Перейти к содержимому


Фотография

ФК Рубин


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 17987

#17981 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 64710 сообщений

Отправлено 23 February 2021 - 14:15

Оливер Абильдгор: «Слуцкий очень профессиональный тренер на поле, а вне его хороший парень. Не многие способны это сочетать»


– В отличие от большинства клубов РПЛ в «Рубине» работает один из известных европейских тренеров. Мало кто в нашей лиге так владеет английским. Это ведь тоже было важно?
– Конечно. Я ещё до приезда в «Рубин» знал о Слуцком. Он добился больших успехов в ЦСКА и успел потренировать в Европе. Его стиль и то, в какой футбол мы играем, максимально подходит мне. Я был такого мнения в момент подписания, а сейчас в этом ещё больше убедился.

– Подход к работе Слуцкого отличается от тренеров в Дании?


– Я не играл в большом количестве клубов, как вы знаете, и мне сложно сравнить. В работе Слуцкого мне нравится как он общается с людьми. Могу сказать, что он очень профессиональный тренер на поле, а вне его - хороший парень. Немногие тренеры способны сочетать эти качества, что не может не нравиться. Тренерский взгляд у него очень детальный. Он подробно всё объясняет. Это касается и его штаба,FDJw5WE5jW4.jpg?size=1488x948&quality=96


  • 0

#17982 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 64710 сообщений

Отправлено 23 February 2021 - 18:14

TUDTUrcnQDQ.jpg?size=1080x1080&quality=9


  • 0

#17983 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 64710 сообщений

Отправлено Вчера, 12:00

Дерьмо полное». Быстров — о переходе Сутормина из «Рубина» в «Зенит» за 50 тыс. рублей


«Дерьмо полное. Такое нельзя допускать. У нас тренеры, которые воспитывают таких футболистов, получают 30 тысяч рублей, перебиваются от зарплаты до зарплаты. Как в дальнейшем им работать, если такие ситуации происходят? Агенты на этом заработали, а ты должен вкладывать в ребёнка душу, быть чуть ли не вторым отцом, авторитетом. Когда футболист заиграет, и тренер должен получить деньги, и школа. После таких случаев остаётся только лапу сосать. РФС не должен допускать такого»TUjRhM94-YE.jpg?size=2560x1707&quality=9


  • 0

#17984 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 64710 сообщений

Отправлено Сегодня, 11:27

Спартак» и «Рубин» рассудит Сергей Лапочкин


Судья – Сергей Лапочкин; ассистенты судьи – Рустам Мухтаров, Андрей Гурбанов; резервный судья – Евгений Буланов; VAR – Алексей Амелин; AVAR – Илья Елеференко; инспектор – Владимир Овчинников; делегат РПЛ – Борис Ларин.T-pmlJRH7R8.jpg?size=512x300&quality=96&


  • 0

#17985 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 64710 сообщений

Отправлено Сегодня, 11:31

«Для меня приход Слуцкого оказался идеальным». Большое интервью Карла Старфельта

 

О скандинавском образовании, топовой русской кухне и соседстве с Абильдгором.

25-летний Карл Старфельт перешёл в «Рубин» в 2019 году. Защитник, который ранее играл только в родной Швеции, сразу получил травму и не сумел сходу стать основным игроком, а на протяжении последующего года был третьим-четвёртым выбором на своей позиции.

С приходом в команду Леонида Слуцкого позиции Карла улучшились: теперь он безоговорочный игрок основного состава, который входит в лидеры по статистике верховых единоборств во всей РПЛ. Во время зимнего сбора в Турции Старфельт продлил контракт с «Рубином» – теперь он будет выступать за казанцев до лета 2024 года.

В интервью «БИЗНЕС Online» Старфельт рассказал, как Слуцкий помог ему вернуться на свой уровень, как он чуть не проигнорировал звонок главного тренера сборной Швеции и почему в «Рубине» он вынужден укутываться в несколько одеял.


28e5-905922d7f7a2b51f5099462a1c5856a0.pn


ДОХОДЫ ШВЕДСКИХ КЛУБОВ НАПРЯМУЮ ЗАВИСЯТ ОТ БОЛЕЛЬЩИКОВ

– Карл, для начала хочется услышать историю вашего прихода в футбол. Откуда пошло это увлечение?

– Я родился в семье, которая очень любит футбол, где играют в футбол. В пять лет я начал играть за местную команду. На старте быстро заметил, что у меня неплохо получается (смеётся). Спустя два года я переехал в другую команду – в лучшую академию Швеции.

– Это «Броммапойкарна»?

– Да. Сейчас в сборной Швеции играет человек 5 - 7 из этой академии. В Швеции давно идут споры, не слишком ли большая конкуренция у неё в детских командах. Если игрок не подходит, его сразу убирают. Тем не менее, академия «Броммапойкарны» готовит много игроков для сборной.

– Несмотря на споры, всё же в клубе всё делают правильно?

– Да, они идут по своему пути: выбирают лучших игроков из региона Стокгольма. Но это и большой клуб сам по себе. В моём возрасте было 28 разных команд, из них в 27 могли играть кто угодно, а в единственной играли только лучшие.

– При этом результаты клуба на профессиональном уровне очень скромные.

– Да, это так. Есть много разных факторов. В Стокгольме есть три клуба, у которых большая история и огромное количество поклонников. Все хотят играть в этих командах. У «Броммапойкарны» шикарная академия, но нет большой базы болельщиков. Ну и денег в таком количестве тоже.

Когда футболисты «Борммапойкарны» вырастают, то переходят в другие стокгольмские клубы. Либо их туда продают, либо они уходят на правах свободных агентов. Как только игрок показывает хорошие результаты, то он сразу же покидает команду. За последние 10 лет у «Броммапойкарны» были успехи с выходом в высший дивизион. Но затем игроки, показав себя, уходили, а клуб спускался вниз, во второй дивизион. Если бы футболисты оставались, то команда была бы в числе лучших в Швеции.

– Ещё и стадион у команды маленький, всего 6 тысяч мест. Это ведь тоже показатель уровня?

– Да, конечно. В Швеции всё зависит от болельщиков. Например, в Европе или России компании или отдельные богатые люди финансируют клубы. Но в Швеции есть правило: 51 процент акций клуба принадлежит его членам – фанатам. Никакая большая компания не может войти в клуб и скупить большинство акций. Получается, что огромная часть дохода связана именно с фанатами.

В Швеции из-за этого также ведётся большая дискуссия. С одной стороны, у нас великолепные фанаты. Есть особые взаимоотношения и отдельного вида ценности. В этом есть положительный момент. Не может быть такого, что придёт инвестор и переименует вашу любимую команду в честь своего предприятия, например. Болельщикам ведь такие действия не нравятся. С другой стороны, футболисты уходят, потому что клуб не способен платить большие деньги из-за этого правила.

– Вы сказали, что ваша семья очень любит футбол. В чём это проявляется?

– У меня большая семья: две сестры и два брата, я самый младший. Все они были очень талантливы в спорте. Когда я был ребёнком и ходил в школу, у нас был приз «Самый спортивный ученик». Братья и сёстры получали этот приз. На меня оказывалось очень большое давление, чтобы я тоже его взял. Помню, как стоял во дворе школы в момент, когда выдавалась эта награда, но они не назвали моё имя. В этот момент я был очень зол на того учителя, который выдавал этот приз (смеётся). Брат тоже был хорошим футболистом и тоже играл в «Броммапойкарне». Футбол и спорт всегда были частью моей жизни с самого раннего детства.

– Брат до профессионального футбола не дошёл?

– Нет, он перестал играть, наверное, лет в 16 - 17. Некоторые считают, что нагрузка в академии «Броммапойкарны» настолько большая, что футболисты иногда «наедаются». Возможно, именно это произошло с моим братом. Много тренировок, много игр, от этого на финише уже сложно получать удовольствие. Я единственный кто остался в профессиональном спорте из своей семьи.


772a-5c4978c7df959a6c3bd632c40bf1abf5.jp


«ГЁТЕБОРГ» И ПЕРВЫЙ ТРАНСФЕР

– Из «Броммапойкарны» вы перешли в «Гётеборг» – один из крупнейших клубов своей страны. Наверняка, для вас это был особенный момент – всё-таки первый трансфер в жизни.

– Конечно, для меня это был очень важный трансфер. Это действительно один из больших клубов в Швеции с величайшей историей. Он дважды выигрывал Кубок УЕФА. В Швеции они вторые по числу титулов во внутреннем чемпионате.

Они связались со мной и заявили, что очень заинтересованы. Для меня это стало большим событием. И несмотря на то, что я перешёл в один из величайших клубов страны будучи молодым, понимал, что нельзя останавливаться в развитии. 

В «Гётеборге» всё было иначе, нежели в «Броммапойкарне». Совершенно другой уровень внимания. После хороших выступлений люди на улицах города подходили и поздравляли, а если сыграешь плохо, то тоже подходили и спрашивали: «Какого чёрта происходит, почему ты так хреново играешь?» На одном из матчей, после нескольких неудачных игр, болельщики стали освистывать нас. Потом они перекрыли нам выход со стадиона.

В этом плане разница между клубами была значительной. Повысился уровень ответственности, но в тот момент карьеры для меня это было здорово, ведь футболист должен уметь преодолевать подобные состояния. Это делает тебя сильнее.


26ad-9455727939b115ff689bd29e9534bee3.jp


– Трансфер в «Гётеборг» стал, наверное, ещё и большим потрясением в бытовом плане. Вы поменяли большой Стокгольм на менее крупный город Гётеборг. Переживали?

– Конечно, разница есть, но всё таки Гётеборг – второй город по населению в Швеции. Это не было заменой столицы на маленький городок. Большая разница для меня была в первую очередь в том, что в Стокгольме я всегда был рядом со своей семьёй, а переехав в другой город, я никого не знал. Семьи не было, друзей не было. Конечно, рядом партнёры по команде, с которыми у меня были прекрасные отношения, но это всё же другое.

Вначале было непросто. Но я счастлив, что на это пошёл. Потому что сразу переехать в Казань из комфортных условий семейной жизни было бы безумно сложно, а для меня это было проще, так как у меня уже был опыт самостоятельного существования за пределами зоны комфорта. Это была хорошая подготовка для меня.

– Теперь вы живёте в Казани – городе крупнее Стокгольма. Чувствуете ли вы себя в Татарстане комфортно?

– 100 процентов! Мне очень нравится город. Есть много хороших мест, вкусных ресторанов, сам по себе город красивый и в нём хорошая инфраструктура. Большой разницей для меня между Стокгольмом с Гётеборгом и Казанью, конечно, стало то, что я переехал совсем в другую страну, с иным языком и отличной культурой. Но у меня точно нет никаких жалоб, мне всё очень нравится. Вначале переезд в Казань всё-таки был для меня большой переменой. Но человек ко всему привыкает, и я привык. Если первые полгода переживёшь и преодолеешь трудности, то адаптация, считай, пройдена.

– В Швеции, как и везде в Скандинавии, еда в большей степени представлена рыбой. Здесь совсем иная кухня. К этому тоже уже привыкли?

– На самом деле я удивлён по поводу еды в России, она мне очень нравится. Здесь много разных видов кухни. Если ты идёшь в рестораны, то есть русская кухня, европейская и азиатская. Поэтому я и говорю, что в Казани хороший выбор еды. Это даже лучше, чем в Швеции.

– Но ведь скандинавской кухни в Казани нет.

– Да, вы правы. Но вообще мы в Швеции не едим особо много скандинавской еды. У нас в основном европейская кухня. Есть итальянская, американская еда, очень популярны блюда азиатской кухни. Я не пробовал слишком много русской кухни, но борщ – это топ!

– Хотел спросить про одно из известнейших блюд шведской кухни сюрстрёминг. Расскажите непонимающим россиянам, что это такое?

– Это гнилая рыба. Поверьте, вы не будете это есть! Если всё таки хотите, настоятельно советую этого не делать. У меня был дедушка, который ел её. Он клал эту рыбу на сандвичи и говорил: «Если съешь – я дам тебе денег». Я попробовал один раз и меня вырвало. Не получилось, короче. Это самая отвратительная вещь, которую я пробовал. Но мои родители и дедушки с бабушками её ели. Сама по себе эта рыба холодная, её нельзя подогревать. Но поскольку она там долго заквашивается в банке, вкус такой, будто это горячая еда.

 

– Швеция и «Икея» – неразрывно связанные понятия в головах у многих. Это как матрёшка и балалайка у русских. Вас не бесит такая ассоциация?

– Меня совсем не смущают стереотипы об этом. Это же здорово, когда ты в любом уголке мира можешь найти шведскую еду или какие-то другие вещи, которые напоминают о родине. Я был в Казани в «Икее». Митболы тоже ел (смеётся).

– Одноклубники по поводу «Икеи» не подкалывали?

– Нет, было много много шуток по поводу викингов. Это более очевидная тема.

– В чём секрет того, что все североевропейские футболисты такие образованные?

– Конечно, в скандинавских странах образование – важная часть жизни. С чем это может быть связано? В Швеции в последние десятилетия экономическая обстановка стабильная и очень благоприятная. Низкий уровень бедности, бесплатные школы и больницы, поддержка государства – с социальной точки зрения, люди в безопасности. Предполагаю, что это позволяет населению больше сфокусироваться на таких вещах, как карьера или образование. Когда тебе сложно добыть кусок еды и все силы направлены на это, об образовании ты не думаешь.

– Кстати, есть ли у вас высшее образование или вы планируете его получить?

– Нет. Сейчас я не учусь и на 100 процентов сфокусирован на футболе. Посмотрим, как сложится в будущем. Думаю, ближе к завершении карьеры я задумаюсь об этом. Надеюсь, что в моей карьере есть ещё как минимум 10 лет, так что время подумать будет.

ТРАНСФЕР В «РУБИН» ПО СОВЕТУ БЕРГСТРЁМА

– Вы рассказывали, что говорили с Эмилем Бергстрёмом о «Рубине» перед переходом в этот клуб. У него самого не осталось обиды на Казань из-за не самого удачного отрезка карьеры?

– У него остались очень хорошие впечатления о клубе, ему понравился и город. К концу своего пребывания в «Рубине» он не особо получал возможность играть за команду и в таких обстоятельствах не так важно, в каком именно клубе и городе это происходит. Если футболист не играет, конечно, шансы на его недовольство выше. Но, несмотря на это, Эмиль очень позитивно высказывался. Он сказал мне: «Если ты считаешь, что точно будешь здесь играть, тогда поезжай».


ab4a-caae94e4b96a7c0dd81e6ae0ea03f5c7.jp


– В итоге его слова о Казани и «Рубине» оказались правдой?

– Да-да. Я очень счастлив в клубе и с футбольной точки зрения, и с бытовой. Повторюсь, мне нравится город, в клубе работают очень дружелюбные люди с прекрасным отношением к игрокам. В команде отличная атмосфера. С приходом Слуцкого я стал чувствовать себя комфортнее. У меня нет абсолютно никаких сожалений о решении перейти сюда.

– Были ли сомнения перед переходом в Россию?

– Конечно, какие-то вещи пугали. В первую очередь неизвестность того, куда ты едешь. Для европейцев Россия не входит в число самых популярных курортных направлений. Конечно, в Европе читают какие-то вещи, в ютубе смотрят. Лично я совершенно ничего не знал про Казань. Когда шведский футболист едет в Россию, он мало что может представлять о том месте, куда он едет. Лично я счастлив тому, как всё в итоге обернулось.

– Были ли у вас какие-то другие варианты кроме «Рубина»?

– Конкретных предложений не было. Конечно, был интерес от европейских клубов. Но именно от «Рубина» я получил конкретный запрос. Спросили: «Хочешь поехать в «Рубин»?» Я ответил, что готов.

– На самом старте в Казани вы получили травму. Что переживали в такой момент?

– Конечно, я не чувствовал себя здорово. Но у меня такой характер, что я не сдаюсь. В этой ситуации у меня никогда не возникло мысли о возможном возвращении в Швецию. Сам себе продолжал повторять, что у меня ждёт успех и я его добьюсь здесь. Этот настрой у меня сохранился. Если человек начинает себя мучить какими-то переживаниями или мыслями о возможном отъезде, то теряет концентрацию.

Тот период был очень сложным. Представьте себе: я переехал в другой город и другую страну, без семьи, друзей или даже знакомых. Едешь сюда только ради футбола, это занимает все твои мысли, а при этом играть в футбол ты не можешь из-за больной ноги. Я жил в доме, где не было лифта, и не мог подниматься до четвёртого этажа, так что пришлось переехать на базу.

Я счастлив, что сумел преодолеть тот период. Когда Слуцкий пришёл в «Рубин», я не играл шесть месяцев. В таких обстоятельствах сложно показывать себя в лучшем виде. Поэтому я очень благодарен за данный мне шанс и за то, что он в меня поверил.

– Год назад на сборах в этом же месте вы по сути выиграли себе место в стартовом составе: пришёл Слуцкий, всё для вас началось заново и вы доказали, что можете быть в основе. Это ведь был важнейший для вас период в «Рубине»?

– В сезоне 2019/20, когда мы ушли на зимнюю паузу после матча с «Сочи», я подумал: «Получу ли я новый шанс?» Если есть возможность его получить, то мне нужно сделать 100 процентов зависящего от меня, чтобы воспользоваться шансом. В отпуске очень упорно работал, занимался постоянно. В отличие игроков, с которыми мне предстояло конкурировать, я не играл полгода, а они тратили силы на матчи. Мне нужно было сделать больший объём физической работы, чтобы быть лучше готовым к старту сборов. И в итоге по окончании того зимнего сбора я стал одним из немногих игроков, которые отработали тренировочный лагерь от начала и до конца.

– Приход Слуцкого перевернул вашу карьеру в «Рубине» с головы на ноги?

– Да, конечно. Он сыграл большую роль в том, что я сейчас играю. Для меня его приход оказался идеальным.

013b-9657405baf1ea927f3b2c1897eabab8d.jp


– До этого клубом управлял молодой тренер почти без опыта, а вместо него теперь бывший тренер сборной, чемпион страны и просто специалист с опытом работы в Европе. С его приходом стало ощутимо, что команда пойдёт наверх?

– Думаю, когда приходит такой большой тренер, как Слуцкий, это само по себе сигнал, что клуб движется вперёд. За него я говорить не могу, но, думаю, он бы вряд ли бы согласился работать в команде, у которой нет высочайших амбиций. Мне кажется, он не пошёл бы в клуб, в котором только и думают, что о сохранении места в премьер-лиге.

– Легионерам «Рубина» стало проще из-за прихода тренера с хорошим английским языком?

– Конечно, стало легче коммуницировать, теперь с тренером можно разговаривать напрямую. Плюс он сам работал с большим количеством игроков с европейской ментальностью, имеет опыт в европейском чемпионате – это тоже большие плюсы.

– 17 октября прошлого года вы забили первый гол за «Рубин» в ворота «Краснодара», но команда тогда, увы, проиграла. С какими эмоциями заканчивали тот вечер?

– Наверняка вы видели, как я праздновал. То есть я вообще не праздновал. Большую радость для меня этот забитый мяч не принёс. Шла уже 93-я минута, и мы проигрывали, было не до радости. Потом я забил в матче против тульского «Арсенала» и счёт стал 1:0. Вот эти два празднования можете сравнить.

– Настоящий и полезный дебютный гол состоялся в игре с «Арсеналом», получается?

– Ха-ха, нет! Для газет у меня два гола. Но если серьёзно, то можно так сказать. В игре с «Краснодаром» этот гол был по большому счёту утешительным. Против Тулы мяч уже был важным, потому мы выиграли, и он по сути принёс команде очки.

– Сейчас вы один из лучших в лиге по выигранным единоборствам в обороне (81 процент). Откуда такие впечатляющие цифры?

– Думаю, я всегда действовал хорошо в обороне. Считаю, что мне хватает силы, есть хорошая скорость. В оборонительных единоборствах это неплохо помогает. Поскольку я защитник, такие показатели должны быть по умолчанию. Я к этому должен априори стремиться.

– То есть за такие показатели Слуцкий не скажет: «Вау, браво, Карл»?

– Именно. Я центральный защитник, в выигрыше единоборств просто состоит моя работа. Не стоит так сильно заострять на этом внимание.


09fa-e02e993c1ce20e9b30f58d796a6f3bf7.jp


– Слуцкий говорил, что защитники «Рубина» стали испытывать куда меньше проблем с приходом в команду Абильдгора. Он забирает множество мячей и не доводит атаки соперника до вашей линии. Согласны с тренером?

– Оливер делает огромный объём работы в центре поля. Он берёт на себя множество единоборств, при этом большинство из них выигрывает. Например, верховые единоборства: он один из игроков чемпионата, которые больше всех вступают в дуэль в воздухе. И в итоге Оли выигрывает большую часть из них. Это делает нашу работу легче.

Нам достаётся гораздо меньше единоборств, и когда нам уже приходится вступать в них, то мы находимся в гораздо более свежем состоянии. Если по ходу матча мне постоянно приходилось бы вступать в единоборства, то в этом случае к концу игры я был бы более уставшим и подобные цифры выигранных дуэлей, которые вы озвучили, я бы уже показать не смог.

– Оливер – ваш самый близкий друг в команде?

– Да. Мы всё время живём с ним вместе: на сборах, во время выездных матчей, на базе. Мы живём в Казани в одном доме. Очень здорово общаемся, одним словом.

– И как он в качестве соседа?

– Ха-ха, на самом деле у меня есть одна вещь, которую я могу рассказать про Оливера в качестве соседа. Он обожает, когда в комнате низкая температура, очень низкая. Он открывает все окна, мне приходится укрываться всеми одеялами мира, а он лежит без всяких покрывал и ему нормально. Сумасшествие!

– До Оливера таким другом в команде был Видар Кьяртанссон. Жалеете об его уходе?

– Видар – очень приятный парень. Помимо этого, он ещё и хороший футболист, на мой взгляд. За свою карьеру он забил множество мячей. Но он попал в команду не в самый лучший момент, потому что наша команда была не самой забивающей. Любому форварду тогда было непросто. Думаю, он ещё добьётся успеха с другими командами.


0304-7467f4882a5ea4badfbc630edda943c7.jp


– В «Рубине» у вас был отрезок сразу с тремя пенальти в свои ворота из-за игры руками. Можете прокомментировать это?

– О, этот вопрос можно не переводить, я всё понял. До того, как я приехал в Россию, я ни разу не сыграл в своей штрафной руками в официальных матчах. Я думаю, что наличие VAR на это значительно повлияло. До этого с VAR я не играл, поэтому теперь понимаю, что надо быть более аккуратным. После этих эпизодов с тремя пенальти я должен был перестроить свою игру. Сейчас как только мяч попадает в руку, судьи идут смотреть повтор. Когда это произошло в третий раз, я подумал: «Да что ты, серьёзно, опять?! Этого не может быть на самом деле!»

– Слышал, что даже глава судейского корпуса России Виктор Кашшаи шутил над вами по этому поводу. Правда?

– Да-да. Сложно вспомнить, что именно он говорил. Но он показывал много видеоматериала, где в том числе были и мои игры руками. Всё что я должен сказать по этому поводу: мне нужно было перестроить свою игру. Я не могу сказать, что это было вопросом неверного решения. Доля случайности и факт того, что на игре есть VAR – всё, пенальти есть. Ну и заметьте, ведь после этих ситуаций прошло много времени и пенальти больше не повторяются. Значит, мне удалось перестроиться.

– Ваш партнёр по обороне – Филип Уремович. Насколько комфортно играть с ним в связке?

– Мне очень нравится с ним играть. Он хороший футболист и человек, у нас отличные взаимоотношения. Даже с момента моего появления в клубе мы начали хорошо с ним общаться. Нужна некоторая «химия» и она есть: мы говорим, обсуждаем игровые эпизоды и стараемся их анализировать.

– До этого в центре обороны чаще играл Сильвие Бегич. С его ростом, наверное, вам нужно было меньше бороться за верховые мячи?

– У нас есть и Оливер (смеётся). Он берёт на себя большую часть верховых мячей. А если серьёзно, то тут дело далеко не только в росте. Думаю и Филип, и Сильвие здорово играют в воздухе. Когда мне приходится играть с одним или другим, то по этому поводу я не заморачиваюсь. Главное: хорошо сыграть самому и поддерживать с партнёром по центру обороны хорошую «химию» . Всё остальное – работа главного тренера, взаимодействие партнёров на поле.

ЛАРССОН, КОНЕЧНО, КРУТОЙ, НО ИБРАГИМОВИЧ КРУЧЕ

– Вас впервые вызвали в состав сборной Швеции. Как вообще это происходило?

– Если номер не записан у меня в телефонной книге, на звонки я не отвечаю. Поэтому я не ответил на тот важный звонок. Позже получил эсэмэску. Мне написал физиотерапевт, который работает в сборной. Этого человека я знал, и он был у меня записан. Он сказал: «Возьми трубку!» Ну и я взял. Оказалось, что это был главный тренер национальной команды: «Я, блин, стараюсь до тебя дозвониться!»

Это было очень большое событие для меня, и, безусловно, большая честь – получить первый вызов в сборную. Увидеть пресс-конференцию, на которой объявляется состав команды, было очень волнительно. Помимо этого, было вдвойне приятно потому, что мы играли в России против вашей сборной и я вышел против игроков, с которыми уже встречался в РПЛ. Ещё и стадион, на котором я уже играл. То, что мы выиграли, добавляет эмоций вдвойне.


99b0-ee62169bd25f3ca7e27867580411dec9.jp


– Почему до этого вас не приглашали в сборную из «Гётеборга»?

– Из чемпионата Швеции очень сложно получить вызов, потому что уровень турнира не такой высокий. Думаю, Россия входит в число 6 - 7 лучших чемпионатов, а Швеция, наверное 25-я. Плюс есть такое обстоятельство, что много игроков сборной играет тут, в РПЛ. Тренерский штаб пристально следит за чемпионатом. Там знают, что постоянно играющий в чемпионате России футболист может выйти в составе сборной и дать хороший результат. Важно получить первый вызов в сборную. Потому что когда тебя впервые пригласили, то тренер даёт понять, что в дальнейшем за тобой будут продолжать следить. 

– А вы общаетесь со шведами из РПЛ – Ольссоном, Классоном, Ларссоном?

– В России не так много получается, потому что наши города очень далеко. Но мы общаемся, да. Например, во время коронавирусной паузы мы поехали домой в Швецию вместе с Ларссоном. А после сборов национальной команды мы тоже возвращались в Россию вместе.

– Раз начали говорить про Ларссона: насколько его отец Хенрик большая фигура для шведского футбола?

– Это один из лучших игроков нашей страны за всю историю. Его, естественно, все знают. Он играл в «Барселоне», «Манчестер Юнайтед» и других клубах Европы. В сборной Швеции он был очень хорош. У нас в стране он тоже работал в качестве тренера, но в качестве футболиста он немного успешнее.

– Ибрагимович – более значимая фигура для шведского футбола?

– Да, Златан – самый лучший футболист за всё время!

– Вы с ним не знакомы?

– Нет, он слишком большой человек. Может он вернётся в сборную, об этом сейчас очень много говорят. Конечно, я был буду рад, если Златан вернётся. Был бы поражён встрече с такой звездой. Ему уже 39, но при этом он по-прежнему показывает нереальные результаты, он фантастический игрок. Он боец, победитель по духу. И я бы не хотел быть с ним на поле в момент, когда наша команда проигрывает. Уверен, он в такие моменты невероятно зол.


b0df-0ad3f034042a972619ed89354378c7e4.jp

– Из нынешних игроков кто самый сильный в сборной? Линделёф?

– Сложно назвать кого-то одного. Линделёф, да. Я бы добавил ещё Деяна Кулушевски из «Ювентуса» и Эмиля Форсберга, который играет за «РБ Лейпциг». Думаю, сейчас эти трое в топе.

– Как обстоят у вас дела с русским языком? Приходя в клуб вы, как и Абильдгор, обещали выучить язык, но пока по-моему общаетесь с партнёрами только на английском.

– Конечно, я буду более активно изучать язык. Я брал уроки, но в данный момент я занимаюсь в приложении «Дуалинго». Могу сказать, что русский язык очень сложный. Надеюсь, что по достижении определённого уровня дальше обучение пойдёт легче. Может быть на сборах в следующем году я смогу дать интервью на русском. Мне очень повезло, что здесь есть Артур (Заставниченко, переводчик «Рубина» – ред.) Но надеюсь в будущем мне не придётся пользоваться его услугами по бытовому вопросу.

– Какие личные цели в «Рубине» за оставшиеся 3,5 года вы перед собой ставите?

– Моя главная задача – добиться успеха вместе с этой командой. Думаю, если мы проведём весну качественно, то у нас есть все шансы по итогам сезона выйти в еврокубки. У нас сильный состав и сильный тренер. Учитывая историю и уровень организации всего внутри в клуба, мы должны бороться только за самые высокие места. В этом на данный момент состоят мои амбиции. Если мы сможем сделать это, то личные задачи многих футболистов «Рубина» сбудутся.

– Показывая нынешний уровень игры, реально продолжать вызываться в сборную? Два матча – не очень большой показатель.

– Если мы выйдем в еврокубки, будем в топ-4 в чемпионате, то всем игрокам станет намного проще попадать в состав своих национальных сборных. Футболистам будет легче находить предложения о переходе в европейские команды. Все должны быть сфокусированы на том, чтобы максимально помочь клубу. Если меня вызвали два раза, то можно и дальше попадать в состав сборной. Конечно, для этого надо постоянно показывать хороший уровень игры. Надеюсь, весной буду играть лучше.

– Попасть в сборную на Евро – ваша цель?

– Конечно, если меня вызвали два раза, я не могу об этом не думать. Любой игрок на моем месте ставил бы перед собой такую цель.


ebe2-dbd9470f412c6ea9d8087666dcc58de7.jp


– В команду зимой пришло несколько новичков, которые создали конкуренцию в том числе и на вашей позиции. Этих трансферов достаточно, чтобы сделать качественный прыжок в результатах команды?

– Думаю, в своём оптимальном состоянии мы способны показывать высочайший уровень. Если брать лучшие игры (с ЦСКА, «Зенитом»), мы действовали отлично и обыгрывали лидеров на их поле. Сейчас нам нужно обрести большую стабильность в том смысле, что против менее сильных команд мы потеряли много очков, особенно в домашних играх.

У нас очень молодая команда. Я уже бывал в подобных ситуациях и знаю, что это такое. Когда ты видишь молодой состав, то надо дать ему время. Потенциал этой команды очень высок. Чем больше времени будет у этой команды, чем больше опыта нам удастся получить, тем выше в итоге заберёмся. Мы можем сделать большой шаг вперёд и окажемся выше, чем мы сейчас. Главное для меня – обретение стабильности, нельзя опускаться ниже определённого уровня. Пока мы можем обыграть «Зенит», но дома теряем очки с «Тамбовом». Нужно обрести большую последовательность в результатах, все данные и ресурсы для этого есть.


ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Карл СТАРФЕЛЬТ
Аплуа: центральный защитник
Дата рождения: 1 июня 1995
Место рождения: Стокгольм (Швеция)
Карьера: «Броммапойкарна» (Стокгольм, Швеция) – 2013 - 2017, «Гётеборг» (Швеция) – 2017 - 2019, «Рубин» (Казань) – 2019 - н.в.
Достижения: чемпион лиги Суперэттан (2017).


  • 0

#17986 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 64710 сообщений

Отправлено Сегодня, 11:34

МАТЧ «РУБИН»-М – «УФА»-М ПЕРЕНЕСЕН



square_%D0%A0%D1%83%D0%B1%D0%B8%D0%BD_%D
 

Матч 15-го тура молодежного первенства между «Рубином» и «Уфой» перенесен на 6 марта из-за морозной погоды в Казани.
Встреча должна была состояться 24 февраля на стадионе «Рубин».


  • 0

#17987 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 64710 сообщений

Отправлено Сегодня, 16:19

Зимние сборы завершены 

Сегодня возвращаемся в Казань, а уже послезавтра отправляемся на выезд в Москву 
 

#РубиновыеСборыD0rQr9Sv7lQ.jpg?size=2560x1783&quality=9


Сообщение отредактировал VALMAR26986: Сегодня, 16:20

  • 0

#17988 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 64710 сообщений

Отправлено Сегодня, 16:23

«Уезжали через блокпосты...» Зотов был одним из последних русских в украинском футболе
Побывал в «Спартаке» и «Локо», но только сейчас с «Рубином» впервые в жизни претендует на еврокубки.


intervyu-s-georgiem-zotovym_161417471527
До 2014 года миграция футболистов между Россией и Украиной носила максимально интенсивный характер. После Крыма и Донбасса она приняла одностороннюю направленность – с запада на восток. Между тем именно в соседней стране сибиряк Зотов впервые сыграл в высшем дивизионе. И это далеко не единственный примечательный факт в биографии опытного защитника «Рубина».

Вот ещё несколько:

в юности Георгия было два «Спартака»;
он четырежды встречался в разных клубах с одним из самых оригинальных тренеров РФ Ташуевым;
побывал в ФНЛ с пятью командами;
пережил поражение 1:9 на главном стадионе Евро-2012;
закрыл Халка;
к 31 году ни разу не играл в еврокубках, но надеется устранить этот пробел с «Рубином».
Об этом и не только мы поговорили на сборе казанского клуба в турецком Белеке.


На старте карьеры Зотов прошёл через два «Спартака» — новосибирский и московский. В столице играл с Макеевым, Яковлевым и однофамильцем Александром
— Ник в «Инстаграме» Goga54rus – отсылка к номеру региона?
— Да, 54 – это автомобильный код Новосибирска, а Гогой меня папа называет. Для одноклубников я – Зот.

— Как ты в 16 лет попал из новосибирского «Спартака» в московский?
— По 1990 году рождения играли на первенство России в Крымске. Меня включили в состав сборной Сибири, сформированной на основе красноярского «Енисея». Не сказать, что выступили супер, кажется, даже из группы не вышли, но после возвращения домой папа сказал, что есть предложение из Москвы, от «Спартака». Спросил: «Поедешь?»

— Дара речи от радости не лишился?
— Нет, но я был домашним мальчиком. Даже не гулял – только на тренировки ездил. Поэтому решение в 16 лет уехать далось нелегко. Но в итоге всё сложилось неплохо. Думаю, если бы остался, такой карьеры у меня не вышло бы. Из Новосибирска можно было попасть разве что в «Сибирь», а тут – «Спартак».

— Как устроился в столице?
— Клуб выстроил удобную систему: снимал квартиры на 3-4 ребят и одну маму. Она состояла в клубе на ставке и фактически была нам нянькой – готовила, убирала. Благодаря этому мы избежали многих проблем адаптации, чувствовали себя как дома.

— К тренировкам дубля подключали?
— У «Спартака» было две резервные команды – одна в первенстве дублирующих составов, другая – в КФК. Выпускной год всегда играл за вторую, и я тоже. Макеев, Максим Григорьев, Саня Зотов, Пашка Яковлев чаще в дубль привлекались, но периодически к нам подключались, когда из основы в молодёжку легионеров спускали.

В «Локо-2» одноклубниками Георгия были легендарные «железнодорожники» — Дроздов, Нигматуллин, Бузникин. И совсем юный Джикия
— Почему всего на год в «Спартаке» задержался?
— Я не попал в дублирующий состав, и тут появился вариант с «Торпедо». Их вторая команда тоже выступала на КФК. Полсезона отбегал там и перешёл в «Локомотив-2». Полгода доиграли по любителям, а уже на следующий сезон поднялись в ПФЛ. В итоге на четыре года задержался в «Локо».

— В «Локомотиве-2» ты застал легендарных людей – Нигматуллина, Дроздова, Бузникина. Какими запомнились?
— Очень интересное было время. Помимо перечисленных в команде было много ветеранов – Ляпкин, Саркисян, Саня Черкес. Каждый нам, молодым, передавал какой-то опыт.

— Дроздов, несмотря на внешнюю суровость, потрясающий рассказчик. У вас травил байки?
— На восстановлении, в парной вечно рассказывал истории. У нас и тренеры – Харлачёв и Пашинин – были мастерами по этой части. Всегда весело было. Запомнилась байка про сборную тура. Показываешь жене газету: «Вот, вызвали», а сам едешь на денёк куда-нибудь в баню расслабиться с друзьями. И прокатывало!

«Босс зашёл в раздевалку: «Ещё одна такая игра – всем хребты переломаю!»
Дроздову доверяли опеку Баджо и Шевченко, Тихонова и Радимова. И про каждого у него есть история. А про «Локомотив» – просто море баек.
— Каким был Джикия в 17-18 лет?
— Таким же, как сейчас. Бойчуган, за каждый мяч боролся на всех тренировках. Было видно, что из него получится футболист. На поле дерзкий, а в жизни – весёлый парень. Будто два разных человека.

— У тебя шансов подняться в первую команду не было?
— Наверное, нет. Из нашей команды за четыре года к тренировкам основы подключали всего двух человек – Артура Саркисова и Саню Криворучко, вратаря. Даже Джикию не брали. А потом «Локо-2» возглавил новый тренер, взявший курс на обновление состава, и я оказался слишком старым для команды. В 21 год.

На главной арене Евро-2012 «Металлург» получил от «Динамо» 1:9. Зато в Донецке взял реванш – больше там в футбол не играли…
— Получается, до вышки добрался лишь в 23 года и только на Украине.
— Да, моя первая высшая лига была украинской.

— Ты у Ташуева поиграл в четырёх клубах. Был его любимцем?
— Не знаю. Но раз я у него был в четырёх командах, значит, что-то он во мне видел. Наверное, нравилась моя игра. А я был не против нашего сотрудничества.

— О Ташуеве говорят как об очень необычном тренере. Тебя удивлял?
— Ташуев предельно чётко формулирует свои требования. А ещё запомнился приседаниями со штангой на предсезонках и в сезоне. Там был и полный присед, и полуприсед. Серьёзные веса – за 100 кг. Но всех поголовно не заставляли это делать. Кто не был предрасположен к такого рода нагрузкам – освобождался. Плюс регулярно выполняли прыжковую работу – олений бег и ускорения в горку градусов 30. На первых сборах ноги постоянно «гудели».

— Как ты попал в донецкий «Металлург»?
— Из Новокузнецка я перешёл к Сергею Абуезидовичу в «Салют». Но вскоре в Белгороде начались большие проблемы с финансированием – еле-еле доиграли сезон. Когда Ташуев позвал за собой в Донецк, я согласился. По его инициативе «Металлург» выкупил меня, тысяч, наверное, за 200 долларов. Сумма небольшая, но с неё пацанам в «Салюте» хотя бы по одной зарплате дали. Мне-то там всего за три месяца задолжали, а многие ребята приличные суммы потеряли. Клуб развалился, и стребовать долги оказалось не с кого – к сожалению, обычная история для России.

— В «Металлурге» Мкртчян и Селюк тогда заведовали?
— Я общался с сыном Мкртчяна – он постоянно на базе присутствовал. Со старшим даже не пересекался, а Селюка там вообще не видел.

— Один из первых матчей в УПЛ – 1:9 в Киеве. Что это было?
— Первый тайм мы проиграли 1:2, а во втором просто развалились. На 45-й минуте у «Металлурга» удалили игрока, после чего нас просто растоптали. Залетало всё! Как сейчас помню: 11 ударов, 10 в створ, 9 голов. Почти 100-процентная реализация. В Кубке динамовцам мы более достойно проиграли – всего 2:3. А в последнем матче в Донецке выиграли – 2:1.

Жёны некоторых одноклубников принципиально общались с российским легионером только по-украински
— В Донецке тебя застало начало волнений на Востоке Украины. Как это выглядело?
— Появились люди в камуфляже, типа ОМОНа. Ходили, патрулировали улицы. Постепенно ситуация становилась всё хуже и хуже. В центре города начались митинги, на выездах из города установили блокпосты. Закрыли аэропорт – из-за этого ко мне не смогла жена прилететь. Последние два месяца я оставался один на съёмной квартире. Когда «Металлург» отправлялся на последние игры сезона, в Днепр и Киев, база ещё принадлежала клубу. Позже её заняли местные ополченцы.

— Случались ситуации, когда действительно страшно было?
— Когда закончился чемпионат, все русские, кто был в «Металлурге» (я, Безлихотнов, Каретник, тренеры), покинули Украину. Из Донецка выбирались через четыре или пять блокпостов. На каждом тормозили, проверяли документы. Сидели и думали: пропустят, не пропустят? Неприятно было. На машине добрались до Днепра и только оттуда улетели в Москву. Вещи из Донецка – обувь, одежду – мне потом на сборы «Анжи» в коробках переправили.

— Ощутил изменение отношения украинцев к себе?
— Были случаи. Когда командой собирались, жёны местных футболистов иногда разговаривали со мной на украинском языке. Принципиально. Под конец мы и сами понимали: нужно уезжать.

Сёмин «зачехлил» Зотова после игры с ЦСКА. Из-под него Фернандес забил единственный гол
— У Сёмина ты сыграл совсем немного — против почти родного «Локо» (1:3) и ЦСКА (0:1). Какие воспоминания остались от сотрудничества с ним?
— Я перешёл в «Анжи», когда команда ещё в ФНЛ была. После выхода в Премьер-Лигу Юрия Палыча назначили главным тренером. Тяжёлый для меня год был – не всё получилось. Он мне давал шансы, но я ими не воспользовался. В «Анжи» была очень высокая конкуренция на позиции – кроме меня ещё Ещенко, Тигиев и Агаларов. Ошибаться было нельзя. Я не справился, маленько затушевался.

— Единственный гол у ЦСКА забил твой «клиент» Фернандес.
— Да, и как раз с моего фланга. Прошла диагональ за спину, а я не среагировал вовремя. После этого меня и заменили, уже в перерыве.

— Палыч предъявлял?
— Конечно. Он всегда кричал, когда ему что-то не нравилось. После ЦСКА я надолго присел на лавку.


— В «Анжи» уже было понятно, что дело к развалу идёт?
— Даже намёка не было, что всё развалится. Платили вовремя, всё делалось для футболистов.

— Жили в Дагестане?
— В Каспийске. Кто-то в гостинице жил, я квартиру снимал. Все – с семьями, детьми. Там очень хорошая набережная, парк – можно было выйти, погулять. Всё спокойно было.

От Халка Зотов «отлетал, как от стены», но выключил-таки его из игры. Ташуев хвалил
— В «Кубани» тебе повстречался не менее импульсивный тренер, чем Сёмин. Петреску разносил раздевалку?
— Ну да, очень эмоциональный, своеобразный тренер. Неважно, как сыграли – всегда найдёт, за что напихать. На бровке постоянно стоял, орал, на тренировке мог предъявить. Энергия от него исходила мощнейшая. Только с результатами у нас совсем не заладилось. Собрали почти всех лидеров из других клубов ФНЛ, а слепить из них единую команду не получилось. Долго не могли выиграть, ничьи катали. Естественно, Петреску нервничал.

— Ташуев как-то хвалил тебя за противодействие Халку. Тяжело пришлось с таким громилой?
— Я считаю его одним из лучших легионеров в российском футболе. Естественно, с ним тяжело играть. Огромный по фактуре, мощный парень. Когда идёт с мячом – тяжело отобрать. Врезаешься в него, как в стену. Но с такими мастерами – только интереснее. Играя с ними, ты и сам развиваешься. С Дзюбой тоже сложно приходилось. Он и так огромный, а рядом со мной казался ещё больше – не подобраться. Надо что-то придумывать – на опережение играть, вытыкать мяч внизу. К каждому противнику можно найти подход.

— У тренера Тихонова ощущался колоссальный игровой бэкграунд?
— Тихонов — молодой, перспективный тренер. Уверен, что у него и в новом качестве всё получится. Но вообще быть хорошим игроком и тренером – это не одно и то же. Нагельсман вообще не играл в футбол, а стал одним из лучших в профессии. По Тихонову, конечно, видно, что великий футболист. Иногда Андрей Валерьевич злился на тренировке: вы же профессионалы – почему не можете точно навесить с углового или со штрафного? Сам-то он 9 из 10 подач точно в голову делал.

— Ты побывал в ФНЛ с пятью разными командами. Анализировал эти качели?
— Так выходило. Везде разные истории. С «Анжи» мы сразу вышли в Премьер-Лигу, а, допустим, с «Кубанью» — вылетели, хотя ничто вроде бы не предвещало развала команды. С «Крыльями» выпали из РПЛ, но на следующий год вернулись.

— Прошлый сезон ты начал в Самаре, но уже после второго тура переехал в Оренбург. Почему?
— В «Крыльях» было много игроков на мою позицию, и тут поступило предложение «Оренбурга». Переговорив с тренерами, руководством, пришли к выводу, что для меня будет лучше перейти туда за игровой практикой. Столько тактических занятий, как у Федотова, у меня никогда прежде не было. Очень серьёзное внимание уделяет теории.

— Правда, что Божович почти не практиковал теоретических занятий?
— Да, у него было немного тактики – обычно только один разбор в предыгровой день. Божович делал упор на практику. Он тоже хороший тренер – просто у него своё видение. Если у многих тренеров тяжёлая предсезонка, то у Божовича были очень изнурительные тренировки в сезоне, между играми.

Зотов пять раз заходил в ФНЛ и только в 31 год наконец попал в команду, претендующую на высокие места в РПЛ
— Тебе 31 год, а ты ещё ни разу не играл в еврокубках. Есть надежда, что с «Рубином» наконец исправишь это недоразумение?
— Так получается, что в Премьер-Лиге до сих пор боролся в основном за выживание. А в «Рубине» сейчас собралась очень хорошая команда с сильным тренером и качественным составом. Сложился идеальный возрастной баланс талантливой молодёжи и ребят постарше. Видно по потенциалу и по игре, что можем зацепиться за еврокубки, и, конечно, нам этого очень хочется. Особенно – мне. 31 год – пора бы уже.

— Слышал, что в команде над тобой подшучивают: «Выбрось рельсы».
— Ха, есть такое. Я же по бровке туда-сюда бегаю, вот ребята и шутят: «Выбрось рельсы, поверни куда-нибудь, в центр».

— Слуцкий ловит иногда?
— Леонид Викторович любит пошутить. Каждом человеку найдёт индивидуальную подколку. На второй день моего пребывания в команде подошёл: «А ты знаешь такого журналиста Диму Егорова?» Говорю: «Ну слышал». Слуцкий смеётся: «Копия! Одинаковые». Когда Дима приезжал к нам на сбор, нас вместе сфотографировали. И правда похожи.

— Кого в команде чаще всех подкалывают?
— Всех понемногу, но больше всех, наверное, Хвиче достаётся. Он по-русски не очень хорошо говорит. Особенно смешно в его исполнении слово «кувырок» звучит – «кувырёк».

 


Сообщение отредактировал VALMAR26986: Сегодня, 16:26

  • 0


Количество пользователей, читающих эту тему: 4

0 пользователей, 4 гостей, 0 скрытых пользователей