Перейти к содержимому


Фотография

Гол в ворота Истории...


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 376

#241 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 44524 сообщений

Отправлено 01 August 2015 - 03:34

Untitled2.png

НЕМНОГО ИСТОРИЙ, АРТЕФАКТОВ И ПЕРЕМЫВАНИЯ КОСТОЧЕК...(продолжение)

 

 

 

 

«А мы ему уже и квартиру в Москве дали - в одном доме с Тархановым, он - на втором этаже, Тархан - на 16-м…»

 

825696.jpg?t=1437642999

 

 

Продолжение рассказа чемпиона СССР 1960 года Николая Маношина, работавшего в ЦСКА в 1970-е, об армейской

«селекции»: истории Валдаса Иванаускаса и Василия Швецова.

 

 

«Да мы не выпустим тебя! Наверняка, не добровольно!»

Трудно было призывать из союзных республик и считалось совсем гиблым делом - из Прибалтики, - рассказывает Николай Маношин. - Но Иванаускаса призвали-таки. Комедия! Приехал в округ, там никого нет - ни зам. командующего по боевой подготовке, никого - все спрятались, боятся. С одной стороны, есть приказ министра обороны, с другой – все завязаны с руководством республики, чуть ли не с республиканским ЦК партии. И в Вильнюсе в команде («Жальгирис» - Д.Т.) никого не найти. Нашел в военкомате парня, который призывом занимался. Он: «Мы не можем найти Иванаускаса. Может он у родителей в Каунасе?» Еду в Каунас. Там меня уже военком на машине встретил. Но дома (родителей Иванаускаса – Д.Т.) никого нет. Поехали в какой-то санаторий - там отец то ли сварщиком, то ли экскаваторщиком что-то строил. Тащат этого мужика - тот трясется. Я его успокоил: «Будет ваш сын играть в ЦСКА, вместе с ним многие ребята по молодежной сборной будут служить - Дима Кузнецов и другие... Скажите ему, если увидите, что я остановился в гостинице такой-то в Вильнюсе...» Он: «Да от него уже год - ни слуха ни духа!» Однако, день спустя сижу в номере, пишу какой-то рапорт – вдруг Иванаускас входит с военкомом. «Согласен», - говорит. А местные военные не верят. Военком: «Он согласен? Ну-ка приведите его сюда, пусть подтвердит!» Привели, спрашивают: «Тебя не насильно, без угроз?» Он: «Нет!» А у него ведь отсрочка была - по болезни: на тренировке свой же вратарь нанес травму - в брюшине какое-то кровоизлияние страшное. На сборный пункт его привел. Там тоже: «Да ты что! Да мы не выпустим тебя! Наверняка, не добровольно!» Привез его в Москву - никто и не ждал нас, не верил, что получится.

 

«Коль, отпустите Васю!»

«Интересная история с Васей Швецовым получилась. Он - из Минска, но почему-то местное «Динамо» за него особенно не воевало, хотя могли его оставить его себе - числился бы в МВД. Но в ЦСКА он заиграл здорово - крайний защитник, скорость бешеная! И в Минске ждали, что демобилизуется и вернется в «Динамо». Но он уже вроде наш - цсковский. Терять неохота. Вася тоже - на перепутье. Жена его хочет в Москве остаться, родители требуют Васю к себе. Поехал я в Минск - к родителям. В это время там моя жена на гастролях с театром Моссовета была. Я с руководством «Динамо» познакомился, сводил всю команду на спектакль. Они в благодарность пригласили меня в криминалистический музей - туда в те времена не так просто было попасть. Ну, просто дружеские отношения! И они мне говорят: «Коль, отпустите Васю-то!» Я: «Это его личное дело. Захочет - препятствовать не буду. Даю слово!» А мы ему уже и квартиру в Москве дали в одном доме с Тархановым - он на втором этаже, Тархан - на 16-м… Кстати, я сейчас в той Васиной квартире живу - он то переехал в трехкомнатную на Яблочкова. Но Минск ему наобещал тоже всего... И Вася решил возвращаться. Это уже 1978-й год, я уехал в командировку в Сомали. Газету получаю, смотрю: Швецов все играет в ЦСКА! А получилось вот что. Бубукин написал заявление министру обороны вместо Васи: прошу оставить меня в Вооруженных Силах. Ему сразу присвоили офицерское звание, поздравили, вручили удостоверение, и он остался в ЦСКА. «Динамовцы» в ярости: «Обманул!» Искали меня - убить что ли хотели? Но где там! Я - в Африке! Руководство в Минске поснимали - мол, простофили, прошляпили игрока. Вот такие дела...

 

СС Автор Дмитрий Туманов


  • 1

#242 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 44524 сообщений

Отправлено 18 August 2015 - 00:38

B)

ПОМНИТЬ, ЧТО Б НЕ ПОВТОРЯТЬ ОШИБОК ПРОШЛОГО...

 

 

 

 

 

18 августа 1952 года вышел Приказ Всесоюзного Комитета по делам физической культуры и спорта

при Совете Министров СССР N 793 о расформировании футбольной команды ЦДСА.
После первых туров национального чемпионата, в которых армейцы добились трех побед в трех матчах, прямо

накануне игры с киевским «Динамо», начальника ЦДСА Василия Зайцева вызвали в Спорткомитет, где и зачитали

приказ о расформировании команды. Результаты армейцев в чемпионате -1952 были аннулированы, а футболистов

распределили по другим клубам. Так закончила существование великая и неповторимая команда лейтенантов.

 

1952-08-18.jpg

 

 

 

Матчи чемпионата СССР 1952 года, с участием команды ЦДСА, которые были аннулированы
05.08.1952. Динамо (Москва) — ЦДСА 0:1 (0:1)
09.08.1952. ЦДСА — Динамо (Тбилиси) 3:2 (1:1)
13.08.1952. ЦДСА — Крылья Советов (Куйбышев) 4:2 (2:1)

 

CDSA.jpg

 

 

Футболисты ЦДСА, принимавшие участие в трех аннулированных матчах:

Вратари:
Никаноров Владимир, Чанов Виктор

Защитники:
Башашкин Анатолий, Нырков Юрий, Крушенок Андрей, Родионов Анатолий
Полузащитники:
Водягин Алексей, Родин Михаил
Нападающие:
Гринин Алексей, Бузунов Василий, Николаев Валентин, Демин Владимир, Коверзнев Борис, Соловьев Вячеслав

Тренер: Борис Андреевич Аркадьев


  • 0

#243 parmen2014

parmen2014

    Всё теперь одному,только кажется мне-это я не вернулся из боя.

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 15947 сообщений

Отправлено 18 August 2015 - 09:09

А Спорткомитетом руководил тов. Аполлонов,шеф Внутренних войск...

Нюх у помощников тов.Берия был собачий,как и работа. Перед ОИ он,на всякий случай слинял с должности руководителя советского спорта,поскольку переходил на должность зам.руководителя НКВД. А там некогда в игрушки играть. Да и мало ли что...
И исполнять обязанности сунули Николая Романова,попавшего в опалу в 1948 году то ли за ФИО,то ли за неумение руководить спортом.Конечно,он подмахнул бумажку о лишенцах,хотя через год клялся,что сзади ,за креслом , стояли кровавые палачи.
Через семь месяцев отец народов и спортсменов лёг в мавзолей. А ещё через  четыре месяца пропал Лаврентий Павлович.
-"Мне отмщение, и Аз воздам” .... То есть - не гневи Бога. а то мало не покажется!


Сообщение отредактировал parmen2014: 18 August 2015 - 09:10

  • 1

#244 AlexDrum

AlexDrum

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8570 сообщений

Отправлено 18 August 2015 - 09:10

Вот если бы сейчас такие приказы бы выпустили, народ бы поддержал их аплодисментами, переходящими в овацию!


Сообщение отредактировал AlexDrum: 18 August 2015 - 09:11

  • 0

#245 parmen2014

parmen2014

    Всё теперь одному,только кажется мне-это я не вернулся из боя.

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 15947 сообщений

Отправлено 18 August 2015 - 09:18

Народ,это кто? Среди сотни-другой знакомых  - болельщиков- человек восемь. Причём- умеренных.

Уже писал,что матчи сборной смотрит на пол--процента "народа" меньше,чем дебильного кровопийцу А. Малахова ..6,23 % терезрителей у футбола и 6,29 у "Пусть говорят"..

Лучше бы "народ" перестал  пять миллионов рублей штрафов из клубной кассы выкачивать.


Сообщение отредактировал parmen2014: 18 August 2015 - 09:19

  • 2

#246 AlexDrum

AlexDrum

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 8570 сообщений

Отправлено 18 August 2015 - 09:45

Даже те, кто не смотрит футбол, знают, сколько получают наши сборники. Думаю, что даже среди "сотни-другой знакомых" знают кто такой Капелло и знают про эпопею с контрактом. И знают кто такой Аршавин, и что он сказал в холле отеля на Евро. И узнав, что этих "дармоедов" отлучили от спорта, очень бы порадовался.


  • 3

#247 Diman-CSKA

Diman-CSKA

    А судьи кто?

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 14766 сообщений

Отправлено 18 August 2015 - 10:58

Даже не знаю, хорошо руководить спортом в приказном порядке или нет...С одной стороны все значимые достижения пришлись на тот период, но так управлять игроками сейчас невозможно.


  • 0

#248 parmen2014

parmen2014

    Всё теперь одному,только кажется мне-это я не вернулся из боя.

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 15947 сообщений

Отправлено 18 August 2015 - 12:16

Даже те, кто не смотрит футбол, знают, сколько получают наши сборники. Думаю, что даже среди "сотни-другой знакомых" знают кто такой Капелло и знают про эпопею с контрактом. И знают кто такой Аршавин, и что он сказал в холле отеля на Евро. И узнав, что этих "дармоедов" отлучили от спорта, очень бы порадовался.

А что за " всю Россию"-то расписываться? Меня Дима вон заманил на пару дней на "Мир тесен".Вот там "россиянки", "сибирячки" и куча придурков с добавкой "рус" в НИКе бысто меня отучила заглядывать на такие сайты. Большинство из них и читать-то умеет только хрень в компе.Только для них главное- не Капелло,а свои помидоры,которые должны стать основой импортозамещения.


  • 0

#249 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 44524 сообщений

Отправлено 24 August 2015 - 16:32

4.jpg

 

 

 

 

Первые темнокожие игроки в истории футбола

Российский футбол с опозданием на век проходит тот путь, что уже преодолела Великобритания. В том числе и в отношении к игрокам с другим цветом кожи. Еженедельник «Футбол» рассказывает, как первые темнокожие футболисты пробивали себе дорогу на Британских островах.

 

f486c33073c89a574baab646ddd38e4f.jpg

 

Первые темнокожие общины появились в Британии при Тюдорах, в XVI веке, – в большинстве своем при Елизавете I. Ну а когда в XIX веке сформировалась Британская империя – крупнейшее из когда-либо существовавших в истории государств, над которым, как известно, никогда не заходило солнце, – к туманному Альбиону потянулись иммигранты со всех колоний. А значит, белым во многих сферах британской деятельности пришлось потесниться, и футбол здесь не стал исключением. Но кто-то с другим цветом кожи должен был первым выйти на футбольное поле.

 

Эндрю Уотсон. Первый темнокожий футболист сборной Шотландии

Эндрю Уотсон родился в 1857 году в Британской Гвиане (ныне Гайана), приютившейся на северо-востоке Южной Америки. Уотсону повезло: он был сыном шотландского сахарного магната Питера Миллера, который присмотрел себе в жены тамошнюю темнокожую девушку по имени Роза Уотсон. Ребенка перевезли в Британию, где он, дойдя до соответствующей возрастной кондиции, стал усердно изучать философию и математику в университете Глазго, превосходя своих сверстников в науках и демонстрируя неординарные способности в футболе.

Неудивительно, что уже в 19 лет его берут в клуб «Паркгроув» на позицию крайнего защитника, причем Эндрю мог играть как слева, так и справа. Чего только он не мог: в этом небольшом клубе он работает еще и в качестве секретаря-администратора, подтверждая высшее образование. Качественный рост необычного защитника (мало того что темнокожий, так еще и образованный) продолжается: сначала Уотсона включают в состав сборной Глазго на матч со сборной английского города Шеффилда (шотландцы выиграют с минимальным счетом), ну а затем в 1879 году приглашают в самый престижный клуб Британии – «Куинз Парк».

Таким образом, Эндрю Уотсон стал первым темнокожим футболистом Великобритании и первым темнокожим футболистом, выигравшим футбольный турнир: через три года его команда стала обладателем Кубка Шотландии.

Шотландский «Куинз Парк» того времени – это как «Манчестер Юнайтед», «Ювентус» и мадридский «Реал», вместе взятые: игроки этой команды стали основой первой в истории национальной сборной по футболу – сборной Шотландии 1872 года, приняли непосредственное участие в организации Кубка Англии, Кубка Шотландии и Шотландской футбольной ассоциации. И появление темнокожего футболиста в составе такого клуба было, мягко говоря, неожиданным.

Первый темнокожий футболист не испытывал какой-либо серьезной дискриминации. Во-первых, Уотсон был джентльменом, образованным молодым человеком из состоятельной семьи. А во-вторых, в Шотландии в то время гораздо больше доставалось ирландским эмигрантам, которые, убежав от голода в своей стране, оказались на самом дне шотландского общества. Конечно, могли случаться проявления расизма на бытовом, уличном уровне, но зафиксированных записей об этом не осталось.

Зато осталась запись иного рода: во время финального матча Кубка Шотландии 1881 года игрок «Домбартона» Маккинон ударил Уотсона. Судья пропустил этот момент, но шотландская ассоциация вызвала обоих на специальное заседание и заставила Маккинона публично извиниться – футболисты пожали друг другу руки. Уотсона уважали и в обиду не давали.

 

03eeba2cd9be78c4dc446650b2d25094.jpg

 

В марте 1881 года Уотсон был приглашен в сборную Шотландии, чтобы на лондонском «Кеннингтон Овале» разгромить англичан – 6:1. Таким образом, Уотсон стал первым темнокожим футболистом, сыгравшим за национальную сборную и первым темнокожим капитаном национальной сборной. Через два дня «клетчатая материя» также на выезде одолела Уэльс – 5:1, а через год Эндрю сыграл свой последний матч за сборную Шотландии: шотландцы по сложившейся уже традиции победили англичан, на этот раз в Глазго. Следующий темнокожий футболист вышел в составе сборной Шотландии через 122 года…

Все получалось на футбольном поле у Эндрю Уотсона, да вот только денег футбол не приносил: до введения профессионального футбола оставалось еще пять долгих лет, а надо было содержать семью. И в 1882 году Эндрю перебирается в Лондон, где, выстраивая инженерную карьеру, становится в составе ныне не существующего клуба «Свифтс» первым темнокожим футболистом, игравшим в розыгрыше Кубка Англии. Затем – в 1884 году – его принимают в элитный лондонский футбольный клуб «Коринтианс».

Это была не просто спортивная команда, это был клуб джентльменов. Футболисты «Коринтианса» – состоятельные выпускники престижных университетов, игравшие как в футбол, так и в крикет, и в теннис, – старались и играть по-джентльменски. Например, могли отказаться от пробития пенальти, если были уверены, что судья ошибся (так впоследствии будет поступать Вивиан Вудворд). Вместе они не только играли, но и проводили свободное время, создавая клуб в широком смысле слова. И в такое закрытое сообщество был допущен темнокожий Эндрю Уотсон! В этом жизненном тайме ему и вправду везло.

 

fcbec23f957a3fb779a2530ddd94561c.jpg

 

Вивиан Вудворд

 

Будучи финансово независимым человеком, Уотсон периодически ездит в Глазго, продолжая выступать за «Куинз Парк» – в благотворительных матчах и в розыгрыше Кубка Шотландии: его с радостью выставляют в основном составе. В 1887 году Эндрю Уотсон, женившись во второй раз (его первая жена умерла за три года до того), переезжает с семьей в Ливерпуль, где работает морским инженером и играет за футбольный клуб «Бутл» – главный соперник «Эвертона» в те годы.

Завершив футбольную карьеру – как раз когда футболистам в Британии разрешили официально получать деньги за свою игру, – Уотсон устроился на работу на один из кораблей, тех, что из ливерпульской гавани всегда по четвергам уходят в плавание к далеким берегам… Уотсон уплыл из одной своей жизни, наполненной славой и успехом, в другую, где следы его теряются в водовороте событий нового времени. Долгие годы считалось, что в конце концов он перебрался в Австралию, где и умер в начале двадцатого столетия. И лишь совсем недавно выяснилось, что Эндрю Уотсон – темнокожий иммигрант, показавший миру, что футбол открыт для всех, и входящий, по мнению британских журналистов, в десятку лучших шотландских футболистов XIX века, – тихо и скромно доживал свои дни в одном из западных пригородов Лондона и умер, всеми забытый, от пневмонии в 1921 году.

 

Артур Уортон. Первый вратарь с кулаками

 

97b4c794c1d944cc199a8079711d39cd.jpg

 

 

 

В течение 71 года могила Артура Уортона на кладбище в Эдлингтоне (недалеко от Йорка) была безымянной. Потом на ней соорудили надгробный камень, а в 2003 году Уортон был официально занесен в Зал славы английского футбола в Национальном футбольном музее. В этом же зале вместе с ним оказались Гари Линекер, а также коллеги Уортона по вратарскому цеху – Пэт Дженнингс и Питер Шмейхель. И первое, что видят теперь посетители, войдя в просторное фойе музея (сейчас он размещается в Манчестере), – это огромный портрет Артура Уортона.

Уортон родился на восемь лет позже Эндрю Уотсона и на несколько тысяч километров восточнее – в британской колонии Голд-Кост (в настоящий момент Гана) на западе Африки. Мать его также была местной уроженкой, отец – наполовину шотландец, наполовину гренадец. Как и в случае с Уотсоном, родители вывезли своего ребенка в Англию, чтобы дать ему образование и направить по стопам отца, который был методистским священником.

Артур был послушным ребенком и терпеливо учился на профессионального проповедника, но в один прекрасный день понял, что не может жить без спорта и что именно спорт должен стать его проповедью и судьбой. Уортон великолепно выступал в соревнованиях по велоспорту, регби и крикету, а в легкоатлетическом спринте его результаты были просто феноменальными. И конечно же парень не мог не играть в футбол, причем, обладая выдающимися спринтерскими способностями, Артур выбирает место в воротах, лишь иногда «по необходимости» выступая на позиции вингера. Первой командой Уортона стал «Дарлингтон», откуда его и переманил в «Престон» знаменитый тренер и менеджер той эпохи Уильям Саделл. Но, раз переманил, да еще и Саделл, значит, было за что переманивать! Артура любили болельщики, где бы он ни играл. Любили за эксцентричность, за смелость, за новую, непривычную вратарскую технику.

Уортон активно вел себя возле своих ворот – был хозяином положения в штрафной площадке, не давая спуску нападающим соперника. Можно сказать, что он проложил дорогу принцу голкиперов Дику Рузу. Впервые во время навесов и прострелов Уортон начал отбивать мяч кулаками: в этом случае вратарь не становился объектом нападения со стороны соперника, а в те годы атака голкипера разрешалась, и арбитр свистел только в случае откровенных нокаутирующих ударов. Одним из первых Уортон стал использовать специальные защитные перчатки – ведь игроки тогда, не стесняясь, пытались выбить мяч, зафиксированный в руках вратаря.

 

7c1194d6e094ca65ea8827535d945fe0.jpg

 

Дик Роуз

 

Артур любил стоять не в центре ворот, а рядом со штангой, чтобы, дождавшись удара по воротам, вытянуться в красивом затяжном прыжке, за что его и прозвали «жаворонком». Отменная реакция и прыгучесть позволяли ему работать на публику и получать заслуженные овации. Но фирменным номером Уортона, его визитной карточкой, был уникальный футбольно-акробатический трюк: он подпрыгивал, хватался за перекладину и, подтягиваясь, выбивал мяч ногой. Иногда при этом ему удавалось зафиксировать мяч между ногами, что было уже высшим пилотажем. Представьте, из этого положения Уортон еще и атаковал подбегающих нападающих: «Подходите – ну, ближе, ближе!..»

Один из болельщиков вспоминал уже в тридцатые годы следующего столетия: «Помню, как Уортон подпрыгнул, повис на перекладине и поймал мяч, зажав его между ног, в результате чего три форварда, которые неслись вперед, упали прямо в сетку ворот. Аудитория просто взорвалась от хохота и аплодисментов. С тех пор я не видел подобного сейва, хотя смотрю футбол больше 50 лет…»

Знаменитый голкипер Уильям Фулк, по прозвищу Толстяк, сменивший Уортона в воротах «Шеффилда Юнайтед», решил однажды во время матча повторить трюк своего предшественника. Фулк повис на перекладине, но не учел одного: он весил около 140 кг – не зря же его прозвали Толстяком. Перекладина переломилась надвое. Матч пришлось отложить…

Итак, в 1886 и 1887 годах Артур Уортон играет за «Престон Норд Энд» – а ведь тогда это был лучший клуб в Англии, а стало быть, и в мире. Тогда же, в 1886 году, двадцатилетний Уортон выигрывает финальный забег на 100 ярдов на соревнованиях Любительской ассоциации легкой атлетики на «Стэмфорд Бридж», устанавливая мировое достижение – 10 секунд ровно. По сути, это был первый мировой рекорд как таковой. Уортон стал первым темнокожим атлетом, выигравшим легкоатлетический чемпионат, и первым рекордсменом мира. Ну и уж до кучи в 1887 году он выигрывает велосипедную гонку между Блэкберном и Престоном. Эти годы можно смело назвать расцветом его необыкновенного таланта.

В 1888 году была организована английская Футбольная лига, объявившая футбол профессиональным видом деятельности. И в 1889 году, выступая за «Ротерхэм Таун», Уортон уже официально получает деньги за свою работу, став первым темнокожим профессиональным футболистом.

В 1894 году Жаворонок приходит в «Шеффилд Юнайтед»: следовательно, Артур Уортон – первый темнокожий футболист, выступавший в Первом дивизионе английского футбола. Но и это еще не все: в 1896 году Уортон, отыграв в воротах команды «Стэйлибридж Роверс», пробует себя на посту ее наставника, то есть становится первым в истории темнокожим футбольным тренером. Работая с этим клубом, он взял в качестве игрока совсем еще юного Герберта Чепмена – в будущем великого английского футбольного менеджера.

В 1902 году Уортон завершает футбольную карьеру – к сожалению, добиться большего ему не давало пристрастие к алкоголю. Уортон содержит паб, затем работает на шахте: совсем не просто было бывшему спортсмену с темным цветом кожи найти работу. Представляете сегодня Мануэля Нойера, работающего по завершении спортивной карьеры перевозчиком грузов на шахте где-нибудь в районе Рурского бассейна? Но тогда были другие времена. Умер Артур Уортон в нищете и забвении…

 

ca0d36cd25b86bc8a9ce0d5f315a33e1.jpg

 

А в октябре 2014 года в городе Бертон в честь Артура Уортона был установлен памятник, высеченный из бронзы, которому позавидовали бы и Дик Руз, и Лев Яшин: вратарь, отрывающийся от земли в высоком полете, вытаскивает мяч из-под перекладины.

 

Уолтер Талл. Первый темнокожий офицер британской армии

«Как у вас с генеалогическим древом? – спрашивают в Британии и внимательно смотрят в глаза. – Ведете ли вы свой род от норманнов или от англосаксов? Воевали ли ваши предки на стороне Белой или Алой розы?» Уолтер Талл родился в 1888 году (когда Эндрю Уотсон уже завершал свою футбольную карьеру, а Артур Уортон был на пике реализации своих талантов) в английском портовом городке Фолкстон (графство Кент). Уолтер был внуком раба и сыном плотника, переехавшего в Англию с Барбадоса. Не лучшие стартовые условия для успешной карьеры в консервативном и подозрительном британском обществе.

Судьба решила испытать Уолтера на прочность по полной программе. Когда мальчику было семь лет, умерла мать, а двумя годами позже скончался отец. Уолтер и его старший (на два года) брат Эдвард оказались в одном из приютов Восточного Лондона. Было, мягко говоря, непросто. Братьев спасало то, что они держались вместе, доказывая свое право на существование. И вдруг очередное испытание для Уолтера: Эдвард покидает приют. Его усыновила семья из Глазго...

В 12 лет Уолтер хватается за единственную соломинку – начинает играть в футбол за команду приюта. Чтобы выжить, в футбол надо было играть не просто хорошо, а на редкость хорошо, и это у Талла получается. Он выделяется среди сверстников, к нему присматриваются и наконец в 1908 году приглашают поиграть в «Клэптон». С этим клубом Талл выигрывает сначала кубок Лондона, а затем и кубок Футбольной ассоциации среди любителей, а значит, Уолтер Талл – первый темнокожий футболист, выигравший трофей английского футбола.

При этом за ним денно и нощно следили скауты «Тоттенхэма». Сделав прощальный тур со своей первой командой по Аргентине и Уругваю (и став первым темнокожим футболистом, сыгравшим на полях Латинской Америки), Уолтер переходит на знаменитый сорокатысячный «Уайт Харт Лейн». Кажется, Талл поймал волну, сделав ставку на футбол. Его выпускают в основном составе, и он забивает – быстрый, старательный, работоспособный форвард. Только есть одна проблема: в гостевых матчах Уолтера стабильно освистывают и оскорбляют. Более того, еще и свои могут зашикать, если вдруг темнокожий – внук раба – запорет голевой момент. У Талла не было права на ошибку.

Не родись красивым, а родись своим. Талл родился чужим – и вскоре он уходит из «Тоттенхэма». Его подписывает будущий великий английский тренер Герберт Чепмен, работавший тогда в «Нортгемптоне». Нортгемптон – не Лондон. Здесь темнокожих практически никогда не видели, и диковинного нападающего приняли и полюбили. В ответ Уолтер Талл сделал такой качественный скачок, что сами «Рейнджеры» — могущественнейший в то время клуб – хотели увезти его к себе в Шотландию. В первых 12 матчах Талл забивает 9 мячей, становится героем города – его именем назовут впоследствии улицу, ведущую к местному футбольному храму. Его фотографии печатались в газетах и на спичечных коробках: кажется, еще немного – и он обязательно будет в сборной Англии…

 

218dccedb9d26b1efb0febf5a5b5a9c3.jpg

 

Весной 1917 года младшего лейтенанта Талла посылают в Италию, где также шли кровопролитные бои. Отряд Уолтера Талла блестяще – без единой потери – форсирует быструю горную реку Пьяве, за что молодого темнокожего офицера представляют к кресту героя. А в начале последнего года войны Талла опять перебрасывают во Францию – именно там происходит решающее весеннее наступление. Уолтер, чувствуя, что война подходит к концу, пишет брату Эдварду о своих планах на будущее: он хотел переехать в Шотландию, где жил и работал Эдвард, ставший первым темнокожим стоматологом в Великобритании, хотел играть за «Глазго Рейнджерс», хотел, как и Эдвард, создать семью, хотел… Но у войны были другие планы.

Уолтер Талл начал войну в первой битве на Сомме, а во второй – погиб в возрасте 29 лет. Его солдаты – белые, но с почерневшими лицами, потомки норманнов и англосаксов – тщетно пытались вынести с поля боя тело своего темнокожего лейтенанта под непрекращающимся огнем врага.

 

***
Это три истории про первых в истории темнокожих футболистов. Всем им пришлось разрушать каноны и бороться со стереотипами, которые складывались веками, и все они, отстаивая свое право на талант и успех, прокладывали путь другим – тем, кто пойдет следом. А значит, и великий благополучный Пеле, и великий хромой Гарринча должны быть им благодарны.

Текст: Сергей Сурин

Еженедельник "ФУТБОЛ"


  • 0

#250 parmen2014

parmen2014

    Всё теперь одному,только кажется мне-это я не вернулся из боя.

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 15947 сообщений

Отправлено 24 August 2015 - 18:29

В Бразилии цвет кожи футболиста никогда не имел никакого значения. Зико стал "белым Пеле". Чему.видимо,не очень обрадовался.


  • 0

#251 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 44524 сообщений

Отправлено 24 September 2015 - 12:25

24 сентября 1948 года, команда ЦДКА в третий раз стала чемпионом СССР.

В легендарном матче против московского «Динамо», армейцы переломив неудачно складывающийся ход игры, проявив волю и характер, добились победы со счетом 3:2 и стали чемпионами СССР в третий раз подряд. Впервые в истории чемпионатов СССР. Впоследствии, ни одна из команд в СССР, не смогла превзойти это достижение.

 

42672970.jpg

 

 

 

Спиcок футболистов ЦДКА внесших свой вклад в победу в чемпионате СССР 1948 года

Вратари: Владимир Никаноров, Виктор Чанов

Защитники: Иван Кочетков, Виктор Чистохвапов, Константин Лясковский, Анатолий Портнов, Юрий Нырков

Полузащитники: Алексей Водягин, Вячеслав Соловьев, Анатолий Башашкин, Борис Афанасьев

Нападающие: Алексей Гринин, Владимир Демин, Валентин Николаев, Всеволод Бобров, Григорий Федотов, Михаил Дидевич, Виктор Колесников, Евгений Горбунов, Борис Коверзнев, Сергей Шапошников

Тренер: Борис Андреевич Аркадьев

 

logo1.png

 

 

Благословенные времена, о которых до сих пор вздыхают на московских трибунах! Никаких иных сомнений кроме «ЦДКА или „Динамо“?» Все остальные клубы, и даже «Торпедо», «Спартак», тбилисское и киевское «Динамо», служили им фоном. Оба лидера послевоенной поры признавали только атакующий футбол, хотя, как мне помнится, в ту пору этот термин не был в ходу, подразумевалось, что только так и полагается играть. В том сезоне в 26 матчах динамовцы забили 85 голов, а армейцы – 82. Больше чем по три гола в одном матче! Третий призер «Спартак» забил лишь 64. Этого «лишь» в наши дни хватило бы, чтобы объявить команду сказочно результативной.

Тогда весь чемпионат четырнадцати команд умещался со 2 мая по 24 сентября. Это о тех временах ходят россказни, что народ валом валил на футбол, стадионы трещали по швам и ночами стояли очереди у билетных касс. Верно, что динамовский стадион бывал заполнен до отказа, верно, что об имеющемся «лишнем билетике» иной раз страшновато было объявить во всеуслышание – тебе могли в свалке намять бока. Но и тогда было предостаточно матчей, разыгрываемых при полупустых трибунах. Турнирная конъюнктура извечно управляет потоком болельщиков, в ее ведении все приливы и отливы. Иллюзия диковинной посещаемости создавалась еще и с легкой руки репортеров, для красного словца сообщавших, что вчера на «Динамо» присутствовало то 80, то 90, а то и 100 тысяч зрителей, хотя, как известно, стадион этот вмещает 55 тысяч. Но что верно, так это то, что на матчах ЦДКА – «Динамо» народу было битком.

В тот раз ЦДКА имел 39 очков, «Динамо» – 40. Волею календаря их встреча оказалась последней. Служащий, составлявший расписание матчей, показал себя незаурядным сценаристом. Москва была взволнована и с неделю с замиранием сердца ждала этого дня.

Много лет спустя я смотрел кинохронику об этом матче. Дожидаясь начала, напрягся в предвкушении, а когда лента кончилась, был даже не разочарован, а оскорблен в лучших чувствах. Кадры деловито, последовательно воспроизводили комбинации и прорывы, удары и падения – все то, что было забыто, но отсутствовало то, что запомнилось навсегда. На поле разыгралась драма, а хроника гнала эпизоды, которые могли быть и в любом другом матче, гнала вечное футбольное движение.

…Я сидел, как всегда в те годы, на «Востоке». Трибуна дешевых билетов, откуда бросали в небо белых голубей, их полетом продолжая и приветствуя всегда невероятный, дух захватывающий полет мяча в гол. Ее завсегдатаи гордились своей независимостью, затевали громовое скандирование, чуть только что-нибудь было не по ним, и у других, покладистых, трибун пользовались репутацией отпетых и буйных. Тогда мне безотчетно нравилось там сидеть. А сейчас я думаю, что люди на «Востоке», сами поигрывавшие, душой, нутром чувствовали игру и малейшая фальшь, несправедливость коробили их и воспламеняли. Ушел в прошлое динамовский «Восток», трибуны выравнялись.

Хотя минуло много лет, помню, что день был прохладный, сеялся мелкий дождь. Судил эстонец Саар, которому я (и не один я) полностью доверял. Нравилась его крупная, внушительная фигура, резкие, упрямые и смелые жесты. Человек этот не казался способным к дипломатии, к уклончивым, опасливым решениям.

Матч сложился увлекательно, как по заказу. Сразу же Бобров забил гол, и тем самым чемпионом стал ЦДКА. Стадион еще переживал эту новость, как Бесков послал ответный мяч. Теперь чемпион – «Динамо». Тогда электрических табло еще не изобрели, цифры счета переворачивали вручную в круглых бойницах на башнях «Востока». Удар Николаева – и мы оборачиваемся, чтобы увидеть, как выглянет двойка. Опять чемпион – ЦДКА.

В начале второго тайма – трагедийная ситуация. Слева навесил Савдунин, и центральный защитник армейцев Кочетков, не имея терпения дождаться выбежавшего вратаря Никанорова, нелепо срезает мяч в угол своих ворот. Чемпион – «Динамо».

Слишком уж проста и слишком тяжка ошибка! Пусть в футболе все бывает и все идет в счет, но в таком матче подобная оплошность нестерпима, не ей бы полагалось короновать чемпиона… Даже динамовским болельщикам неловко открыто выражать радость – она отдавала бы злорадством. Оттого и затих, замер стадион…

Гонг: пять минут до конца. Тогда звук гонга входил в обиход матчей, и мы на трибунах знали, что он сигнал и к последней атаке, и к тому, что выигрывающим осталось вытерпеть, продержаться совсем немного, а если матч складывался неинтересно, по звуку гонга можно было двигаться к выходу.

Кочетков (обратите внимание!) кинулся вперед, отдал мяч на рывок В. Соловьеву. Сильный удар. Мяч отражен штангой, возле ворот «Динамо» столпотворение. Стадион на ногах, и тут возник Бобров… Одип он, с его резиновой, чуткой ловкостью, с его игровым счастьем, был способен угадать и метнуться туда, куда отскочил мяч, и дослать его в ворота. Чемпион – ЦСКА. Теперь уже окончательно.

Так вот, Кочетков. Загнав мяч в свои ворота, он оказался во власти одного всепоглощающего порыва – забить ответный гол. Его тянуло к чужим воротам, он не видел для себя иного выхода из ужасного положения кроме как в том, чтобы самому забить в динамовские ворота или подтолкнуть товарищей, заставить их это сделать. Для него теперь это уже был не просто гол победы, а гол спасения.

Кочетков был игрок страстный. Был он приземист, не возвышался и не выделялся, выглядел даже непривычно среди тогдашних центрхавов, людей, как правило, высоких, сильных, сама стать которых внушала доверие. Но он горел отвагой. Смуглый, широкоскулый, толстогубый, с азиатским разрезом глаз человек. Он был бесстрашен, быстр и расторопен. Кто-то другой на его месте, может быть, и сумел бы тогда держать себя в руках, а Кочеткову это было невмоготу, он не был создан для хорошей мины при плохой игре. На него свалилось несчастье, время как-то особенно быстро припустило. Еще немного – и все кончится, и он останется наедине с неизбывным горем. Останется на годы, навсегда, потому что такое не забывается. Люди забудут, а он никогда.

Стадион во все глаза смотрел на безмолвную драму и понимал человека, рвавшегося на части, чтобы делать и то, что велели обязанности, и то, что он один считал себя обязанным сделать. И нельзя было его не пожалеть, нельзя было не разделить с ним его метаний. Когда же в конце концов именно он послал мяч Соловьеву, как бы доверив ему тот удар, который снимет с него боль, и удар был нанесен, а потом Бобров забил гол, развязка показалась мне по-человечески верной: в ней выразилось трепетное биение страждущей души, и, честь и хвала футболу, душу эту он понял, простил и сотворил чудо.

Мне тогда был недоступен футбольный мир, и лишь чтение «Советского спорта» позволяло сверять свои впечатления с мнением сведущих людей. На следующее утро я прочитал: «Кочетков хватается за голову, и все его дальнейшие действия продиктованы отчаянием. Он пытается во что бы то ни стало загладить свой промах и делает еще одну непростительную ошибку. Он уходит далеко вперед и чуть ли не сам пытается забить гол. Отчаяние – плохой советчик. Динамовцы могли этим воспользоваться, тем более что ошибка Кочеткова на некоторое время расхолодила и команду ЦДКА…»

Под отчетом стояли три подписи, как под приговором суда: заслуженные мастера спорта А. Дангулов и П. Исаков и А. Вит. Позднее у разных других авторов я натыкался на рассудительно-укоризненные разборы двойной ошибки Кочеткова. Она на какое-то время сделалась расхожим примером того, как нельзя терять голову и нарушать тактические правила, что бы ни случилось. Авторитеты надо мной имели большую власть. Но и они, сидевшие в отдельной ложе на «Севере», не сумели заставить отказаться от впечатления, под которым я находился полчаса на «Востоке». Я его не перечеркнул, не забыл и сегодня, по прошествии многих лет, от него не отказываюсь. Меня не убедило бы даже покаяние самого Кочеткова: я знал бы, что он клеймит свою ошибку с легкой душой, поскольку она исправлена.

Вроде бы теперь, когда в памяти десятки случаев суровых расплат за отступления игроков от тактических канонов, полагалось бы безоговорочно принять сторону людей, писавших тот отчет в «Советском спорте». Да, понимаю, они тогда смотрели на матч иначе, чем я, – глазами спокойными и добросовестно зафиксировали сбой в игре ЦДКА. Они обязаны были это сделать. Но до сих пор считаю, что тот случай был исключительным, из ряда вон выходящим, а оценен был мерками привычными, служебными. А он в них не умещался.

Для меня так и осталась без ответа фраза «динамовцы могли этим воспользоваться». Почему же не воспользовались? Думаю, что и на них произвели впечатление рывки вперед Кочеткова «не по правилам», они их не понимали и побаивались, тем более что счет 2:2 их устраивал и невольно оттягивал к своим воротам.

Впрочем, я не намерен затевать спор, это тем более неуместно, что всех Трех авторов газетного отчета нет в живых, а память о них для меня дорога…

Дело, мне кажется, тут вот в чем. У игры есть свои ноты, фальшь полагается замечать, за нее надо отчитывать, на ней надо учить молодых. Поводов для подобных нравоучений сколько угодно в каждом календарном матче. Но выпадают события, когда перестают действовать вдоль и поперек изученные закономерности, и риск предстает перед нами как благородное дело. Так было в финале Кубка 1954 года. Играли те же «Динамо» и ЦСКА. Весь второй тайм в воротах «Динамо» стоял вместо удаленного с поля Яшина полузащитник Байков, и армейцы не могли забить ему как заколдованному, и стадион, помню, болел за Байкова, попав под власть редкостного зрелища. Правда, армейцев тогда, как и динамовцев в нашем случае, счет уже устраивал. Как бы то ни было, на Байкова в тот день зрители смотрели как на чудотворца.

До сих пор продолжаю считать, что Кочетков своим дерзким отклонением от нормы смутил, обескуражил динамовцев, что, всем правилам назло и вопреки, дало его команде шансы на спасение. Скорее всего, из поведения Кочеткова нельзя делать положительного примера, но так же несправедливо и помещать его в учебники в качестве элементарного просчета. Исключительность обстоятельств оправдывала исключительность поведения.

В этом давнем матче заключена вовсе не одна прописная дисциплинарная тактическая мораль, как это пытались представить. В нем – необычайность поворотов, тех поворотов, которые врезаются в память, творят легенды и делают футбол зрелищем многозначительным, более говорящим уму и сердцу, чем соревнование в беге, ударах и попаданиях в ворота.

Не происходит ли нечто подобное с шахматными партиями? Комментирующий, спокойненько пересчитав варианты, припомнив, когда и кто в таком-то положении сделал тот или иной ход, обычно выглядит более проницательным и умудренным, чем играющие, будь даже они первостатейные гроссмейстеры. Он рассматривает партию по всей строгости разветвленных расчетов и всезнающей теории. Игроки же делают и свои лучшие и свои роковые ходы, имея в виду кроме всего прочего личность противника, память о своих предшествующих партиях с ним, его и свое турнирное положение, стрелку на часах, интуитивное ощущение, что именно сейчас следует рискнуть, по-темнить, зарядить капкан – словом, они движимы извечными законами борьбы, законами одоления соперника. Комментирующий поэтому всегда прав перед шахматами, по далеко не всегда перед шахматистами.

Одно мне неясно: как бы я написал о том матче, будь он сыгран в «мое время»? Неужто тоже увидел бы в страдающем, метущемся, рискующем Кочеткове нарушителя тактических заповедей? А может быть, восприятие в верхних рядах боковой круглой трибуны непосредственнее и человечнее, чем в служебной ложе? Вот сколько вопросительных знаков! Впрочем, эта интонация к лицу игре-Уже после того, как этот отрывок был напечатан в «Спортивных играх», я имел разговор с Иваном Александровичем Кочетковым. Признаться, я не искал с ним встречи. Но в узком учрежденческом коридоре, где мы не могли разминуться, я не мог его не остановить. Мою вводную речь Иван Александрович дослушал едва до половины, он быстро смекнул, что от него требуется, – видно, за четверть века, прошедшие после того матча, ему не раз приходилось отвечать на один и тот же, всегда одинаковый вопрос.

Меня поразила страстность, которую он вкладывал в свои слова. Будто матч был сыгран вчера, будто споры еще полыхают на каждом московском перекрестке, а ему предстоит продраться сквозь них и отбиться…

– А что можно было еще сделать?! Это же легко с трибун судить. Я же на поле, я лица в упор вия?у! Наши потемнели, друг на друга не смотрят, злые, играют молчком. А динамовцы перекрикиваются, да так звонко – У них ведь все в порядке, на душе легко! Нет, что-то надо было делать. И я считаю – мне. Столько лет прошло, столько передумано, а я ни от чего не отказываюсь…

Кочетков продолжал свой рассказ о тех минутах. Я лишен был возможности записывать и не стану по памяти восстанавливать весь его монолог, особенно в той части, где он был документален. Оказалось, он помнит, что выкрикнул Савдунин и как откликнулся Бесков, помнит, как ему, Кочеткову, не ответил Бобров и отвернулся. Слушая это удивительное воспроизведение стародавнего события, я думал: как же тяжело, на всю жизнь, был ранен тогда этот человек, что даже счастливый конец не избавил его от воспоминаний, травящих душу!..

Этот разговор лишний раз убедил меня, что обстоятельства того матча были в самом деле исключительными.

 

 

Лев ФИЛАТОВ.

 

logo1.png

 

1948-09-24.CDKA-DinamoM.6.jpg

 

1948-09-24.CDKA-DinamoM.7.jpg

 

1948-09-24.CDKA-DinamoM.8.jpg

 

1948-09-24.CDKA-DinamoM.CDKA.jpg

 

1948-09-24.CDKA-DinamoM.3.jpg

 

 

 

 

 

1948-09-24.CDKA-DinamoM.jpg

 

1948-09-24.CDKA-DinamoM.1.jpg

 

 

 

 

B)

Кстати... обратите внимание на ту прессу сортивно-футбольную и сравните с сегодня.

Это даже не небо и земля, а космос!


  • 2

#252 parmen2014

parmen2014

    Всё теперь одному,только кажется мне-это я не вернулся из боя.

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 15947 сообщений

Отправлено 24 September 2015 - 13:27

Удивительный человек Лев Иванович. Познакомился с его публикациями в газете Известия,посвящёнными хоккейному "Снеговику", и удивился : неужели мало футбола в "Футболе" ? Увидел,что пишет одинаково увлекательно о любом спортивном событии. А сегодня? Заказуха неплохо оплачивается,да и личные пристрастия частенько на первом месте,а не деньги.

А вот о том,что Филатов болел за Спартак,узнал только сегодня. Ни разу человек не позволил себе подчеркнуть собственные предпочтения.

Спасибо,Володя..


  • 2

#253 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 44524 сообщений

Отправлено 24 September 2015 - 13:45

1948-09-24.CDKA-DinamoM.7.jpg
 

 

 

А обратите внимание на две крайние маленькие заметки...

Не могу себе подобное представить в наши дни. А ещё говорят, что сейчас люди лучше...


  • 1

#254 parmen2014

parmen2014

    Всё теперь одному,только кажется мне-это я не вернулся из боя.

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 15947 сообщений

Отправлено 24 September 2015 - 14:11

А обратите внимание на две крайние маленькие заметки...

Не могу себе подобное представить в наши дни. А ещё говорят, что сейчас люди лучше...

Это кто говорит ? Для меня единственная неприятность постсоветского времени-не материальные проблемы,а то,что стало не стыдно быть пидором,вором,хамом,проституткой и лицом,облечённым доверием и слинявшим за границу с 4 млрд бюджетных денег при полной безнаказанности.. Лучше стали...


  • 3

#255 parmen2014

parmen2014

    Всё теперь одному,только кажется мне-это я не вернулся из боя.

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 15947 сообщений

Отправлено 12 October 2015 - 12:20

...В каком бы состоянии сейчас не находился Уэльс, на игру с нами настрой у них будет особый. Вряд ли валлийцы забыли, что именно российская команда когда-то лишила их возможности впервые в своей истории попасть в финальную стадию европейского первенства. Две стыковые встречи между Россией и Уэльсом, состоявшиеся в ноябре 2003 года до сих пор вспоминают и в нашей стране.

Отборочную компанию к Евро-2004 национальная команда России начинала с Валерием Газзаевым. Совмещавший должность наставника сборной с постом главного тренера ЦСКА Газзаев создавал сборную на базе своих подопечных-армейцев. И надо сказать в начале у него это весьма неплохо получалось. Отборочный цикл Россия начала с результативного выигрыша у Ирландии (4:2) и крупной победы над Албанией (4:1). Однако затем произошел сбой. Выездные матчи против Грузии (0:1) и Албании (1:3) стали настоящим кошмаром, не принеся в копилку России ни единого очка. Два поражения после двух побед поставили попадание России на Евро-2004 под вопрос. И тут не было бы счастья, да несчастье помогло. Проигранный Израилю товарищеский матч, спровоцировал отставку Газзаева и команду принял Георгий Ярцев. Не имея иной работы, кроме национальной сборной, Ярцев сумел вывести Россию в стыковые матчи, где ее как раз и ждало соперничество с Уэльсом, национальную футбольную сборную которого на родине прозвали "Красным драконом".
 

  evseev_04.jpg

Вадим Евсеев и Райан Гиггз. 19 ноября 2003 года. Уэльс - Россия - 0:1

 

Фаворитом того противостояния априори считались россияне, перед которыми стояла вполне выполнимая задача, "убить" валлийского дракона и выйти в финальный турнир Евро-2004. Однако уже первая встреча, состоявшаяся в Москве, едва не перечеркнула надежды отечественных болельщиков увидеть нашу команду в Португалии. Россияне "давили" первые минут пятнадцать, были близки к тому, чтобы открыть счет, но не получилось. Сборная Уэльса достаточно быстро справилась с напором команды Ярцева и уже сама могла забить. Впрочем, по-настоящему голевых моментов соперников почти не создали. Зато жестких стыков и грязной игры было хоть отбавляй.

Самое же печальное для российских болельщиков событие произошло после свистка арбитра на перерыв. Один из футболистов гостей пробил по нашим воротам, защищаемых Сергеем Овчинниковым уже после свистка арбитра на перерыв. Босс дальний удар валлийца взял, но затем в свойственной ему эмоциональной манере высказал тому все, что он о нем думает. От слов Сергей хотел было перейти к физической расправе над игроком сборной Уэльса, но валлийца спас Вадим Евсеев. Срыв Овчинникова судья оценил желтой карточкой, которая оказалась у вратаря второй в том отборочном цикле. Таким образом, на ответный матч в Уэльс харизматический вратарь сборной России мог поехать лишь как турист.

Еще один ключевой для всего противостояния эпизод случился во втором тайме. Когда до конца матча оставалось совсем немного времени, один из лучших игроков современности Райан Гиггз украдкой от судьи ударил весь матч противостоявшего ему на бровке Евсеева. Ударил локтем в ухо - грязно, подло. Однако арбитр на это никак не отреагировал, и Гиггз, заслуживавший удаления, остался на поле.
 

  evseev_06.jpg

Герой встречи Евсеев сразу после финального свистка прямо в камеру произнес спич, который вряд ли поняли в Уэльсе, но точно запомнили в нашей стране...

Уже после матча РФС выступило с требованием дисквалифицировать Гиггза. Однако европейские чиновники не нашли в поведении валлийца ничего криминального. А сам Гиггз обвинил Евсеева, в симуляции. Кумира нации поддержал весь Уэльс, который требовал от своей национальной команды, в ответной встрече разорвать русских. Такого средоточия ненависти к нашей сборной и нашей стране не доводилось видеть давно. Переполненный стадион ждал не просто победы, он жаждал крови. И первые же минуты ответной встречи оправдали эти ожидания: игроки сборной Уэльса, как цепные псы, вгрызались в любого российского футболиста, получавшего мяч, причем не брезговали грубой игрой. 

Первым пострадал, естественно, Вадим Евсеевым, которому едва не раскрошили колено. "Миллениум" был в восторге! Одного не учли валлийцы. Того, что разъяренный Евсеев - страшная сила. Они даже представить себе не могли, что матч ненависти - и к российской команде, и к нему лично - способен подвигнуть этого человека не только на то, чтобы не дать жизни Гиггзу. Но и на то, чтобы забить победный гол. И как? Головой самим британцам!

Матч так и закончился победой нашей сборной - 1:0. После финального свистка, возвестившего об этом, герой встречи Евсеев, чьей дочери за несколько дней до матча сделали серьезную операцию на сердце, прямо в камеру произнес спич, который вряд ли поняли в Уэльсе, но точно запомнили в нашей стране. Знаменитое "Х.. вам!" стало визитной карточкой Вадима, и теперь уже видимо навсегда.


  • 2

#256 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 44524 сообщений

Отправлено 12 October 2015 - 14:13

treasure0111_1.jpg

 

 

12 октября 1947 года, в Сталинграде, победив местный «Трактор»,

со счетом 5:0, команда ЦДКА, второй раз в своей истории, стала

чемпионом Советского Союза по футболу.

 

 

Чемпионат СССР 1947. Трактор (Сталинград) — ЦДКА (Москва) 0:5 (0:2)

12 октября 1947. Сталинград. Стадион «Трактор». 12000 зрителей. Судья: Н. Латышев (Москва)

«Трактор»: Ермасов, Бадин, Рудин, Шеремет, Григорьев, Колосов, Шведченко, Белоусов, Калмыков, Матвеев, Папков.
ЦДКА: Никаноров, Портнов, Кочетков, Прохоров, Водягин, В. Соловьёв, Гринин, Николаев, Бобров, Федотов, Дёмин.

Голы: 0:1 Николаев (13), 0:2 Федотов (28), 0:3 Николаев (65), 0:4 Бобров (70), 0:5 Гринин (74).

 

1947-10-12.TraktorSt-CDKA.1.jpg

 

 

Спиcок футболистов ЦДКА внесших вклад в победу в чемпионате СССР 1947 года.

Вратарь: Владимир Никаноров
Защитники: Александр Прохоров, Иван Кочетков, Виктор Чистохвалов, Константин Лясковский, Анатолий Портнов
Полузащитники: Алексей Водягин, Вячеслав Соловьев, Александр Виноградов, Борис Афанасьев, Анатолий Башашкин,

Владимир Меньшиков
Нападающие: Валентин Николаев, Владимир Демин, Алексей Гринин, Всеволод Бобров, Григорий Федотов, Михаил Дидевич,

Евгений Бабич, Сергей Шапошников, Петр Щербатенко, Николай Шкатулов

Старший тренер: Борис Андреевич Аркадьев

 

 

 

 

 

 


  • 2

#257 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 44524 сообщений

Отправлено 03 February 2016 - 19:02

118510-pinaichev-grigoriy.jpg

 

Через трудное время

 

03 февраля 1913 года родился Пинаичев Григорий Маркович — футболист и тренер ЦСКА.

Григорий Маркович Пинаичев играл в команде ЦСКА с июня 1939 года. Играл относительно недолго.

После серьезного повреждения мениска выступать больше не смог,
С 1954 года — старший тренер команды. Пинаичеву есть что рассказать о трудных временах ЦСКА в середине 50-х годов.
— Когда я принял команду, — рассказывает Григорий Маркович, — у нее был очень разношерстный состав. Из «старой гвардии»

оставались Башашкин, Петров. Нырков и Демин еще тренировались, но и они и Коверзнев уже по возрасту не подходили для боевого состава.

В те годы мы отдавали себе отчет, что играть на равных со «Спартаком», с «Динамо» нам очень трудно. У нас играло много солдат срочной службы: Купрюхин, Рыжков, Михин, Порхунов. Класс их игры был далек от необходимого в высшей лиге. Мы уделили большое внимание вопросам физической подготовки, воспитанию чувства игровой ответственности, много занимались, конечно, и вопросами тактики. В 1955 году, например, когда Емышев играл левого крайнего, он выходил у нас под девяткой, а Беляев, центр нападения, имел одиннадцатый номер. Играя с соперниками, не знавшими нашей «уловки», мы успевали запутать защиту, так как Емышев несколько минут исполнял роль центра, а Беляев — левого края. Вообще перемену мест мы практиковали очень широко.

 

— Григорий Маркович, мне известно, что по долгу службы вы некоторое время были в Англии. Думается, что «широкая игра», которая просматривалась в тактическом рисунке армейцев, — это результат вашего хорошего знакомства с английским футболом.
— Нет, в те первые послевоенные месяцы (я был в Англии с октября 1945 года по апрель 1946-го) английский футбол еще только восстанавливал довоенную игру. Главное, что я понял тогда в Лондоне, — это то, что футбол — игра мужественных парней, смело идущих на мяч, борющихся за него без пощады к себе, не боящихся физической боли, ударов и т. д. Английский футбол обходится по большей части без грубостей, спортивен, но, бесспорно, требует мужского характера.
Приходилось мне в то время встречаться с тренером сборной Англии Уйтекером, с игроком сборной Джоем и некоторыми другими. Конечно, я кое-что сумел увидеть в Англии, но не это легло в основу моих тренерских концепций.

 

— На вашу долю выпали трудные годы.
— Да, конечно. В 1954-м мы только практически комплектовали команду, в 1955-м выиграли Кубок СССР и бронзовые медали, были близки к серебряным. В 1956 году — снова призовое место. Я работал рука об руку с Григорием Ивановичем Федотовым. У нас было очень хорошее, продуктивное сотрудничество. Мы были с ним очень дружны, и в коллективе всегда была атмосфера дружбы и товарищества.
Помнится, что однажды в 1956 году Федотов, глядя на игру команды, воскликнул: «Уж на что наша команда была сильна, а эта играет лучше!» Он сравнивал игру знаменитого ЦДКА конца 40-х годов с нашим, нами выпестованным коллективом.
Но нас подстерегала беда. В Кишиневе шесть человек перед очень ответственным матчем («Буревестник» тогда был среди лидеров) заболели гриппом. Матч мы проиграли. На долгое время «сломался» Башашкин. Вот тогда мне сказали, что в ЦСКА пришел «мешок писем» от недовольных болельщиков.

 

— Какой матч вашей команды вам понравился больше всего?
— Не знаю, почему этот матч редко вспоминают журналисты. Он состоялся 8 сентября 1955 года. Вот какие были дела в турнирной таблице за три тура до финиша:

1. «Динамо» —30
2. «Спартак» — 28
3. ЦДСА — 28

И вот встреча между нами и спартаковцами. Впервые и в последний раз за свою практику я забыл, что я тренер, забыл, что должен руководить игрой — такой она была напряженной и захватывающей. Я был просто зрителем, даже не болельщиком — игра была очень красивой.
Представьте — в штанги мяч попадал раз пять! Когда шла игра, я не думал о коррективах, поправках и, когда вошел в раздевалку, не знал, что говорить игрокам…
Во втором тайме ЦДСА забил два мяча. Счет стал 2:1. Казалось, серебряные медали уже у нас в руках, но за две минуты до конца Нетто отобрал мяч у нашего Рыжкова, пошел вперед, и ударил в левый дальний угол (это было на «Динамо», он бил в ворота Восточной трибуны). Разинский поймал момент, бросился на мяч, но тот угодил ему в грудь, отскочил, и набежавший Татушин сравнял счет. Мы потеряли шансы на второе место. Впрочем, эта ничья отняла у «Спартака» шансы на «золото». Ведь на финише динамовцы опережали красно-белых на одно очко…

 

— А что было потом?
— Потом в 1960-м я вновь руководил командой, посмотрите на старые таблицы. Еще 25 сентября шли на втором месте, за «Торпедо», но потом пошла полоса неудач… Тяжела тренерская доля.

 

— Ну, а что вы скажете о нынешней команде армейцев?
— Я далек от восторгов. В 1970 году сыграли хорошо, а в последние годы ЦСКА был серенькой, невзрачной командой. Только в отдельных матчах хорошо играли Федотов, Шестернев.

 

Есенин К. С. «Московский футбол», 1974 год

 

 

СПРАВКА:

 

ПИНАИЧЕВ Григорий Маркович, родился 03 февраля 1913 года в  Малоярославецком уезде,

Калужской губерни, Российской империи.

Игроцкую карьеру начинал в "Трёхгорной мануфактуре" в 1931 году. В ЦСКА(ЦДКА) с 1939 по

1944 гг играл правого защитника. Провёл 46 игр, забил 3 гола.

С 1954 по 1957 и в 1960 гг главный тренер армейцев. Под руководством Григория Марковича,

армейцы дважды становились бронзовыми призёрами СССР(1955, 1956), завоёвывали Кубок

СССР по футболу(1955). После ЦСКА тренеровал болгарский ЦСКА(София) с которым стал

обладателем Кубка Болгарии в 1965 году. Долгое время работал футбольным функционером

в должности начальниа отдела команд мастеров управления футбола Спорткомитета СССР.

Умер в Москве 26 июля 1988 года в возрасте 75 лет.


Сообщение отредактировал vlad-61: 03 February 2016 - 19:02

  • 3

#258 texel

texel

    Третьеразрядник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 85 сообщений

Отправлено 19 March 2016 - 16:07

 

 "а ты кто такой?"


Сообщение отредактировал vlad-61: 20 March 2016 - 01:28

  • -2

#259 Samuray888

Samuray888

    Второразрядник

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 361 сообщений

Отправлено 19 March 2016 - 23:50

Тут же вспоминается случай, прочитанный или услышанный не важно где


Мдаааа... Не пришей к... рукав!
  • 0

#260 vlad-61

vlad-61

    ТАГАНРОГ - город ПЕТРА ВЕЛИКОГО

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 44524 сообщений

Отправлено 20 March 2016 - 01:26

Дебилизм страшная зараза... дебилов надо уничтожать! Для начала путём удаления идиотских постов...


  • 0


Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей