты Тома Уиттакера. У итальянцев уже в самом начале игры газон покинул Монти со сломанным пальцем и переломом кости ступни. По количеству выведенных из строя выиграли итальянцы. По счету на табло — англичане — 3:2.

 

В тот вечер на официальном банкете перевязанная и загипсованная сборная Англии представляла собой печальное зрелище. Через несколько месяцев после матча стало известно, что одной из возможных причин такой отчаянной, жестокой и грязной игры итальянцев была специальная установка от Муссолини: каждому футболисту было обещано в случае победы 150 фунтов, автомобиль «Альфа-Ромео» и, что самое важное, освобождение от ежегодной армейской службы.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ДАЛЕЕ...


Сообщение отредактировал vlad-61: 12 May 2017 - 11:33

  • 1

#274 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 12 May 2017 - 11:20

Обратный отсчет. Каким был футбол до Второй мировой войны

(продолжение)

 

 

5b01455aa534d1c11774eb89731cc336.jpg

 

1935 год

 

Декабрь. Лондон

До войны три года и восемь месяцев

 

Сборная Германии едет в Англию играть в футбол. Гитлер хочет показать миру, что он совсем не монстр, как его малюют, и что немцы – цивилизованные люди, ведь они даже знают правила игры в футбол. Команды встречаются в Лондоне на «Уайт Харт Лейн» — впервые после прихода к власти фюрера.

 

Гитлер, как и Муссолини, футбол не любил. Он любил власть и войну. Британский конгресс профсоюзов официально заявляет, что футбол может быть использован в качестве пропаганды нацизма, и это в определенной степени так: до 1936 года Гитлер скрывал свои агрессивные намерения, так что не любимая фюрером игра могла быть обманным движением Третьего рейха. Матч, транслировавшийся по радио в Германии в прямом эфире, был проигран немцами вчистую – 0:3.

394278c0cbbcfedea2a882aa682d98ed.jpg

1936 год

 

Август. Берлин. Олимпийские игры

До войны три года

 

Представители большинства стран согласились на олимпийский салют, который делается правой рукой в сторону, а не вперед и вверх, как у нацистов. Но английские атлеты договорились между собой, что будут салютовать по принципу «глаза вправо», держа руки по швам. Вряд ли, конечно, кто-то заметил движение глаз англичан, но неподвижность рук увидели все.

Немцы, неукоснительно следуя плану фюрера, завоевали на Олимпиаде больше всех медалей, но получили в свою бочку чистокровного арийского меда увесистую ложку дегтя – негритянского спортсмена Джесси Оуэнса, выигравшего четыре золотые медали на самых престижных легкоатлетических дистанциях. Гитлер четыре дня – по количеству медалей Оуэнса — был вне себя от ярости, а на пятый, успокоившись, пришел, причем впервые в жизни, на футбольный матч.

 

Это был четвертьфинал олимпийского турнира, в котором, по данным разведки, сборная Германии должна была легко выиграть у норвежцев и подтвердить тем самым величие Третьего рейха. Подтвердить на этот раз не удалось – немцы проиграли 0:2. Гитлер немедленно покинул стадион и в этот вечер второй раз за неделю отказался от приема пищи.

9a3051fd8c75ef1203605ac9047d5db3.jpg

1938 год

 

Март. Вена

До войны 17 месяцев

 

Германия аннексирует Австрию. Гитлер планирует создать не только единую армию, но и единую футбольную команду, которая наконец-то докажет всем превосходство арийской расы. Если бы Гитлер любил футбол, то можно было бы сказать и наоборот — что целью аннексии являлось создание не могущественной империи, а могущественной футбольной команды. Как бы там ни было, могущество империи расширилось, а футбольной сборной – не слишком. Лучший австрийский игрок — лучший центрфорвард 1930-х Маттиас Синделар отказался играть за сборную Германии. Он посмел не любить фашистов. В последний раз Маттиас вышел на поле в прощальном матче австрийской «вундертим» — команде, созданной совсем не арийцем Хуго Майслем и громившей в начале тридцатых годов всех, кто попадался под ноги.

Высшим руководством рейха было решено перед слиянием сборных Германии и Австрии провести между ними товарищеский матч, чтобы показать нерушимую дружбу и единение немцев и австрийцев. Австрийцы на всякий случай выиграли 2:0, а главным действующим лицом на арене был Маттиас Синделар, который вел себя не то чтобы храбро, а просто дерзко: постоянно всех обыгрывал и демонстративно не забивал в течение всего матча, а забив перед финальным свистком, побежал к центральной трибуне танцевать перед нацистскими офицерами и должностными лицами, что иначе как издевательством над представителями нового порядка не назовешь. Но Синделар не боялся, поскольку привык, что бояться должны его. И он действительно представлял собой угрозу новой власти. Страшно подумать – человек так любил Австрию, что не хотел играть за сборную Германии, отклоняя все предложения. Более того, Синделар еще и продолжал дружить с евреями, что было уже откровенным хамством по отношению к высшей арийской расе. Можно сказать, что бесстрашный Синделар открыто смеялся над ценностями Третьего рейха.

Долго так продолжаться не могло: в 1939 году Синделар неожиданно для всех был найден мертвым у себя в квартире. Убийство, суицид или несчастный случай – итог один: теперь он не мешал историческому процессу. Нет человека – нет проблемы. Правда, в целом австрийский народ к включению в высшую расу был готов. Это приятно, когда тебя берут с собой в светлое будущее, которое не для всех. Посторонние, которым вход в будущее был воспрещен, подлежали уничтожению.

a0fe5061e632a070784ca3e4ab258102.jpg

 

1938 год

 

 

Май. Берлин

До войны пятнадцать месяцев

 

Через два месяца после аннексии Австрии сборная Англии едет в Берлин на товарищеский матч. Из чего следует, что они были еще товарищами со сборной Германии.

Руководитель английской команды, секретарь Футбольной ассоциации Англии и посол Британии в Германии, вызвав капитана сборной Эдди Хэпгуда на интимный разговор, сообщили ему: раз уж в отношениях между двумя странами обозначились перспективы и взаимные интересы, то футболистам надлежит приветствовать аудиторию нацистским салютом. Хэпгуд – не Синделар: удивился, поартачился для истории, но пошел уговаривать парней. Договорились отдать нацистский салют не четыре раза – в каждую из сторон стадиона, как это делали немецкие спортсмены, а один раз – куда придется. Как оказалось, салют англичан был направлен в сторону Мюнхена, где их премьер Невилл Чемберлен с французом Даладье сыграет через четыре месяца с Гитлером и его большим римским другом в политический футбол, в результате которого Германии было предоставлено право откусить сначала кусок Чехословакии, а потом и заглотить ее целиком.

А в тот майский день Гитлера на берлинском стадионе не было. Разведка на этот раз сработала точно – донесла, что раз слева будет Клифф Бастин, а справа Стэнли Мэтьюз, то выиграть у англичан практически невозможно. В связи с чем был сделан вывод, что главное — не победа, а то, что мир должен понять: Германия не агрессор, а вполне себе миролюбивый друг. Впрочем, немцы, конечно же, были не прочь и победить. Для этого футболистов к предстоящему матчу тщательно отбирали по всему рейху, затем вывезли на сборы на австрийское высокогорье с волшебным воздухом, ну а перед самой игрой — в секретное место в районе Шварцвальда, чтобы добиться единообразия и идеальной слаженности в мыслях и движениях. Англичанам как бы случайно выделили раздевалку в верхнем ярусе огромной центральной трибуны, откуда футбольный газон смотрелся как осадок мятного ликера в гигантской чаше. Красиво, но уж больно высоко подниматься.

110 тысяч немцев, заполнивших чашу стадиона, вызвало чувство глубокого удовлетворения у Гесса, Риббентропа и Геринга, сидевших в правительственной ложе. А вот происходившее на футбольном поле вызывало у них совсем другие чувства. Англичане в великолепном стиле победили 6:3, а особенно красивым был последний гол, забитый с лету левой ногой Леном Гоулденом с 27 метров.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ДАЛЕЕ...


Сообщение отредактировал vlad-61: 12 May 2017 - 11:22

  • 1

#275 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 12 May 2017 - 11:31

Обратный отсчет. Каким был футбол до Второй мировой войны

(продолжение)

 

 

 

0657368d144297b0e754090ca416c483.jpg

 

1938 год

 

Июнь. Париж

До войны четырнадцать месяцев

Чемпионат мира во Франции. Гитлер заявляет, что в Париже будут играть не одиннадцать немцев, а 60 миллионов. В Париж действительно войдут тысячи немцев, но только через два года – не с мячом, а с танками. А пока немцев ждет футбольное поражение.

В первом туре Германия, в составе которой пятеро австрийцев, но ни одного Маттиаса Синделара, встречалась с командой Швейцарии, которую надо было проходить так, как проходят через территорию страны, соблюдающей нейтралитет. Но Германия, ко всеобщему удивлению, проиграла. Австрийцы как-то не складывались с немцами, скорее вычитались. «Высшая раса» вылетает после переигровки в первом же туре и униженная возвращается в Берлин, где обескураженный фюрер в знак негодования пять дней не притрагивается к овощам – по числу мячей, пропущенных истинными арийцами за два матча.

 

Через несколько лет за такой провал провинившихся арийцев будут немедленно отправлять на Восточный фронт. Правда, в очередной раз Гитлера подстраховал большой римский друг — Муссолини. С одобрения дуче итальянцы вышли играть против французов, а затем и против венгров в черных рубашках. И победили.

bdb7831476ae5eb322da3b14619d5f55.jpg

1939 год

Май. Милан

До начала войны 110 дней

Италия – Англия. Главным арбитром матча был доктор Бауэнс, немец. Понятно, что матч товарищеский, и все-таки уже тогда Германия и Италия собирались быть братьями навеки. В Милане вмешиваться в игру пехотой и танками было еще нельзя, а вот влиять на результат – можно, кому, как не Муссолини, это знать… И одно из решений немецкого арбитра, когда Италия во втором тайме вышла вперед, навсегда останется классикой предвзятости или некомпетентности.

Микеле Андреоло, итальянский центральный полузащитник, послал мяч в центр штрафной, где спиной к воротам англичан стояли центрфорвард Сильвио Пиола и Джордж Мэйл. Мэйл был ближе к мячу и выбил бы его, если бы бросившийся на передачу Пиола не поскользнулся. Падая, Пиола, во-первых, весьма ощутимо задел кулаком лицо Мэйла, а во-вторых — дотянувшись до мяча рукой, послал его в сетку. Доктор Бауэнс показал на центр. В эти годы, кстати, люди вообще в массовом порядке страдали близорукостью, не замечая вокруг ничего предосудительного. Тем не менее англичане все-таки успеют отыграться. За пять минут до финального свистка Стэнли Мэтьюз сделал свой излюбленный рывок по флангу, и, после того как защитник блокировал удар Лена Гоулдена, Уилли Холл сравнял счет. На банкете после матча, организованном принимающей стороной, присутствовали британский посол и итальянский генерал. В своей речи генерал много говорил о том, насколько глубоки и нерушимы дружеские узы, связывающие Италию и Англию, итальянский и английский народы.

Через тринадцать месяцев Италия объявит войну капитулирующей Франции – уж больно соблазнительным покажется дуче кусок ее южной территории. Ну и заодно война будет объявлена и глубоко дружественной Англии. Оказывается, разрушить нерушимые узы совсем несложно… Что ж, весь мир – футбол, сказал бы сегодня Шекспир. В нем те же обманные движения и комбинации. На поле происходит то же сражение, что и на войне, только по правилам и не на смерть, а на жизнь. А вот в войне, которую развязали два человека, не любившие футбол, правил было мало – предупреждений никто не выносил, сразу удаляли из жизни. Понадобилось шесть кровавых лет, чтобы осудить предосудительное.

28 апреля 1945 года был убит Муссолини. Труп его подвесили за ноги к перекрытиям бензоколонки на площади Лорето в Милане, где годом ранее фашисты выставили на всеобщее обозрение тела 15 рядовых миланцев, убитых в отместку за действия партизан. Адольф Гитлер пошел по пути Нерона, который не стал дожидаться публичной казни и сам, правда не без труда, перерезал себе горло. 30 апреля 1945 года, когда Красная Армия взяла под контроль первый этаж Рейхстага, фюрер совершил самоубийство в своем берлинском бункере.

Пройдет девять лет, и Германия все-таки станет чемпионом мира, а через тридцать семь лет на полях футбольных сражений победит Италия. Но это будут уже совсем другие государства. Да и мир будет уже совсем другой.

Текст: Сергей Сурин Еженедельник "ФУТБОЛ".


  • 1

#276 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 17 May 2017 - 11:45

В ЧЕСТЬ ДНЯ РОЖДЕНИЯ...

 

 

 

 

Вспоминает Константин Михайлович Жибоедов

 

03bf5654bf588360dca15092b839f54a.jpg

 

Краткая биография К. М. Жибоедова

 

Таких, как Константин Михайлович Жибоедов, по праву называют «патриархами» — он один из тех, кто стоял у истоков российского спорта. Он начал играть в футбол в детской команде«Общества любителей лыжного спорта» в Москве, в 1913 году. С 1917 года и до 1923 выступал за первую команду этого клуба. Жибоедов был разносторонним спортсменом: помимо футбола, отлично играл в хоккей с мячом, теннис, баскетбол, увлекался боксом и был неоднократным чемпионом Москвы, а в 1916 году выиграл звание чемпиона России по боксу в весе «пера». Начиная с 1923 и до 1928 года Константин Михайлович играл за команду ОППВ, на базе которой впоследствии была создана команда ЦДКА.

«Неугомонный» — так называли Жибоедова москвичи в 20-е годы. Левый крайний нападения армейского клуба, сборных Москвы, РСФСР и СССР, он отличался выносливостью, быстротой, имел отлично поставленный дальний удар. В армейской команде Жибоедов сыграл два сезона 1928−29 гг., а потом болезнь заставила его временно прекратить занятия спортом. 
Константин Михайлович много раз выступал в составе сборных Москвы и РСФСР в 1918—1929 гг. Он был участником турне сборной РСФСР в Швеции, Норвегии и Германии.

Закончив выступать на футбольных полях, Константин Михайлович продолжал работать в ЦДКА, был инструктором, начальником команды. В годы войны Жибоедов работал в Академии бронетанковых и механизированных войск.
В 1949 году К, М. Жибоедову было присвоено звание заслуженного мастера спорта.
После ухода на пенсию Константин Михайлович продолжал активную общественную работу в Федерациях футбола Москвы и РСФСР, в Совете ветеранов спорта ЦСКА.

Константин Михайлович много времени отдавал своему увлечению — коллекционированию различных футбольных справочников и других материалов связанных с футболом и спортом.

Трудно не удивляться обилию вымпелов, значков, книжек, медалей, календарей,справочников, старых спортивных изданий, вырезок из газет и журналов, которые он собрал с тех пор, когда был действующим спортсменом в «Обществе любителей лыжного спорта». У него было большое количество справочников, ежегодников на английском, французском, испанском, чешском, итальянском, немецком и других языках, которые хозяин любезно предоставлял каждому, кто обращался к нему с просьбой в поисках нужной информации.

Следует отметить, что Константин Михайлович не только коллекционировал футбольные издания, но и скрупулезно фиксировал результаты матчей. Забавно, что эти результаты он записывал своеобразно — каждой команде соответствовали пропущенные(а не забитые, как сейчас общепринято) мячи. А поскольку свои записи он вел как минимум с 1913 г., следует считать его первым отечественным статистиком.

Яркая, наполненная большим содержанием жизнь кавалера ордена Ленина, двух орденов Боевого Красного Знамени, ордена «Знак Почета» и многих медалей, подполковника в отставке, заслуженного мастера спорта Константина Михайловича Жибоедова — замечательный пример для молодежи.

3ef6f89c9091fa9e598512cb69da6c08.jpg

 

1. Детство

 

Родился я в 1899 году. Отец у меня был счетный работник, а мать — завертчицей на кондитерской фабрике, которая сейчас называется именем Бабаева, а тогда это была фабрика Абрикосова, по-моему.

К футболу я пристрастился со школьной скамьи. Жили мы на Митьковской улице, это в Сокольниках. Мы с товарищами гоняли мяч на Сокольническом валу. Там была небольшая площадочка, приблизительно метров 20 в ширину, а глубиной — в Сокольники, в лес: все деревья можно было обвести. Вот из тех, кто гонял мяч на этой площадке, потом выросли братья Ратовы Владимир и Михаил, Тюльпановы Константин и Василий. Целыми семьями играли с утра до вечера, до изнеможения. Тренировка эта была замечательная: приходилось обводить и людей, и деревья, и все, что угодно.

Приобщение же наше к клубному футболу произошло таким образом. Мы ходили смотреть футбольные соревнования ОЛЛС (Константин Михайлович произносит: «о-эль-эль-эс» — корр.)…

Стадион ОЛЛС открылся в 1912 году. А раньше клуб арендовал площадку «Ширяево поле», это, где «Спартак» сейчас, база там у них своя. И туда мы ходили смотреть футбольные матчи команд ОЛЛС и тренировки тоже ходили смотреть. И там была детская команда. А у нас вроде как получалась дворовая команда, по-теперешнему-то. И мы, значит, с этой клубной детской командой договорились сыграть товарищеский матч. В один из дней такой матч состоялся, и мы у них выиграли со счетом 6:0.

После этого часть ребят… не часть, а половина почти была принята в клуб. Тогда был установлен для детской команды членский взнос — 50 копеек. Это, конечно, по тем временам сумма серьезная. Отца к тому времени уже не было. Мамаша получала на фабрике всего 18 рублей, и у нее на иждивении были я и бабушка, так что надо было в эту сумму укладываться, но все же мамаша эти 50 копеек мне дала. И сама она ходила смотреть соревнования почти всю жизнь. Даже на «Динамо» я ее возил.
И вот с 1913 года я начал играть в детской команде ОЛЛС, а было мне 14 лет, и до 1915 года играл в ней. Потом меня перевели в 3-ю команду, в 1916-м я уже играл во второй команде и был в запасе 1-й команды. И все время вместе со мной играли те мои товарищи,с которыми мы начинали играть на площадке у Сокольнического вала — братья Ратовы,братья Тюльпановы. Кстати, Василий Тюльпанов, он был по специальности строитель,составил совершенно бескорыстно, как сейчас бы сказали, на общественных началах,проект трибун на нашем новом стадионе. И была построена такая вроде «индийская гробница», как мы ее называли, эту часть трибуны. Стадион этот был сооружен здесь же,в Сокольниках, между 4-й и 5-й лучевыми просеками, как раз там, где сейчас выставочный комплекс.

Трибуны были — скамейки первоначально и земляные трибуны, стоячие, вокруг поля. Впоследствии построили приблизительно тысяч на десять трибуны вокруг футбольного поля. Там была беговая дорожка, три теннисных корта, баскетбольная и волейбольная площадки. Занимались у нас и тяжелой атлетикой.

Что касается этого места между 4-й и 5-й просеками, то его нам в 1912 году выделила Городская Управа. Тут прошел сильный смерч, и снесло очень много деревьев. Образовалась небольшая площадка среди леса, и Управа отдала ее в распоряжение руководителей ОЛЛС.

Коллектив наш был очень сплоченным. Почти все общественные работы мы выполняли своими силами. Платных работников было очень мало. Был один рабочий с женой. Они там же держали буфет, и мы пользовались им во время тренировок.
В основном все делали сами. Вода у нас была в артезианском колодце. Для того чтобы душ принять или полить футбольное поле, нужно было спускаться вниз и там вертеть большое колесо такое. Все это проделывали, так сказать, общественными силами. Сами были и контролерами, и кассирами во время соревнований. А потом у нас был такой порядок: когда проводились соревнования, а у нас бывали и междугородные, и международные игры, городовых почти совсем не было. Чтобы никто не перелезал через забор, у нас стояли свои дежурные. Ну два-три городовых конных было. Пожалуй, не мы им помогали,а они — нам. За пять минут до перерыва раздавался удар колокола (у нас такой небольшой колокол висел), и все присутствующие на соревновании наши спортсмены, кроме участников, конечно, выходили к футбольному полю на беговую дорожку и вокруг загородки все садились так, что ни один человек не мог проскользнуть на футбольное поле. И перед концом игры та же самая картина повторялась. И никаких инцидентов не было. Так было во времена ОЛЛС, порядки эти сохранились и позже, в ОППВ.

 

II. Большой футбол

 

Тренировки организовывались таким образом. Три раза в неделю давалась возможность тренироваться вечером, главным образом, конечно, вечером. Ведь люди работали. Ну, как проходили тренировки? Минут 10—15 они побьют по воротам, а потом — игра на двое ворот. Тренеров никаких не было. В основном этим занимались капитаны. Это было дело капитанов. В клубе были секции по видам спорта: футбольная, легкоатлетическая, боксерская. А в секциях наши старейшины, люди уже пожилого возраста, вели работу по выделению ответственных лиц для проведения соревнований и тренировок. Как правило, с младшими командами занимались игроки первой команды. И все это было на добровольных началах. Никаких тренеров не было, но все было организовано.

А из футбольной секции выделялся представитель в Московскую футбольную лигу,который устанавливал связь с руководством лиги, когда проводились календарные соревнования.

Наши руководители-старейшины организовывали и различные ремонтные работы: дорожку там прополоть, вырыть что-то такое, подстричь траву, полить газон —все это проводилось общественными силами.

Членами наших команд были в основном служащие. Были и рабочие, и учащиеся.
Руководителем нашей организации в то время был Ребрик Дмитрий Маркович, а его помощником — Лебедев Иван Николаевич. Ребрик был очень известным человеком,популярным в спортивных кругах. Он был председателем двух московских лиг—футбольной и легкоатлетической.

Большинство соревнований проводилось у нас, потому что такой стадион был единственный, причем, расположен он был в лесу, значит, публики всегда было много.

Большинство футбольных игр междугородных и международных проводилось у нас. Легкоатлетические соревнования городские, междугородные тоже в большинстве проводились на нашем стадионе ОЛЛС.

Но вернемся непосредственно к футболу. В классе «А» Московской футбольной лиги в разные сезоны было от 6 до 8 команд. Сезон делился как бы на три части. Первая— весенняя. Проводилось первенство Москвы. Вторая — летняя. Проводились первенства так называемых дачных лиг. И третья — осенняя. Продолжалось первенство Москвы.

Так, вот, в 1916 году наша вторая команда ОЛЛС вышла в класс «А». Перед этим она выиграла первенство Казанской лиги. Казанской — это значит лиги, в которую входили команды, расположенные в дачных местностях вдоль Казанской железной дороги. Были еще Северная лига, Александровская лига. Все названия соответствовали названиям дорог. И почти все московские клубы участвовали в этих дачных соревнованиях. Казалось бы,странно, что в класс «А» вышла не первая команда ОЛЛС, а вторая. Но тогда зачет был общий, а выходила в высший класс та команда, которая набирала больше очков. И наша молодежь постепенно влилась в первую команду. А первая наша команда с 1911 года играла не совсем удачно. Она занимала вторые, третьи места, но никак выбраться в класс«А» не могла. И вот только, когда она пополнилась молодежью, победившей в 1916 году,только тогда, в следующем 1917-м смогла выиграть первенство Москвы и перейти в класс«А». И с 1918 до 1922 года, весь наш первый период, команда ОЛЛС выступала в классе«А».

83a49187a3cefd72f07a61b86b7797a1.jpg

В Москве было немало клубов. Старейшим клубом Москвы считался Сокольнический клуб спорта (СКС). Это на Стромынке, где сейчас спартаковская школа имени братьев Знаменских. Это старейшее из сохранившихся в Москве футбольное место. Из других сохранилось Ширяево поле. Там и начинался московский футбол. Там выступали все районы и учебные заведения, и школьники. Там, целый день кипела работа. А клубом первым был СКС. Это был аристократический клуб. На Ширяевом поле организовался еще один клуб. Он назывался Клуб футболистов Сокольники — КФС. Появился еще кружок Сокольнический клуб лыжников — СКЛ. Все эти клубы были богатыми. Там членские взносы были чуть ли не 20 рублей. Поэтому рабочие, мелкие служащие, учащиеся не могли вообще попасть туда.

Но тяга к спорту была большая. И начали развиваться так называемые «дикие» команды. Они играли между собой товарищеские игры на так называемых «районных площадках» — на военных плацах. А официальных соревнований у них не было. Вот из этих команд Борис Михайлович Чесноков, редактор журнала «К спорту», создал вроде группу, лигу из этих диких команд. И эти дикие в конце концов пробились и стали проводить свое первенство Москвы в рамках своей группы «новых клубов».

Теперь в отношении войны. Во время войны первенство Москвы проводилось, но было очень много неявок — ведь многие ушли на фронт. И вот мне, например, приходилось иногда играть чуть ли не по три матча. Вот в 1914, в 1915 годах я играл за третью команду. Когда начинала третья команда играть, приходили и говорили: «Костя, может быть, тебе придется за вторую еще играть». Я говорю: «Ну, что же…». Потом начинает играть вторая,приходят и говорят: «Может быть, придется тебе и за первую сегодня сыграть». В общем,у меня было по три игры в день иногда. Но мы были патриотами клуба, и если надо, играли и по три, хотя трудно было, конечно.

В 1918 году я добровольцем пошел в армию. Поступил на курсы подготовки командного состава для рабочих полков. Обучение длилось шесть месяцев. Когда я их закончил, меня направили в Сокольнический райвоенкомат. Зачислили на должность инструктора по подготовке молодежи в системе Всевобуча, он тогда был только организован. И вот с этого времени, т. е. с 1918 по 1953 год я находился на военной службе, без перерыва.

Моими основными обязанностями в военкомате были занятия с допризывниками Сокольнического района, Октябрьской и Северной железных дорог. Занятия проходили на стадионе ОППВ, что на 4-й лучевой просеке. В 1923 году у нас прошла реорганизация и площадку от ОЛЛС передали Всевобучу. Приказ этот исходил, по-моему, от Главного управления по Всеобщему военному обучению. И. И. Подвойский занимался этим делом. С 1923 года мы носили название ОППВ, а в 1928 году вновь реорганизация, нас передали в Центральный Дом Красной Армии, что на площади Коммуны, где мы просуществовали по 1952 год. В 1923 году наши руководители организовали при стадионе подготовку инструкторов Всевобуча. Окончили эти курсы 500 человек. Причем за каждого получил, по-моему, по 20 рублей.

Интересно, как был построен наш стадион. Какой-то меценат выделил для его строительства 10 000 рублей. И в результате получилось, что в 1920 году, когда инструкторы закончили курсы и получили звание инструкторов, ОППВ за 500 человек заработал большую сумму 10 000 рублей, которой мы расплатились с меценатом (смеется). Он дал 10 000 золотых до революции, а мы вернули 10 000 бумажек.

На этом стадионе, как я уже рассказывал, шла подготовка допризывников Сокольнического,а потом Железнодорожного района. Молодежь учили строевой подготовке, потом — лыжи,стрельба, ну и еще ряд видов спорта, сопутствующих военной и физической подготовке. Очень хорошо были организованы группы инструкторов. Мы устраивали показательные выступления и соревнования. Выезжали на Украину бригадой. Нам выделяли отдельный вагон. Мы собирали спортсменов по всем видам спорта, а зимой выезжали в Слободское(не помню какой район), это на севере, туда посылали лыжные бригады, то же самое проводилось и с воинскими частями.

Наша футбольная команда больших успехов не имела, но считалась одной из сильнейших. Лишь в 1921 году она вышла с клубом КФС на 1-е место, и должна была состояться переигровка. Но у нас так неудачно получилось — наш основной вратарь Шимкунас куда-то уехал по серьезным делам, и мы поставили молодого парня. И эту переигровку мы проиграли со счетом 0:6. Но в следующем году наша команда выиграла весеннее первенство и Кубок. А еще разыгрывался один Кубок между Петроградом и Москвой — первенство столиц. Победителем весеннего первенства был «Спорт», а осенью мы взяли над ними верх 1:0.

b193cb3c0b6cc6bd36e17c484693cb6d.jpg

Как я уже рассказывал, нас в 1923 году перевели в ОППВ. Тогда мы участвовали в розыгрыше «Приза открытия». В нем принимали участие все московские команды,причем призы разыгрывались по выполнению технических приемов: по вбрасыванию мяча в поле, обводке, пробитию пенальти и т. д. Такой приз разыгрывался с 1915 года. Между прочим я несколько лет подряд был чемпионом по обводке. В 1927 году в Москву приезжала сборная команда Нижней Австрии. Матчи проводились на нашем стадионе. Первыми с австрийцами играла сборная Москвы, а затем мы. Наша команда их обыграла 2:1.
Если говорить о себе, то я был участником первой поездки в Швецию в 1923 году. Нас приглашали год назад, но поездка сорвалась из-за погодных условий. И вот новое приглашение. И мы, сборная РСФСР, в составе которой были Николай Соколов, Ежов,Батырев, Бутусов, Канунников, Исаков, отправились в первую после революции поездку. Сначала в Швецию, Норвегию, потом в Германию. Первый матч мы играли в Стокгольме на королевском стадионе со сборной города. Ребята, конечно, очень волновались, что не могло не сказаться на результате первого тайма, мы его проиграли 1:3. Постепенно все встало на свои места, игру выравняли, а за две минуты до конца матча уже вели 5:4. Но хозяева сумели сквитать счет с углового на последней минуте. Ничья 5:5. И как же они радовались этому результату, не ожидая от нас такой игры. Ведь по приезде в Стокгольм пресса писала о нас, что прислали красных гладиаторов.

Вечером в тот же день мы сели в поезд и поехали в Гетеборг, это где-то 500 километров от Стокгольма. Играли там с местной командой, которая стала чемпионом Швеции. Поле,на котором состоялся матч, было великолепным, несмотря на то, что перед игрой прошел настоящий ливень. И здесь первый тайм был за хозяевами 3:0. В перерыве матча в раздевалку зашел полпред В. В. Оссинский и сказал: «Что, товарищи, как же это такое получается?». Мы в ответ: «Во втором тайме постараемся сделать все возможное». И сделали, забив им четыре штуки. Для местной публики это был настоящий аффект, они выбежали на поле и отнесли нас в раздевалку на плечах.

В Гетеборг мы ехали в жестком вагоне и на сидячих местах, спали на своих чемоданах. А когда разговор зашел о таких перевозках, нам сказали: «У нас в мягких вагонах ездят только сеньоры». После двух первых игр отношение к нам переменилось. Пресса стала писать, что, дескать, тренеры у нас — англичане и играем мы по системе английской,австрийской и т. д. Результат нашей поездки по Швеции: из одиннадцати матчей только три ничьи, остальные — победы.

Перед завершением шведского турне нас принял у себя В. В. Оссинский. Он сказал: «Вы совершили революцию, потому что до вашего приезда мы ни с кем из торгующих организаций не могли договориться. Не было заключено ни одного договора. После вашей поездки нам посыпались кипы предложений. То есть футбол сделал политику».

Такая же картина была и в Норвегии, где мы провели четыре матча и все выиграли. В Норвегии послом была А. М. Коллонтай. Она тоже после матчей приняла нас у себя,сказав тогда фразу: «Вы сделали чудеса!». По ее распоряжению консул сводил нас в магазин «Коньки», и там нам продали по паре коньков со скидкой. Перед расставанием А. М. Коллонтай попросила нас спеть русские песни. Мы разошлись и спели ей почти все песни, а она нам подпевала. Это ее сильно расстрогало. На этом мы расстались.

Дальше была поездка в Германию, в которой не очень доброжелательно отнеслись к нам немцы.

ae869b3305849ccb538201cedc9c903e.jpg

 

Опубликовал Stanichnik

CSKA.INternet. Cайт болельщиков ЦСКА

 

 

 

 

Stanichnik


Сообщение отредактировал vlad-61: 17 May 2017 - 11:47

  • 1

#277 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 01 August 2017 - 12:48

14726916149501cc5e4bc.jpeg

 

Он забил много, очень много мячей. К сожалению, из-за отсутствия протоколов до сих пор сосчитаны далеко не все. Но даже не бомбардирские подвиги были главным в мастерстве армейского форварда. Григорий Федотов умел все – забить, обвести, отдать такой пас партнеру, что тому оставалось лишь не промахнуться по воротам, его голова была настоящим генератором новых, всегда неожиданных для соперника вариантов развития атаки. Он был игроком от Бога. Самородком, чья жизнь оказалась такой же непредсказуемой, как и его легендарный удар с лета.

 

Глуховский самородок

Как Федотов пристрастился к футболу

 

Григорий Иванович Федотов родился в промышленном поселке Глухово Московской губернии. В те времена это была самостоятельная административная единица, затем поселок стал частью Ногинского муниципального района.

 

Здесь была расположена одна из крупнейших фабрик в Европе — Богородско-Глуховская мануфактура, выпускавшая ткани. Вся жизнь поселка строилась вокруг предприятия: здесь трудились свыше 10 тысяч рабочих. Среди них была и семья Федотовых. На фабрике работали родители Григория, его старший брат и сестра. Федотов тоже готовился пойти на текстильную фабрику. Если с местом рождения Григория Ивановича все понятно, то дата окутана туманом. Документы не сохранились, а в различных источниках встречаются разные версии: 29 марта, 11 апреля, 24 апреля, 7 мая. Очевидно, путаница возникла из-за того, что Григорий Иванович родился еще до перехода на григорианский календарь. Видимо, в какой-то момент при определении дня рождения по новому стилю оттолкнулись не от исходной даты, а от уже обновленной. Как бы то ни было, отчетливо выделяются две даты: 11 апреля и 24 апреля. В большинстве источников утверждается, что Григорий Иванович родился 11-го по старому — стало быть, 24-го по новому стилю. По воспоминаниям Григория Владимировича Федотова, внука легендарного игрока, он вместе со своим отцом, Владимиром Григорьевичем, ездил на могилу деда 11 апреля. В то же время Владимир в интервью говорил, что день рождения отца отмечает 24 апреля. Впрочем, ничто не мешало семье отмечать обе даты.

 

 

lenta1461429235767map.png

 

Место расположения посёлка Глухово

 

Футбольный ЦСКА остановился на 11 апреля, но официальные мероприятия, приуроченные к 100-летию Григория Федотова, состоятся 24 апреля, в день домашнего дерби с «Динамо», клубом, который был самым принципиальным соперником армейцев во времена игровой карьеры форварда. Приобщился к футболу Федотов с юных лет, вместе со своими сверстниками. И он не единственный среди них, кто прославился на весь Советский Союз. Вместе с ним на небольшом пустыре гоняли мяч Георгий, Василий и Виктор Жарковы. Все трое выступали за московское «Торпедо», а также другие клубы. С ними Федотов даже породнился, женившись на их родной сестре Валентине. Появлению в нашем футболе столь яркого игрока, как Григорий Федотов, мы обязаны его школьному учителю физкультуры Ивану Сергеевичу Полозову. Благодаря Полозову мальчишеские игры в футбол обрели более системный характер: ребята стали разминаться, проводить тренировки, отрабатывать удары, улучшать технику. Словом, всерьез взялись за дело. Вот что вспоминает о первом тренере Федотов в своей книге «Записки футболиста»:

 

«...Иван Сергеевич рассказал нам, что он и сам прежде играл в футбол, участвовал в крупных соревнованиях, и посоветовал нам, если мы действительно хотим стать настоящими спортсменами-футболистами, больше тренироваться и реже устраивать нескончаемые наши состязания. — Физкультурники вы неплохие, — говорил преподаватель, — это я знаю. И, конечно, разностороннее физическое развитие, которое вы получаете на занятиях в школе, поможет вам быстрее и успешнее научиться играть в футбол. Но этих занятий еще мало. Вам надо тренироваться на поле и вне поля. На поле, то-есть пока на этом пустыре, вы сможете каждый день, постепенно увеличивая нагрузку, учиться бить по воротам, передавать друг другу мяч, осваивать технику. Но это не все. Очень хорошо, если вы каждое свое занятие будете начинать с разминки — небольшой пробежки, а потом гимнастических упражнений. Для здоровья вредно, когда мы наш организм сразу после состояния покоя заставляем бурно работать. Тут нужна постепенность. А ее нет, если вы сразу начинаете играть в двое ворот. Так можно и здоровье испортить. Делайте пробежки, обязательно занимайтесь утренней гимнастикой, не забывайте и других видов спорта. Следует, конечно, и поиграть в двое ворот. Но старайтесь играть, во-первых, после разминки, а не так сразу. А во-вторых, ограничивайте все-таки время игры. Ну, скажем, час, с перерывом. Мы внимательно слушали Ивана Сергеевича. Нашелся кое-кто из ребят, кому показались пустой затеей все эти тренировки и разминки. Куда веселее просто сыграть в двое ворот! Но кто был посерьезнее, безоговорочно принял предложенный преподавателем план занятий. Любопытно, что в этом числе сразу оказались братья Жарковы — Георгий, Василий и Виктор, — впоследствии известные футболисты».

 

Так продолжалось до тех пор, пока Григорий не поступил в школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Там он попал в юношескую команду фабрики и стал играть не на пустыре, а на стадионе. Именно ногинское «Красное знамя» — первый клуб будущей звезды. За взрослую команду Федотов дебютировал уже в 16 лет, причем во многом благодаря случайности. На каждый матч «Красного знамени» он приходил в качестве зрителя, и однажды команде срочно потребовался игрок: один из футболистов на поле выйти не смог. Подозвали Гришу, благо в Глухове все прекрасно знали о его таланте, и выпустили его в стартовом составе. Дебют удался: Федотов открыл счет в матче с «Электросталью», а затем забил еще один. После игры Григория перевели тренироваться с основным составом, где он и выступал вплоть до окончания ФЗУ и переезда в Москву.

 

Первые шаги

Где Григорий Федотов начинал играть в футбол

 

Григорий Иванович Федотов родился 11 апреля 1916 года в поселке Глухов Московской губернии. Впервые вышел на поле еще учеником местной школы фабрично-заводского училища (ФЗУ). Играл в юношеской команде текстильной фабрики. Эта команда была довольно успешной, не раз выигрывала первенство района. Достойно смотрелись глуховцы в матчах и с известными московскими коллективами, и с соперниками из Ногинска и Павлово-Посада. Вспоминая юность, Федотов отмечал, какую большую роль сыграл для него комплекс ГТО. Сравнительно легко справившись с требованиями по лыжам, гимнастике и преодолению полосы препятствий, он обнаружил серьезные проблемы с плаванием и бегом. «Неумение быстро бегать мешало как следует играть в футбол. Я-то думал, что бегу быстро, что быстрее и бежать нельзя. Но почти всегда так случалось, что мой противник поспевал к мячу раньше, чем я, или догонял меня, когда, казалось, что у меня в запасе достаточное расстояние» — писал Федотов.

 

Он упорно тренировался, каждое утро преодолевая расстояние от дома до школы бегом. Кропотливая работа над собой дала результат — вскоре заветный значок засверкал на груди. В шестнадцать лет Федотов дебютировал во второй взрослой команде фабрики в матче с «Электросталью». Старшие были настолько поражены его футбольным талантом, что без долгих раздумий пригласили в состав. «Как только наш центральный нападающий сделал первый удар по мячу, я успокоился. Ну, не совсем, конечно! Волновался на протяжении всей игры. Но волновался иначе, думал только об одном: как сыграть лучше, как сделать так, чтобы не подвести своих», — вспоминал Федотов. В той встрече Григорий Иванович отметился дублем, а окружающие в очередной раз убедились в недюжинном мастерстве молодого гения.

 

Окончив школу ФЗУ, Федотов покинул Глухов и перебрался в Москву. Устроился на работу токарем по металлу в механический цех завода «Серп и молот» — одного из крупнейших предприятий не только столицы, но и всей страны. Спортивный коллектив завода был хорошо известен, особой популярностью и успехом пользовалась футбольная команда, выступавшая в соревнованиях на первенство Москвы. В первый же рабочий день Федотов записался в секцию. Тренер Владимир Георгиевич Блинков сразу оценил технику юного игрока, пообещав ему место в составе первой команды. Дебют Федотова за «Серп и молот» состоялся спустя полсезона. Блинков включил его в стартовый состав на матч с московским «Динамо». На стадионе был аншлаг. Первенство Москвы в те времена уступало по зрительскому интересу лишь междугородним поединкам, проходившим значительно реже. По словам самого Федотова, тот матч сложился для него неудачно, он ушел с поля без забитого мяча. Тогда же он впервые встретился на поле с футболистами национальной сборной — за динамовцев выступали Михаил Якушин, Сергей Ильин, Василий Смирнов. Федотов восхищался их мастерством и умением читать игру. После непримечательного дебюта тренер посадил Григория на скамейку запасных, но Федотов не обиделся и рук не опустил. Старшие товарищи помогали молодым игрокам, включая Федотова, как на футбольном поле, так и за его пределами. Из игроков заводской команды он особенно подружился с Константином Васильевичем Сиземовым.

 

Qk1YWJsDw0c.jpg

 

Спустя некоторое время Федотов вновь стал выходить на поле. Блинков выделял ему небольшие игровые отрезки, выпуская на замену в концовках. Однако характер и талант сделали свое дело — Григорий Иванович вернулся в стартовый состав. В этот период Федотов активно развивал футбольную ментальность. По собственному признанию, ранее он больше полагался на себя, теперь же учился взаимодействию с партнерами, стал лучше выбирать позицию на поле. Благодаря непрерывной работе над собой он закрепился в составе «Серпа и молота». Весной 1936 года стартовал первый клубный чемпионат СССР по футболу. Формат турнира был следующим: борьба за титул велась не сборными городов и республик, как раньше, а коллективами добровольных спортивных обществ. Всего во всесоюзных соревнованиях принимали участие 27 клубов. В их числе была и заводская команда Федотова — «Металлург». В дивизионе Б команде противостояли динамовцы Тбилиси и Днепропетровска, команды общества «Сталинец» Москвы и Ленинграда, московское «Торпедо» и ленинградский «Спартак». Дебютный гол за «Металлург» 20-летний Федотов забил 26 июля 1936 года в матче Кубка СССР с командой колхоза имени Чапаева, первым сельским клубом в истории турнира. По итогам весеннего первенства национального чемпионата «Металлург» занял только пятое место. А осеннее первенство команда Федотова выиграла и пробилась в высший футбольный дивизион, обыграв в решающем матче «Динамо» из Ростова-на-Дону со счетом 4:1. Всего за «Металлург» Григорий Иванович провел 13 матчей, забив 10 мячей. Небольшое количество голов на ранних этапах карьеры объясняется просто — в тот период Федотов играл на позиции левого полусреднего, где, по собственному признанию, чувствовал себя некомфортно.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ДАЛЕЕ...

 

  • 2

#278 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 01 August 2017 - 13:44

1433366613_bezymyannyy-67.jpg

 

 

Рождение легенды

Первые годы Федотова

 

В 1938 году Григорий Федотов, поступив на военную службу, пополнил состав Центрального дома Красной армии (ЦДКА) — именно так назывался в те времена армейский футбольный клуб.

 

Чемпионат СССР 1938 года был по-своему уникальным. Единственный раз в истории всесоюзного первенства в высшей лиге играли 26 команд. Утверждение окончательного регламента группы «А» длилось несколько месяцев, с сентября 1937-го по апрель 1938-го. Рассмотрели много вариантов. В итоге Комитет по делам физкультуры и спорта остановился на однокруговом формате с 26 участниками. Федотов сыграл в 22 матчах из 25, пропустив лишь три встречи: с «Трактором» из Сталинграда, московским «Буревестником» и тбилисским «Динамо». Свой дебютный мяч за ЦДКА форвард забил лишь в третьем матче. Состоялось это знаменательное событие 20 мая на московском стадионе «Сталинец», который располагался на месте нынешнего «Локомотива». Гол Федотова в ворота одесского «Динамо» вывел армейцев вперед, но в итоге матч завершился вничью — 2:2. Всего в 23 встречах Федотов забил 20 раз и вошел в список лучших футболистов чемпионата СССР под первым номером среди левых крайних. В том же сезоне форвард оформил первый из двух «покеров», забив четыре мяча ленинградскому «Сталинцу». До чемпионства ЦДКА тогда не хватило совсем чуть-чуть — уступили два очка московскому «Спартаку», хотя в очной встрече армейский клуб победил.

 

large.jpg

 

 

В 1939-м Федотов забил 26 мячей в чемпионате и Кубке СССР, став лучшим бомбардиром первенства. И хотя ЦДКА не завоевал никаких трофеев ни в 1939-м, ни в 1940-м, именно в эти годы сложился костяк команды, которая после войны начала штамповать титулы. В 1940-м уже играли Константин Лясковский, Владимир Никаноров, Александр Виноградов, Алексей Гринин, Валентин Николаев, Петр Щербатенко. Тогда же произошла важная трансформация в игре Федотова. Раньше он выступал на позиции левого крайнего нападающего и был сильнейшим в своем аплуа. Тренерские поиски привели к тому, что Григория перевели на позицию центрального форварда и его талант раскрылся новыми гранями. В октябре 1940-го в игре с московским «Спартаком» Григорий Иванович получил травму, от последствий которой так целиком и не оправился и которая послужила одной из причин преждевременного завершения карьеры. В одном из игровых эпизодов он рванулся к мячу после передачи партнера, а защитник спартаковцев резко дернул его за руку. В результате плечо выскочило из сустава. Спустя даже несколько лет было заметно, что плечо у Григория Ивановича после травмы чуть опустилось.

 

В следующий раз Федотов сыграл лишь в апреле 1941-го. Оказавшись без своего лидера, армейцы были словно обескровлены. «Конечно, один футболист погоды, как говорится, не делает, но Григорий Иванович был не просто игроком, он был ярко выраженным лидером, — вспоминает в своей книге его партнер по команде Валентин Николаев. — И не только среди армейцев: в газетных публикациях того времени его все чаще называли лучшим футболистом СССР. Что же касается ЦДКА, то команда чувствовала себя уверенно только в том случае, когда Федотов выходил на поле. Этот "комплекс" был настолько силен, что играть без него мы оказались не приученными». Армейцам пришлось перестраиваться на ходу и заново учиться играть в нападении. Первенство 1941 года прервала война. 22 июня команда находилась в Киеве, где должен был состояться календарный матч чемпионата с местным «Динамо». Поединок, естественно, отменили. На фронте Федотову побывать не довелось: футболистов на передовую не пускали. Поступил приказ: спортсменов, имеющих офицерское звание, направить вглубь страны заниматься эвакуацией музея Красной армии, библиотеки Центрального дома Красной армии и театра Красной армии. Некоторых оставили для несения дежурства по ЦДКА. Рядовых же расквартировали в Красноперекопских казармах, на Сухаревке и назначили в караульную команду по охране Наркомата обороны и Генштаба. В октябре 41-го воинскую часть передислоцировали в Арзамас для несения там караульной и патрульной службы, но вскоре вернули обратно на те же московские объекты.

 

31299044.jpg

 

В марте 1942 года футболистов ЦДКА, имевших среднее образование, откомандировали на военный факультет Института физкультуры. Через три месяца краткосрочное обучение было окончено, и шестнадцать курсантов-футболистов получили погоны младших лейтенантов. Их направили в воинские части резерва преподавать физподготовку. В 1943-м игроков ЦДКА в срочном порядке вызвали в Москву. Было решено возобновить соревнования — пока не чемпионат СССР, а лишь региональные первенства. В чемпионате Москвы армейцы выступали под руководством бывшего игрока клуба Евгения Никишина. Городской чемпионат в 1943-м армейцы выиграли, а в 1944-м были вторыми, всего очко уступив «Торпедо». Именно в этот период Федотов стал капитаном ЦДКА. В 1944-м возобновился Кубок СССР (чемпионат — в 1945-м), а главным тренером ЦДКА назначили Бориса Андреевича Аркадьева, одного из величайших советских тренеров, который ковал славу клуба и за кем по сей день сохраняется рекорд по продолжительности пребывания у руля армейской команды. Взять Кубок в 1944-м не удалось: в финале армейцы уступили ленинградскому «Зениту», хотя вели 1:0 после первого тайма. Ходит легенда, что Григорий Федотов в этом матче играл с переломом малой берцовой кости, но документальных подтверждений тому нет. Сам Федотов в своей книге «Записки футболиста» писал о том, что перед финалом получил ушиб ноги, но о переломе не упоминает.

 

Международный опыт

Григорий Федотов в матчах против иностранных команд

 

Несмотря на отсутствие опыта выступлений за сборную СССР, Григорий Федотов запомнился яркими матчами международного уровня. Особняком среди них стоит легендарная встреча со сборной Басконии и бельгийское турне в составе московского «Спартака».

 

Летом 1937 года в футбольной жизни Советского Союза царило невиданное оживление: в СССР из Испании приехали мастера сборной Басконии. Их игра произвела настоящий фурор. Предстоял последний матч с московским «Спартаком», состав которого был укреплен пятью игроками других клубов. В группе усиления был и малоизвестный в ту пору левый крайний нападающий столичного «Металлурга» Григорий Федотов. Поначалу Федотов казался неуклюжим увальнем, которому все происходящее на поле было чуждо и неинтересно. Он демонстрировал поразительную способность как-то обособиться, сделаться незаметным. Но горе тому сопернику, который легкомысленно попадался на удочку этому «флегматику». Словно хищник в засаде, он поджидал мяч, и стоило тому приблизиться, как с «увальнем» происходила поразительная метаморфоза: получая мяч, Федотов мгновенно преображался. Его кошачий стелющийся бег позволял, казалось, без особых усилий уходить от преследователей и наносить разящие удары по цели.

 

lenta1461431244937File75_1.jpg

 

Манера игры левого края москвичей повергла в шок защитников басков. Накручивать чужую оборону Федотов начал с первых же минут. Дважды ему удавались опасные удары по воротам. Затаив дыхание, трибуны любовались его игрой. Партнеры Григория почувствовали слабину в обороне испанцев и раз за разом старались подключать его к атаке. На 14-й минуте спартаковцы в две передачи вывели Федотова на выгодную позицию. Тот, пытаясь обойти своего опекуна, сместился на угол штрафной площади, ложным движением обвел защитника и под очень острым углом нанес удар. Мяч полетел по какой-то фантастической траектории и, словно самонаводящаяся ракета, влетел в верхний угол ворот.

Николай Петрович Старостин в своей книге «Звезды большого футбола» вспоминал о Федотове: «Чего, например, стоил первый гол непобедимым баскам, забитый им так, что и сейчас не верится. Мяч непостижимо влетел в ворота с самой лицевой линии. Вот и верь после этого, что резаный удар «сухой лист» изобретен в 50-х годах в Бразилии. На двадцать лет раньше им владел Григорий Федотов».

При непосредственном участии Федотова был забит еще один мяч. При счете 2:2 Григорий Иванович в очередной раз обманул оппонента, после чего раздосадованному баску ничего не оставалось, кроме как сбить «флегматика» с ног. Пенальти был успешно реализован. Окончательный же счет матча — 6:2 — был весьма красноречив.

Опытный футбольный специалист, заслуженный тренер России Борис Яковлевич Цирик, который не раз видел Федотова в игре, так отзывался о его игре в московском матче с басками: «Не могу забыть, как Гриша разделывал своего грузного визави Силаурэна разнообразными финтами… Должен сказать, что, по моему мнению, в отечественном футболе не было за всю его историю форварда, равного Федотову». После победного матча с басками ни у кого из специалистов не оставалось и тени сомнения по поводу незаурядного дарования «флегматичного провинциала». В том же 1937 году «Спартак» готовился к выезду в Антверпен на III Международную рабочую Олимпиаду. Противостоять москвичам должны были команды рабочих из Бельгии, Испании, Франции, Норвегии, Англии, Финляндии, Швеции, Дании, Палестины, Чехословакии и Голландии.

 

lenta1461430944838File61.jpg

 

Советским футболистам, привыкшим жить и играть за железным занавесом, поставленная задача — победить во что бы то ни стало — представлялась достаточно сложной. Ведь кроме регулярных матчей с турками отечественные команды с зарубежными клубами не встречались и об их умении играть в футбол ничего не знали. Описываемые события происходили в разгар сталинских репрессий, поэтому поражение советских футболистов в капиталистической Бельгии вполне могло быть квалифицировано как измена Родине или предательство — со всеми вытекающими последствиями. Специфика происходивших в стране событий и высокие требования к команде помогли руководителям «Спартака» усилиться мастерами из других клубов, в том числе и игравшим в «Металлурге» Григорием Федотовым. Соперников красно-белых нельзя было отнести к командам высокого класса, однако полное неведение об их истинных возможностях и требование обязательно занять первое место поставили «Спартак» в непростое положение.
С задачей команда тем не менее справилась, победив всех соперников: датчан, французов, испанцев и, наконец, в финальном поединке — норвежцев. С самой лучшей стороны во всех встречах на бельгийской земле показал себя Григорий Федотов, в четырех матчах забивший четыре мяча. К финалу соперники-норвежцы уже знали все о наших футболистах. Они считали, что для победы им достаточно лишь «намертво закрыть форварда-звезду — Федотова»: подобными высказываниями норвежских руководителей пестрели газеты. Известный вратарь «Спартака» Анатолий Михайлович Акимов вспоминал в своей книге «Записки вратаря»: «Здесь, в Антверпене, талант Федотова раскрылся полностью. Его удивительно своеобразная игра заставляла трепетать вратарей. Он безошибочно выбирал место на поле, освобождался от опеки, проходил «железный заслон» защиты и результативно бил по воротам. Он становился звездой первой величины». Сыграл за красно-белых Федотов и на Кубке мира для рабочих команд на приз Всемирной выставки в Париже. Вояж во Францию получился скоротечным, что не помешало форварду в двух встречах отличиться дважды. Отнюдь не по своей воле и явно не из-за нехватки таланта и мастерства Федотов не провел ни одного матча за сборную СССР. Не сыграл он и в еврокубках. Впрочем, это не помешало ему войти в историю и стать одним из символов советского футбола, слава которого в те времена гремела по всей Европе.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
 
 
 
 
 

  • 1

#279 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 01 August 2017 - 14:52

37089614m.jpg

Сдвоенный центр

Федотов — центральная фигура тактической новинки

 

После войны Федотов и Бобров стали самой забивной связкой в отечественном футболе. Это стало возможным благодаря задумке тренера Бориса Аркадьева.

 

С одним из величайших тренеров в истории отечественного футбола Борисом Андреевичем Аркадьевым Федотов познакомился еще в «Металлурге». Гриша оказался там в середине 1930-х, когда начал работать на комбинате «Серп и молот», который и содержал команду. Аркадьев к тому времени уже несколько лет выступал за заводской коллектив на позиции защитника, а в 1936-м завершил карьеру и перешел на тренерскую работу. Считается, что во многом благодаря Аркадьеву Федотов вырос в футболиста столь высокого уровня. Недаром он сам говорил: «Борису Андреевичу я обязан всем хорошим в своей жизни». В «Металлурге» они сотрудничали недолго: с 1938 года Федотов выступал за ЦДКА, куда Бориса Андреевича назначили лишь в 1944-м. К моменту прихода специалиста в армейскую команду Федотов уже был окутан ореолом легендарности, но последующая пятилетка вознесла его еще выше. Если до этого он был игроком, известным на всю Москву — на него ходили смотреть еще во времена «Металлурга», то во время совместной работы с Аркадьевым он завоевал титулы и совершил достижения, которые вписали его имя в историю и донесли славу до наших дней. Сам специалист высоко ценил игрока. «Лучшим центральным нападающим до полученных им травм колена и плеча был, бесспорно, Григорий Федотов, обладавший полным набором качеств, необходимым для этого амплуа». Одна из самых известных задумок Аркадьева — так называемый «сдвоенный центр» нападения. Реализовал ее он не сразу. Поначалу тренер придерживался знакомой схемы 3-2-5. Но в 1945 году состав ЦДКА пополнил перспективный яркий игрок, молодой Всеволод Бобров. В распоряжении Аркадьева оказались два выдающихся форварда. Это и позволило ему разнообразить игру команды. В те времена футбол был совсем не таким, как сейчас: если в наши дни основные силы сосредоточены в обороне, то 70 лет назад, наоборот, наиболее многочисленной была группа атаки. Обычно выставляли пять форвардов: два крайних, два полусредних и один центральный.

 

С Федотовым и Бобровым Аркадьев модифицировал расстановку на поле. Григорий и Всеволод играли в центре нападения, а один из форвардов оттягивался назад, по сути, занимая позицию атакующего полузащитника. Вот что вспоминает об этой игровой схеме в своей книге «Я — из ЦДКА!» игрок «команды лейтенантов» Валентин Николаев: «Авторство Аркадьева закреплено и за разработанной им тактикой игры сдвоенным центром нападения, которая была с блеском реализована армейцами, когда в команде оказались сразу два классных центрфорварда Федотов и Бобров.

Об этом я уже рассказывал, однако кое-что, мне кажется, требует уточнения. Центральные нападающие широко располагались друг от друга, что принуждало к такому же маневру их опекунов-защитников, а центральный защитник, как бы попадавший в клещи, и вовсе ставился в затруднительное положение. Мне же, оттянутому в глубину поля, поручались организация атак, распределение мячей, словом, диспетчерские функции. Изменилась и задача крайних форвардов, которые должны были непрерывно терзать оборону соперников на флангах, оттягивать защитников от центра, еще более расширять таким образом пространство для маневра Федотова и Боброва перед воротами. Но, имея на флангах атаки таких больших мастеров, какими являлись Гринин и Демин, Аркадьев не мог ограничивать их действиями по "обслуживанию" центрфорвардов. Наоборот, он всячески нацеливал их на стремительные рейды к воротам, на прицельные завершающие удары. Мощь и результативность атак от этого заметно усиливались. Соперники долгое время не могли приспособиться к нашей тактике игры, да и вообще, я думаю, так и не сумели найти альтернативного варианта действиям пятерки нападения ЦДКА. Михаил Иосифович Якушин, наш известный специалист футбола, работавший тогда с московским «Динамо», говорил: «Прекрасно исполненная армейцами новинка — "сдвоенный центр" — явилась для нас полной неожиданностью. Так в играх с ЦДКА мы вынуждены были переходить на персональную опеку Блинков — Бобров, Семичастный — Федотов, но тем самым проигрывали середину поля».

Впоследствии тактику сдвоенного центра стали применять и другие команды, но добиться такого успеха, какой она приносила армейцам, не сумели даже московские динамовцы — их коллектив не имел в своем составе столь ярких исполнителей, какими располагал ЦДКА. Добавлю, не только ярких, но и прекрасно подготовленных физически, потому что, как я уже говорил, всю систему подготовки команды Аркадьев строил на базе атлетизма, выносливости, скорости, позволявшей армейцам проводить весь матч в высоком темпе, выполняя огромный объем работы. За счет этих качеств мы выигрывали иногда, казалось бы, самые безнадежные поединки».

 

19490722_1.jpg

 

Григорий ФЕДОТОВ и Всеволод БОБРОВ в атаке...

 

С 1945-го по 1949-й Федотов забил 66 мячей, Бобров за тот же период — 102. 168 голов на двоих — лучшее подтверждение эффективности взаимодействия двух великих форвардов. При этом они сильно отличались друг от друга характером, темпераментом, стилем игры. Всеволод был озорным, веселым и взрывным. Григорий же — более спокойным, серьезным, и в годы совместной игры в силу травм уже не обладал взрывной скоростью.

Сохранились такие воспоминания Боброва: «В чем же была сущность примененной нами новинки? Два наиболее быстрых и результативных игрока — эту роль поручили Федотову и мне — располагались в пятерке нападения впереди и несколько шире друг от друга, нежели обычно. При построении противника 3+2+5 (а иных тактических схем в то время наши команды не применяли) наличие сдвоенного центра ставило в крайне затруднительное положение центрального защитника обороняющейся команды.

Он все время как бы попадал в клещи, устраиваемые ему двумя быстрыми форвардами, все время был под страхом обхода справа или слева. Должен сказать, что в первое время это "секретное" оружие действовало очень метко. Вот что говорил по этому поводу тренер наших основных соперников — динамовцев — Михаил Якушин: "Умная, прекрасно исполненная армейцами новинка — "сдвоенный центр" — явилась для нас полной неожиданностью. В течение всего сезона она мучила нашу защиту, так и не сумевшую приноровиться по-настоящему к действиям соперников"».

Бобров сверкал своей скоростью и дриблингом, став основным голеадором. Григорий же больше помогал своему партнеру, играл в подыгрыше, хотя и продолжал исправно забивать. Изменения в действиях Федотова не остались незамеченными: если до этого в прессе его называли «грозой вратарей», то в послевоенные годы отмечали его возросшую роль в конструировании атак и выведении партнеров на ударную позицию.

 

 

 

Клуб имени легенды

Список бомбардиров Григория Федотова

 

9 апреля 2016 года Артем Дзюба отличился за «Зенит» в матче чемпионата России с «Амкаром». Тот гол был сотым в его карьере, и форвард попал в элитную группу российских бомбардиров — клуб Георгия Федотова, — став 74-м его участником и пятым среди действующих футболистов.

 

Дзюба бросает вызов

 

Останавливаться на достигнутом Дзюба не собирается, поставив перед собой цель забить 150 мячей за карьеру. Если ему это удастся, он попадет в первую двадцатку российских бомбардиров, обойдя таких мастеров, как Андрей Аршавин, Валерий Карпин и Эдуард Стрельцов. Вечным видится рекорд лидера Федотовского клуба Олега Блохина. Великий украинец, обладатель «Золотого мяча» по итогам 1975 года забил 319 мячей за карьеру — на 74 больше, чем другой украинец, занимающий второе место, Олег Протасов. На третьей позиции расположился Александр Кержаков с 227 мячами: ни много ни мало лучший бомбардир среди всех когда-либо игравших российских футболистов. Догнать Протасова, у которого 245 голов, непросто, но если Александр продолжит исправно забивать за «Цюрих», а затем проведет еще один-два ударных сезона в «Зените», то миссия окажется выполнимой.

Помимо Кержакова, в клуб Григория Федотова из действующих футболистов входят кубанец Роман Павлюченко (181), бывший зенитовец, а ныне игрок «Кайрата» Андрей Аршавин (127) и динамовец Павел Погребняк (108). Если Павлюченко совершит подвиг и забьет еще четыре мяча, то обойдет Никиту Симоняна с Олегом Веретенниковым и займет почетное четвертое место, сразу за Кержаковым.

 

В клуб Григория Федотова, что примечательно, входят не только советские и российские футболисты. Удалось вписать свое имя в нашу футбольную историю и легионеру — бывший форвард ЦСКА бразилец Вагнер Лав, выступавший за армейцев с перерывами с 2004 по 2013 год, забил 124 мяча.

 

Истоки и развитие

 

«Клуб 100» назван именем великого армейца неслучайно. Григорий Федотов — первый футболист, преодолевший рубеж в 100 забитых мячей в чемпионате, кубке и сборной СССР. Клуб бомбардиров был основан в 1967 году, через 10 лет после безвременной кончины футболиста, ушедшего из жизни при не до конца выясненных обстоятельствах в возрасте всего в 41 год.

Основатель клуба — известный футбольный статистик Константин Есенин (кстати, сын поэта Сергея Есенина). Именно по его инициативе список лучших бомбардиров советского футбола был впервые опубликован в еженедельнике «Футбол-Хоккей» в ноябре 1967-го. Тот список включал 13 футболистов: Никита Симонян, Валентин Иванов, Александр Пономарев, Сергей Соловьев, Григорий Федотов, Автандил Гогоберидзе, Заур Калоев, Сергей Сальников, Олег Копаев, Константин Бесков, Виктор Ворошилов, Всеволод Бобров и Эдуард Стрельцов.

Первые изменения в формат клуба были внесены в 1970 году. Тогда же приняли решение учитывать голы, забитые в матчах на Кубок СССР, но лишь во встречах между командами высшей лиги, при этом учитывались все результаты только с четвертьфинала. В дальнейшем эти ограничения были отменены. В 1976 году в клуб был принят нападающий киевского «Динамо» Олег Блохин, а спустя четыре года он уже вышел в лидеры, обойдя Никиту Симоняна. Следующий знаковый год — 1987-й. Тогда в клуб вошли сразу несколько выдающихся футболистов: спартаковцы Сергей Родионов и Федор Черенков, а также киевские динамовцы Леонид Буряк и Олег Протасов. В том же году Олег Блохин достиг поистине космической отметки в 300 голов. Этот рубеж пока не покорился ни одному отечественному футболисту.

 

pavluchenko.jpg

 

ТАКУЮ ПЛАКЕТКУ ВРУЧАЮТ СЕЙЧАС КАЖДОМУ НОВОМУ ЧЛЕНУ КЛУБА ИМЕНИ Г.И.ФЕДОТОВА

 

Кто на новенького?

 

После распада СССР в клуб включают исключительно российских футболистов. Поэтому в список не попал лучший бомбардир в истории Литвы Арминас Нарбековас. На его счету 60 голов в чемпионате СССР и 41 мяч в чемпионате Австрии, но в Австрии он забивал, уже будучи гражданином независимого государства Литва.

В конце девяностых и нулевые годы ряды клуба пополнила целая когорта спартаковцев: Валерий Карпин, Александр Мостовой, Андрей Тихонов, Егор Титов, Владимир Бесчастных и Роман Павлюченко. Покорилась отметка зенитовцам Александру Кержакову и Андрею Аршавину, которые были главными творцами успеха своего клуба в новейшей его истории. Добрались до сотни мячей и трое других выдающихся российских нападающих, три Дмитрия: Сычев, Булыкин и Кириченко. Клуб продолжит расти и расширяться — это неизбежно.

Перспективы пополнить его в ближайшие годы есть, помимо Халка, у Романа Широкова и Алана Дзагоева, забивших 79 и 67 мячей соответственно. На счету Александра Кокорина, в последнее время много критикуемого, 62 гола — не самый скудный показатель для футболиста, которому три недели назад исполнилось 25 лет. Клуб Григория Федотова — лучший памятник легендарному советскому футболисту-бомбардиру.

 

Золотой век

Во второй половине 1940-х Федотов закрепился в статусе легенды

 

Если до окончания войны ЦДКА лишь обретал свою игру, то послевоенная команда со своим капитаном Федотовым — настоящая легенда. «Команда лейтенантов» не знала себе равных, завоевывая трофей за трофеем. Уступив первенство в 1945-м московскому «Динамо», ЦДКА с Федотовым три раза подряд стал чемпионом и дважды — в 1945-м и 1948-м — завоевала Кубок.

 

625e0be67f61.jpg

 

КУБОК СССР 1945, 1948

 

22643492.jpg

 

ЧЕМПИОН СССР 1946, 1947, 1948

 

 

Золотой век «команды лейтенантов» пришелся уже на закат карьеры Федотова. С одной стороны, именно тогда за ним закрепилась слава великого нападающего, дошедшая до наших дней. С другой — с каждым годом из-за травм играть ему было все тяжелее, Федотов начал пропускать матчи и уступил капитанскую повязку. В то же время, когда легендарный форвард оказывался на поле, он старался не опускаться ниже своего уровня и продолжал забивать, с каждым голом умножая свою славу.

Свой фирменный удар Федотов исполнял с лета с наклоном корпуса. «В дни, когда я пришел в команду новичком, он уже был человеком громкой славы, — вспоминает Всеволод Бобров. — Он заражал всех своим трудолюбием, страстью к каждому, пусть даже не очень веселому упражнению. Григорий Иванович взял себе за правило после напряженного коллективного занятия лично работать над ударами. Особенно он любил, чтобы кто-нибудь из нас набрасывал ему мяч, и он с лета производил коронный "федотовский" удар. Он бил подряд пятьдесят, сто, сто пятьдесят раз, и почти каждый мяч заканчивал свой стремительный полет в сетке. Да, лучшего исполнения этого удара мне никогда больше не приходилось видеть».

Сейчас подобный удар — не редкость, он есть в арсенале любого высококлассного нападающего, но в 1930-1940-х годах прошлого века это было в диковинку. При подаче с фланга, опираясь на левую ногу, Федотов наклонял корпус влево и вперед, после чего с размаху бил правой ногой по снижающемуся мячу. При этом он поворачивался на опорной ноге, что придавало мячу большую скорость. «Сколько раз можно слышать, как вслед мячу, пролетевшему над перекладиной или мимо штанги, на трибунах раздается реплика: "А вот Гриша Федотов с такой подачи забил бы!.." — вспоминает Константин Лясковский, проведший в армейском клубе 24 сезона и занимающий седьмое место в истории мирового футбола среди самых преданных одному клубу игроков. — Любители футбола старшего возраста до сих пор с удовольствием вспоминают его умную игру, передачи и финты. Но в первую очередь — его удары по воротам! Они незабываемы и как бы венчают его необычайно гармоничный футбольный талант.

 

Мы частенько наблюдаем, как мяч после удара нападающих летит выше ворот. Это, я бы сказал, закоренелый недостаток многих наших футболистов. А вот удар Федотова был, что называется, "с секретом": Гриша бил не по центру мяча, а чуть повыше и правее (как бы сверху вниз), что придавало небольшую подрезку. Описав еле заметную дугу вниз и влево, мяч после таких ударов, как правило, влетал в ворота». В СССР вообще считали, что Федотов первым в мире начал исполнять резаный удар. Более распространенная версия отдает лавры первопроходца бразильцу Диди.

 

Приписывают Григорию Ивановичу и другие новшества. «Он первым в нашем футболе начал забивать мячи головой в нападении, — утверждал основатель «Спартака» Николай Старостин, мечтавший видеть Федотова в своей команде. (Григорий даже провел несколько матчей в красно-белой форме в 1937-м, пока не поступил на военную службу и не оказался в ЦДКА.) — Стал постоянно пользоваться резаными ударами, когда о "сухом листе" никто и понятия не имел. У него был оригинальнейший бег, он бежал, не выпрямляясь, а как бы приседая, и, чем более всего обескураживал защитников, неуловимо менял скорость: разгонится, приостановится и снова рванется».

 

По-настоящему историческое событие случилось в 1948-м, в год третьего чемпионства ЦДКА. 31 июля в домашнем матче против тбилисского «Динамо» нападающий ЦДКА Григорий Федотов забил свой 100-й гол в чемпионатах страны. Центрфорвард стал первым в истории отечественного футбола игроком, которому покорилась эта высота.

Григорий тогда уже пропускал довольно много матчей, но в 1949-м смог сыграть в 29 встречах из 34, забив 18 мячей. Правда, уйти в статусе действующего чемпиона ему не удалось: «Динамо» — самый принципиальный соперник ЦДКА в те годы — прервало гегемонию армейцев и обошло их в борьбе за титул. Кубок тоже не «зацепили»: в полуфинале «Торпедо» оказалось сильнее, в дальнейшем завоевав трофей.

В Кубке и сыграл свой последний матч в карьере Григорий Федотов. Правда, ввиду отсутствия протокола многих игр той поры, доподлинно неизвестно, какая именно стала для него заключительной: в четвертьфинале против «Зенита» он точно сыграл, а вот вышел ли на поле во встрече с автозаводцами — загадка. Зато мы точно знаем, когда был им забит последний мяч. 23 октября 1949 года в 1/8 финала Кубка СССР Григорий Федотов уже в дополнительное время отметился победным голом: он подобрал потерянный одним из защитников мяч и сильно пробил в дальний угол ворот.

 

Федотов завершил карьеру в 33 года и явно мог отыграть еще несколько сезонов. Вот что писал о нем известный советский журналист Лев Филатов: «На его туго перебинтованные колени, на плечо, опустившееся после травмы, горестно было смотреть. Врожденная плавность движений стала бережной, опасливой, на единоборство ему уже надо было решаться, делая над собой усилие, а когда так, то игрока невольно тянет на те участки поля, где спокойнее и малолюднее. От юной беспечности, от веселого озорства не осталось и следа. По полю перемещался и прекрасно играл человек как-то быстро постаревший, посуровевший, замкнувшийся в себе. А можно выразиться и определеннее: человек битый. Футболиста старят не годы, а травмы.

Григорий Федотов принял на себя больше, чем кто-либо другой, неправедных ударов. И вот странность: это широко известно, об этом вспоминают в мемуарах — словом, исторический факт. Однако нигде не сыщешь фамилии тех, по чьей злобе беспримерное дарование форварда, сделавшегося гордостью отечественного футбола, было преждевременно урезано…» Повесив бутсы на гвоздь, легенда клуба остался в ЦДКА в качестве второго тренера. Поначалу он помогал Борису Аркадьеву, а после возрождения ЦДСА в 1954-м был вместе с Константином Лясковским назначен помощником Григория Пинаичева. Чем занимался великий форвард в период безвременья после разгона клуба в 1952-м, установить не удалось.

«Григорий Иванович Федотов, второй тренер, возился с нами, армейскими мальцами, как родной дядька, — вспоминал в интервью «Спорт-Экспрессу» нападающий Олег Копаев. — По окончании занятий мы с ним всегда оставались постучать по воротам. И сейчас не забылись его фирменные удары с лета и полулета, абсолютно в цель — по самому изощренному заказу. Я не поленился подсмотреть кое-что из федотовской техники. И на советы Григорий Иванович не скупился».

 

 

10ae0648d7dfa14a8c8919413864f75d.jpg

 

fedotovs12_head_730.jpg

 

 

 

 

 

Сообщение отредактировал vlad-61: 01 August 2017 - 15:08

  • 1

#280 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 41737 сообщений

Отправлено 23 August 2017 - 00:44

ПЕРВЫЙ ЧЕМПИОНСКИЙ СОСТАВ ЦСКА. ГДЕ ОНИ СЕЙЧАС?

 

Их первое российское золото.

 

rue2b86c237f1.jpg

 

Чемпионскую кампанию-2003 ЦСКА начал еще зимой, когда за рекордные для России 3 миллиона евро подписал Иржи Ярошика. Чех с легкостью вписался в силовую манеру игры армейцев и с первого же матча потащил их вперед.

Первым под газзаевский танк угодил казанский «Рубин», дебютировавший в тот год в премьер-лиге (0:4). В первом круге ЦСКА выиграл все пять московских дерби, но с треском проиграл роскошному «Зениту» Петржелы (1:4). Впрочем, на лидерских позициях армейцев это никак не сказалось – еще с весны никто не сомневался, что титул достанется им. «Локомотив» в чемпионате буксовал, «Спартак» тонул – ЦСКА весь сезон лидировал в гордом одиночестве.

Летом за ЦСКА дебютировал 17-летний Игорь Акинфеев и сразу же взял пенальти от огненного Андрея Каряки. А потом случился македонский «Вардар», скинувший ЦСКА из Лиги чемпионов в первом же раунде. ЦСКА сосредоточился на чемпионате, Валерий Газзаев сосредоточился на ЦСКА (он тренировал еще и сборную до августовского матча с Израилем), журналисты сосредоточились на критике, не унимаясь до самого финиша.

Финиш тоже был ого-го: проиграли в Казани 2:3 с автоголом Дениса Евсикова на последней минуте. ЦСКА тот матч проводил в статусе чемпиона.

 

ruef6e34e6c5b.png

rue45dff1e864.png

rueabf0ebbdfe.png

rue39cd158dc5.png

ruec30f7d9c5c.png

rue90abf1c574.png

ruefee7f531b9.png

rue651a5d50e3.png


Сообщение отредактировал vlad-61: 23 August 2017 - 00:44

  • 3


Количество пользователей, читающих эту тему: 2

0 пользователей, 2 гостей, 0 скрытых пользователей