Перейти к содержимому


Фотография

ФК Рубин


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 17753

#17741 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 01 April 2020 - 07:54

Игроки «Рубина» продолжат тренироваться самостоятельно.

xBis_ilNdJA.jpg

Тренерский штаб «Рубина» принял решение прекратить индивидуальные тренировки на клубной базе и отпустить игроков до 30 апреля. Все игроки получили индивидуальные программы и будут заниматься самостоятельно в режиме самоизоляции. Сроки будут корректироваться в зависимости от текущей эпидемиологической обстановки и сроков возобновления сезона.


  • 0

#17742 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 01 April 2020 - 07:54

Игроки «Рубина» продолжат тренироваться самостоятельно.

xBis_ilNdJA.jpg

Тренерский штаб «Рубина» принял решение прекратить индивидуальные тренировки на клубной базе и отпустить игроков до 30 апреля. Все игроки получили индивидуальные программы и будут заниматься самостоятельно в режиме самоизоляции. Сроки будут корректироваться в зависимости от текущей эпидемиологической обстановки и сроков возобновления сезона.


  • 0

#17743 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 02 April 2020 - 09:55

ТИНЬКОФФ РПЛ ПРИОСТАНОВЛЕНА ДО 31 МАЯ.

На основании Постановления Бюро Исполкома РФС от 1 апреля Российская Премьер-Лига продлевает приостановку розыгрышей Тинькофф РПЛ и Молодёжного первенства до 31 мая.

В случае продления режима «Повышенной готовности» в регионах России в связи с эпидемиологической обстановкой Российская Премьер-Лига выступит с дополнительным сообщением

AYqS3UiqeAo.jpg


  • 0

#17744 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 02 April 2020 - 08:13


  • 0

#17745 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 04 April 2020 - 07:49

ЛЕОНИД СЛУЦКИЙ И ОЛЕГ ЯРОВИНСКИЙ - О САМОИЗОЛЯЦИИ И СИТУАЦИИ В МИРОВОМ ФУТБОЛЕ

SfcZzSds2GA.jpg
 

Главный тренер «Рубина» Леонид Слуцкий и спортивный директор Олег Яровинский в совместном эфире газеты «Спорт-Экспресс» и института «Сколтех» ответили на вопросы зрителей, пообщались на актуальные темы последних дней. 
Леонид Слуцкий
— Я дома, самоизолируюсь, ужасно мучаюсь, — отметил Леонид Слуцкий в начале эфира. — До этого у меня было все четко расписано — от завтрака до самоподготовки и теоретических занятий. Когда день не спланирован, я мучаюсь, и процесс адаптации продолжается, и он очень тяжелый. Я еще не научился жить в этом состоянии и о чем думать и заботиться. Стараюсь больше заниматься спортом в домашних условиях, общаться по видеосвязи. Меня больше беспокоит состояние мамы, потому что коронавирус опасен для пожилых людей. Всегда гнетет неопределенность. Никто не знает, как будут проходить глобальные процессы, не говоря уже о футбольных. Мы не понимаем ничего, начиная от того, когда мы сможем выходить из дома и заканчивая тем, когда сможем вернуться к полноценным тренировкам. Большое количество директив приходит от УЕФА, но каждые федерации принимают свои решения. 
Какой вариант продолжения сезона приоритетный? Опять же никто не может сказать. Если бы, к примеру, была известна дата возвращения к полноценным тренировкам, условно это был бы август, тогда можно один план составить. Была бы другая дата - был бы другой план. Сейчас же, повторюсь, очень трудно говорить о чем либо, когда ты не понимаешь, сколько это продлится. Например, УЕФА сначала выступило с заявлением, что все соревнования должны быть закончены до конца июня. Сейчас дата дедлайна изменилась на 3 августа. Но я не исключаю, что эти даты будут отодвигаться и отодвигаться, и каждый в итоге пойдет своим путем. Мы уже во многом потеряли этот сезон. Я не знаю, в каком состоянии вернутся футболисты. Если они два месяца будут только крутить велосипед и не выходить из дома. Мы можем потерять и следующих сезон, на который может наложиться эта ситуация, а также отсутствие предсезонной подготовки.  
Олег Яровинский: 
- Футболист находится в состоянии определенного тренинга, и организм привык к определенным циклам и паузам. И даже в отпуске поддерживает свою форму. Когда два месяца футболист будет только крутить велосипед, непонятно, как это повлияет на его организм. Вопрос стоит в том, сможем ли мы вообще полноценно играть или нужно будет какое-то время на то, чтобы набрать форму. Никто не знает, потому что таких пауз в новейшей истории мирового спорта еще не было.  
Леонид Слуцкий:  
- Да, и я думаю, что одна из причин переноса Олимпийских игр - как раз невозможность спортсменов полноценно подготовиться к этим играм. 
- Игроки «Рубина» сдали тест на коронавирус. Почему не разрешили остаться на закрытой базе и тренироваться? 
- В условиях, когда закрыт город, когда запрещено выходить из дома, мы не можем собираться на базе. К тому же базу нужно поддерживать: мы должны там тренироваться, есть, спать. То есть в любом случае там должны быть работники поля, сотрудники столовой, персонал команды. В любом случае ты пересекаешься не только с футболистами. Несмотря на то, что мы сдали тест, наше общение не ограничивается только членами команды. Поэтому было принято решение об отмене тренировок. 
- Не у всех дома есть возможность проводить тренировки. Как этим футболистам, особенно наверно это касается юных футболистов, поддерживать форму в домашних условиях? 
Леонид Слуцкий
- Сейчас все фитнес-клубы сдают в аренду свои тренажеры, и на самом деле не так дорого заказать домой гантели, полусферы или даже велосипед. Если же такой возможности нет, то в интернете огромное количество программ, помогающих поддерживать форму дома.  
Олег Яровинский: 
- На самом деле любая активность лучше, чем просто сидеть и ничего не делать. Можно самому себе разработать комплекс упражнений. 
- Футбол как бизнес сейчас - это полный коллапс? 
- Все, что касается зарплат, конечно, это коллапс. Футболисты играют для зрителей, и все, что касается футбольной экономики, сейчас наверно переживает самый страшный период за последнее время. Сейчас активно обсуждается и снижение заработной платы в разных клубах. Это вынужденная мера, потому что экономически футбол очень зависит от общества, от зрителей. Если мир переживает определенные финансовые сложности, то и футбол их переживает. Думаю, что это значительно повлияет и на трансферную стоимость, и на зарплаты. Просто клубы не смогут платить то, что они платили до этого. Что касается трансферных окон, то мы с интересом ждем решений ФИФА и УЕФА. Как это все будет выглядеть, ведь у многих уже в мае заканчиваются контракты, сроки аренд.  
- С учетом сложившихся условий используете ли вы возможности киберспорта для изучения тактических нюансов? 
Леонид Слуцкий
- Знаю, что сейчас Sports.ru проводит турнир с участием футболистов Премьер-Лиги. К этому приковано определенное внимание. Но, на мой взгляд, при всем огромном уважении к киберспорту все-таки ничего общего с настоящим футболом это не имеет. Количество ситуаций, которое возникает в живой игре, настолько сложно спрогнозировать, поэтому, мне кажется, ни один создатель компьютерной игры не может их все спроектировать. Я спокойно отношусь к киберспорту, он и до этого развивался и сейчас тем более. Но вряд ли он может помочь мне в моем профессиональном развитии, я скорее пересмотрю матчи ведущих команд мира или последние матчи «Рубина» или ретро-матчи. Но Хвичу Кварацхелию, который представляет нас на этом турнире, я поддерживаю и слежу за результатами.   
О планах создать общекомандную видеоконференцию:
Олег Яровинский:
- Мы обязательно это сделаем. Даже не с точки зрения тренировок, а с точки зрения поддержания бесед. У нас очень много ребят собирались жениться этим летом, потому что команда молодая. А сейчас выпустили постановление, что все свадьбы отложены до 1 июля. Надо будет пацанов поддержать обязательно, потому что они расстроятся. Мы и жён туда вовлечём, сделаем командную конференцию.
Леонид Слуцкий:
- С другой стороны, у девушек есть шанс передумать выходить замуж за футболистов. Я предупреждаю, я обязан это сделать, как честный человек (смеется).


  • 0

#17746 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 04 April 2020 - 07:51

РПЛ ЗАПУСКАЕТ СЕРИЮ ОНЛАЙН-ТУРНИРОВ КИБЕРЛИГА PRO SERIES

square_%D0%A1%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0

 

Первый онлайн-турнир среди клубов РПЛ пройдёт 4-5 апреля. Команды будут представлять лучшие игроки Киберлиги РПЛ 2019 и 2020.
Турнир, генеральным партнёром которого выступит БК «Лига Ставок», пройдёт на платформе eFootball PES 2020 в течение двух дней. На первом этапе участники будут разбиты на 4 группы по 4 команды по принципу слепого жребия. Киберспортсмены проведут по одному матчу с каждым соперником. Жеребьёвка групп пройдёт в пятницу. Во второй день участники сыграют серии плей-офф до двух побед, начиная с четвертьфинала.
С учётом эпидемиологической ситуации и мер по противодействию распространения нового коронавируса киберспортсмены сыграют все матчи КиберЛиги Pro Series удалённо в формате 1x1. 
Все игры турнира будут транслироваться в режиме онлайн с комментатором на официальных ресурсах Российской Премьер-Лиги, в приложении и на сайте Генерального партнёра – БК «Лига Ставок». Результаты матчей и информация о турнире будут доступны на официальном сайте Российской Премьер-Лиги и в социальных сетях.


  • 0

#17747 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 04 April 2020 - 01:19

Российская Премьер-Лига запускает онлайн-турниры КиберЛига Pro Series!

#FCRK представит киберспортсмен Александр Шамбер 

Первый игровой день среди клубов РПЛ пройдёт уже сегодня!

Киберспортсмены сыграют в eFootball PES 2020 удалённо в формате 1x1

По результатам жеребьёвки в группу В к «Рубину» попали: «Спартак», «Краснодар» и «Уфа».


Трансляция первого матча в 13:50 в нашей группе


0bWrrqM-4Hk.jpg


  • 0

#17748 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 04 April 2020 - 01:23

«Слуцкий знает о моём существовании, подписан в инстаграме». Бердыев запрещал давать ему интервью и называл дерзким


Первое большое интервью воспитанника «Рубина» Артура Сагитова.

 

Год назад футбол шёл в России и мире по привычному расписанию, а за «Рубин» на поле выходили сразу несколько воспитанников. Одним из самых активных был Артур Сагитов. Нападающий в 18 лет дебютировал за родной клуб, вскоре забил  первый гол и помог Курбану Бердыеву одержать одну из последних побед с казанским клубом.
Летом Сагитов прошёл все сборы с казанцами и даже забивал в контрольных матчах, но в итоге уехал в аренду в «Нижний Новгород». В ФНЛ он проводит первый полноценный сезон в профессиональном футболе: у него 3 гола в 13 матчах.
В интервью «БИЗНЕС Online» 20-летний форвард объяснил уход из команды, рассказал о долгих беседах с Бердыевым, поделился ожиданиями от предстоящей работы с Леонидом Слуцким, вспомнил косяки в академии и назвал свою зарплату.

3f18-3d8518e923958e153ac12a55d071afc1.jp

«ЕСТЬ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО СЕЗОН ЗАКОНЧИТСЯ ДОСРОЧНО»
– Артур, ты приехал из Нижнего Новгорода домой в Казань. Вашу команду распустили до неопределённого срока?
– Да, изначально говорили про 7 апреля. Но из-за отмены всех матчей в России до 31 мая, неизвестно, что будет дальше. Есть лично у меня ощущение, что вообще сезон может быть закончен досрочно. Но самое главное сейчас – здоровье людей. Футбол надо возвращать, когда мы все справимся с этой бедой.
– Какое у тебя отношение к пандемии?
– Мы же видим, сколько людей каждый день умирают от этой болезни. Конечно, нужно беречь себя и оставаться дома. Но также я общался со многими специалистами, мне они говорили, что для здорового молодого человека это не сильно отличается от гриппа.
– Давай поговорим о футболе. В обоих весенних матчах за «Нижний Новгород» ты остался на скамейке. Почему?
– Я пропустил полностью первый сбор, потом был вызов в молодёжную сборную России. Ещё во время предсезонки была небольшая травма спины. Так что я практически полностью пропустил все сборы с командой. Наверное, максимально не был готов к тем играм.
– В концовке первой части сезона ты забил два гола в двух матчах, а незадолго до этого забил  первый мяч за «Нижний». Это придало уверенности?
– Да, для меня важным стал матч с «Ротором», где я впервые забил. До этого постоянно оставался на скамейке. И ещё мне очень помог разговор с клубным психологом, очень сильный специалист. Я сходил к нему как раз перед «Ротором». В итоге просидел в кабинете три часа. Я в прямом смысле освободился от ненужных мыслей после нашей встречи. После общения с ним у меня начался подъём. Очень благодарен ему за это.
– В клубе вы обязаны общаться с психологом?
– Нет, тогда тренер просто предложил психологу встретиться со мной. Я сам ощущал, что мне нужно о многом поговорить. Во мне сидел юношеский максимализм. Я всегда хочу играть по 90 минут и забивать. Если это не получалось, мог агрессивно себя вести. После того разговора я стал меньше проявлять негативных эмоций.
– Как проходил трёхчасовой сеанс?
– Половину этого времени я вообще спал. Мне приснился один сон, и психолог мне его объяснил. Теперь я стабильно хожу к нему на приём. На прошлой неделе был у него, стараюсь появляться раз в месяц. И советую всем молодым футболистам не стесняться общаться с психологом. Я смог довериться и поделиться мыслями, которые до этого держал только при себе.
– В «Рубине» такой психолог есть?
– В команде не знаю, а в академии точно есть. Но он больше как школьный психолог.
«ПОТАЩИЛИ В КОМНАТУ ТЕЛЕВИЗОР, НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ТРЕНЕР ПОКАЗЫВАЛ ЗАПИСЬ С КАМЕР»
– Часто вспоминаешь академию?
– Да, особенно детских и юношеских тренеров. Я работал с двумя очень сильными тренерами: Дмитрием Игдисамовым и Игорем Родькиным. Их уровень подтверждают нынешние места работы: Игдисамов работает в ЦСКА, а Родькин – в «Чертаново». Родькин, например, очень много разговаривал с каждым. Мне очень нравится такой персональный режим работы. Он приходил к нам в 6:30, когда мы только просыпались и начинал работать с нами. Я считаю его вторым отцом. В 15 - 16 лет уже появляются люди, для которых футбол уходит на второй план. При нём же все хотели рубиться до конца на каждой тренировке. Во многом из-за этого мы стали чемпионами России в 2016 году.

6a3f-44f1b0b6e86fb0dfd5c30c2e7b5ca00d.jp

Ещё я бы отметил детского тренера Ильгизара Гайнутдинова – мой первый тренер в «Рубине». Ну и вообще все тренеры что-то дали для моего футбольного развития.
– Как раз Гайнутдинов говорил тебе каждый день оставаться в Казани, когда ты приехал из Елабуги. Где ты жил?
– Я приехал в Казань в 8 лет и до 12-ти жил у тёти и у бабушки. Большое им спасибо, без них бы никакого «Рубина» не было бы.
– Сам путь из Елабуги в Казани был не простой?
– Да, когда возник вариант с «Рубином», мы поехали с папой в Казань. Тогда всё было против нас. На улице было -30, снег валил, нас ещё гаишники остановили и оштрафовали. Я тогда предложил папе развернуться, но он решил ехать до конца. Его настойчивость помогла.
– Знак судьбы?
– Даже не знаю. В 12 лет меня опускали в третий состав. Уже в академии ко мне подошёл Игдисамов и предупредил, что мне дают месяц. Если за это время не прибавил бы в бытовых вопросах и футбольных, от меня бы избавились. Каждое утро со мной занимался Рамиль Мансурович (Шарипов, нынешний тренер по физподготовке «Спартака», – ред.). Ради меня он каждое утро приходил. Наши занятия начинались рано, и я всегда с трудом вставал. Когда я уже раза три не мог встать к его приходу, он начал обливать меня холодной водой и по делу пихать. Он мне ставил технику бега, а потом я шёл на поле работать с мячом. В тот период я очень много работал над собой, и через два месяца уже вернулся в стартовый состав и был капитаном команды. Считаю, что тогда у меня произошло взросление, и в тот момент я уже точно понял, что буду футболистом.
– С дисциплиной были проблемы?
– Самым прилежным в академии вряд ли меня можно было назвать. Много веселого бывало, за что могло прилететь. Например, был случай, когда после отбоя мы с другом потащили телевизор в комнату поиграть в PlayStation. А телевизор только один на базе – в общей комнате. На следующий день приходим на теорию, и тренер просто без слов включает камеру с этажа. Там хорошо было видно, как мы тащим этот телевизор. Вся команда выпала со смеха. Но стоило такие вещи убрать, в футболе тоже пошло. Сейчас я понимаю, что от того, как ты себя ведёшь в быту, многое зависит на поле.
– Насколько жёстко в академии следили за нарушениями?
– Когда интернат только открылся, с Данильянцом было очень жёстко. Если воспитательница видела с бутылкой газировки, то парня сразу отчисляли. Причём Иван Альбертович даже не вызывал к себе, через других людей передавал об отстранении. При Акбарове стало немножко посвободнее, но за дисциплиной в «Рубине» всегда строго следили.
– Тяжело учиться и одновременно играть?
– Для меня да. Я знаю только пример Семака, когда человек преуспел и в футболе, и в учёбе. Но лично таких примеров не встречал. Даже во время уроков, когда все учились, я вёл отдельную тетрадку, куда записывал свои действия с игр и тренировок. Но полностью забить на учёбу было невозможно. Нам постоянно говорили, что мы могли не стать футболистами, а людьми останемся в любом случае. Часто говорили, что из 20-ти выпускников может стать футболистом всего один. Но я всё равно со всеми спорил, говорил, что у меня в футболе получится, независимо от учёбы.
«ОДНАЖДЫ В «РУБИНЕ» ВОШЁЛ К СТАРШИМ В КРУГ. ОНИ НАЧАЛИ ПЛАВИТЬ – БОЛЬШЕ НЕ ЗАХОДИЛ»
– 2000-й год рождения получился продуктивным для «Рубина». Три человека этого возраста сыграли за главную команду. Почему так вышло?
– Мы попали в трудный период для команды, когда нужны были люди. Нас начали привлекать, за что в первую очередь я благодарен Курбану Бекиевичу Бердыеву.
– Помнишь свой первый день с основой?
– У нас была двусторонка с главной командой. Помню, что мне не понравилась моя игра. Потом был матч за молодёжку против «Енисея», тоже был без настроения тогда. Возвращался на базу, а мне Шаронов сказал, что с завтрашнего дня я на постоянной основе перехожу в главную.

17a4-e2fb3d98ebe8dcf6c927654a2d3f0ced.jp

– Удивился?
– Да. Ещё помню, как обрадовался мой брат - он дикий фанат «Рубина». Сказал, что мне нужно выгрызать каждый мяч на тренировках, чтобы удержаться за этот шанс. На первой тренировке я понял, что сильно уступаю Азмуну и Бухарову в завершении.
– К тебе как-то по-особенному относились старшие одноклубники?
– Добрые подколы были. Перед тренировками мы всегда занимались в кругах с мячом. Однажды я зашёл к старшим в круг, и они начали меня плавить. Специально давали жёсткие передачи, с которыми не всегда справлялся. Бердыев следит даже за такими мелочами, и старшие знали, что мне влетит за «деревянность». Так и вышло, поэтому к старшим я больше не заходил. 
– Самый весёлый кто был?
– Для меня это Навас. Как настоящий капитан мог разрядить атмосферу хорошей шуткой. Бухаров мог и пошутить, и подсказать.
– Как тренеры готовили к дебюту?
– Много общался с Кафановым. Ещё задолго до игры с «Динамо» меня готовили к возможному выходу на поле. Виталий Витальевич показывал, что я должен делать при стандартах, показывал схемы.
Курбан Бекиевич постоянно после тренировок занимался со мной. Я плохо бил слёту. Бердыев вместе с Данильянцем ставил конусы, а на них мячи. Мне показалось это легко: я со всей силы приложился, но попал в конус. Чуть голеностоп не оставил там. После этого Бердыев показывал, как надо выполнять такие удары. И вот я этим занимался, пока не начало получаться. Потом персонально давали другие упражнения. Так что со мной очень много работали в то время.
«МНОГИЕ ДУМАЛИ, ЧТО Я СПОРИЛ С БЕРДЫЕВЫМ. НО КАК Я В 18 ЛЕТ МОГ ЕМУ ВОЗРАЗИТЬ?»
– Какое качество самое главное у Бердыева?
– Я считаю, что он очень силён в психологии. Он всегда хорошо чувствует, когда надо поддержать, а когда напихать. Он тонко ощущает, когда у игрока появляется звёздность. После встреч с психологом я понял, насколько важна психология в футболе. И Бердыев очень грамотно всё это учитывал.
– Как раз Бердыев в интервью нашему изданию говорил, что у тебя чуть больше года назад были проблемы со звёздностью, говорил про корону на голове. Как ты реагировал на его такие слова в прессе?
– Я думаю, он хотел донести до меня информацию. Я этого тогда не замечал, но не думаю, что он ошибался, со стороны лучше видно. Но летом стал понимать, что мог продуктивнее работать на тренировках.
– Не обидело, что он вынес своё мнение о тебе в публичное пространство?
– У меня к этому тренеру никогда не было обид или негатива и никогда такого не будет. Он в меня поверил, я только благодарен ему.

9e13-175409aea546af1210eae5e152efa23a.jp

– Ещё одна его цитата про тебя: «Сагитов – дерзкий». Спорил с ним?
– Я знаю, что тогда многие подумали как раз об этом. Но очевидно же, что в 18 лет я даже подумать не мог, чтобы просто возразить ему. Курбан Бекиевич имел ввиду, что я никого не боюсь на поле. Мне до сих пор пишут, что я пререкался с Бердыевым, но люди это сами придумывают.
– Насколько известно, в «Рубине» тогда он запрещал давать интервью двум людям – Азмуну и тебе. Так?
– Да, не хотел дополнительного внимания ко мне. Когда я выходил из раздевалки после какого-то матча, человек из клуба сказал, что мне не надо общаться с журналистами. Это может сбить с пути в самом начале карьеры, поэтому сейчас я понимаю его решение.
«ДО СИХ ПОР НЕ СЧИТАЮ, ЧТО ПОПАЛ В ФУТБОЛ»
– Но тогда казалось, что между вами есть конфликт. По ходу зимних сборов в прошлом году он отправил тебя в молодёжку. Что там произошло?
– Это была нефутбольная история, мы потом разобрались, к следующему сбору меня снова подняли. В первом же матче я забил «Динамо». Этот спуск меня мотивировал.
Но потом у нас с ним был разговор. Я сам к нему подошёл тогда. Бердыев сказал, что хочет отправить меня в аренду, это было буквально за четыре дня до игры с «Ахматом». Но с «Ахматом» я вышел в концовке и забил свой первый гол за «Рубин». Это был самый эмоциональный момент в жизни, убеждён, что этот матч для меня будет лучшим, какие бы я голы ещё ни забил. Хотя за пару дней до этого я был расстроен после разговора с Курбаном Бекиевичем. Но несколько минут одной игры всё перевернули. Я с восьми лет в родном клубе, спустя годы выхожу на замену и забиваю на последних секундах. Какое чувство может сравниться с этим?
Я лишь жалею, что тогда не было родителей на игре. Они всё мне дали, и сейчас у меня мечта забить на глазах у них. В «Нижнем» я всю игру думал, что, если забью, побегу праздновать к маме, когда родители смогли выбраться на игру. Но я уйму моментов запорол, очень разозлился на себя.
– После гола «Ахмату» понял, что ты уже в футболе?
– Нет. Я до сих пор не считаю, что попал в футбол. Пока я не могу сказать, что должно произойти, чтобы я мог так сказать. Точно убеждён, что впереди очень много работы.
 – Но дебютировал ты за несколько месяцев до «Ахмата» в игре с «Динамо» в конце 2018-го.  Страшно было выходить на поле?
– У меня сердце ужасно билось тогда, трясло неслабо. Но те пять минут пролетели дико быстро. Я даже не успел задохнуться. Вот против «Зенита» уже было супериспытание.
– Расскажи поподробнее.
– Это была моя первая игра в старте и сразу против сильнейшей команды лиги на огромном и заполненном стадионе. Даже на предыигровой разминке ноги тряслись, не мог мяч набить. Ко мне подошёл Камболов и настраивал на игру. Но после начала матча уже было проще, даже легче внутренне, чем с «Динамо».
– Через несколько месяцев Бердыев покинул команду. О чём был последний разговор у тебя с ним?
– Я общался с его помощником Александром Григорьевичем Мацюрой. Он мне дал понять, что работа их штаба в клубе подходит к концу. Он дал три совета, которые я до сих пор держу в голове. Это было уже после сезона, так что по ходу чемпионата я даже не хотел думать, что они могут уйти. Но всё равно мысли были, что мы можем разойтись.
«ЛЕТОМ МНЕ ЗВОНИЛИ ИЗ ПРЕМЬЕР-ЛИГИ И ИЗ ЕВРОПЫ»
– Летом в команду пришёл Шаронов. Почему идут разговоры, что у вас напряжённые отношения?
– Мягко говоря, всегда были недопонимания. На сборах летом я забил два гола «Мордовии», но он всё равно был недоволен. Тогда понимал, что уйду в аренду. Я уж не знаю, была ли это личная неприязнь ко мне или такой подход в работе. Не раз за всё время работы с ним были разговоры, но мы никогда не приходили к какой-то конкретике, хотя вместе работали с 2016 года.
– Но все сборы ты провёл в «Рубине», получал много игрового времени. Почему тогда сразу не отдали в аренду?
– Я тоже этого не понимал. Всегда играл в основе, забивал, но потом узнал, что ухожу. Ко мне подошёл человек и передал, что, возможно, предстоит уйти. Потом была ещё попытка поговорить с Шароновым, но конкретику не услышал. В итоге отправился в «Нижний Новгород».
– Кроме «Нижнего» были ещё варианты?
– Мне напрямую звонили люди из премьер-лиги и даже из Европы. Но выходили почему-то не на агента, поэтому всё срывалось. Но в целом, мы решили, что переход в команду РПЛ для меня на тот момент не был бы оправданным. Меня всё равно ожидали выходы на замену в концовке матчей, а в ФНЛ я понимал, что у меня больше шансов сыграть на профессиональном уровне. И в итоге не прогадали.
– Зимой «Рубин» возглавил Леонид Слуцкий. Нам в интервью он рассказывал, что следит за всеми игроками в аренде. Он тебе звонил?
– Нет, но я знаю, что он в курсе моего существования, мы подписаны в инстаграме друг на друга. Думаю, мы ещё пообщаемся. Приятно было, что позвонил Олег Яровинский (спортивный директор «Рубина» – ред.). Он тоже мне сказал, что тренерский штаб следит за мной, поинтересовался, всё ли у меня хорошо в «Нижнем Новгороде». Разговор получился позитивным. Я в большом ожидании от предстоящей работы с тренерским штабом Слуцкого. Надеюсь, мне предоставят такой шанс.
«ЛЮБЛЮ «РУБИН», НО НЕ ИСКЛЮЧАЮ, ЧТО МОГУ УЙТИ ИЗ КЛУБА»
– Очевидно, что тебя вряд ли устраивало твоё положения в «Рубине» до прихода Слуцкого с учётом недопонимания с Шароновым. Были мысли покинуть «Рубин», например, этой зимой?
– Скрывать не буду, такие мысли были. Я понимал, что с прежним тренером у меня немного шансов вернуться в команду. Обсуждали разные варианты, уже были кое-какие предложения из других команд.
– Что остановило?
– Приход Слуцкого и разговор с Яровинским. Я понял, что мною заинтересованы. Хочу сказать, что я люблю «Рубин», он мне всё дал, но футболисты не могут делать всё, что захотят. На данный момент я вижу свои перспективы в «Рубине». Очень надеюсь, что так и будет.

6940-3f8b72fe37632d0e4b93f2cfed33fbde.jp

– Transfermarkt пишет, что твой контракт истекает этим летом. Это правда?
– Нет, и даже не в следующем году. [background=#c3e2ab]Но я не исключаю, что могу уйти, я понимаю, что в жизни может произойти что угодно
. Но сам я, повторюсь, не хочу покидать «Рубин».
– После перехода из молодёжки в основу вы переподписывали контракт?
– Да, поэтому мой контракт точно не до конца сезона, если мы подписывали в 2019 году.
– Зарплату тебе сейчас платит «Рубин» или «Нижний Новгород»?
– Чёткого правила нет при переходе в аренду. В моём случае основную зарплату платит «Нижний», а часть – «Рубин». У меня не огромная зарплата, сейчас я точно не за неё играю.
– По нашей информации, твоя зарплата около 100 тыс рублей в месяц. Близко к истине?
– Чуть ниже. Но для меня это просто цифра. О деньгах должны думать семьи с жёнами и детьми. Я только на старте карьеры и сам прекрасно понимаю, что нужно думать о футболе. Конечно, у меня есть родители, они всё для меня делали и делают, поэтому я тоже хочу им помогать, в том числе финансово. И если будет получаться в футболе, то деньги сами придут. Об этом я не переживаю.


  • 0

#17749 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 09 April 2020 - 07:35

Зурико Давиташвили: «Нам потребовалось 2,5 дня, чтобы доехать из Казани до дома»

vQ2kf1B76H0.jpg


После долгого и трудного путешествия Давиташвили вернулся в Грузию из Казани и провел две недели в изоляции. Он рассказал грузинскому изданию «Lelo» о трудностях, с которыми он столкнулся по пути, о тренировочном процессе.

– Сколько времени вам понадобилось, чтобы добраться из Казани в Тбилиси?
– Полеты по всему миру сведены к минимуму, а прямые рейсы из России в Грузию отменены. Сначала мы полетели в Краснодар, а затем уже машинами поехали через Владикавказ в Тбилиси. Это заняло у нас около 2,5 дней. У нас была очень утомительная поездка. Мы доехали до границы, что заняло у нас 10 часов. Но потом пошёл сильный снег, и мы не могли выбраться в тот день. Поэтому мы были вынуждены провести ночь и уехать на следующий день.

– Как вы привыкли к жизни дома?
– Очень сложно переносить самоизоляцию, потому что я скучаю по движениям, тренировкам и игре. Ситуация почти такая же, как и у меня во время травмы - я соскучился по футболу и у меня была только одна мысль в душе, чтобы я вышел на поле, но я не смог. Сейчас у нас большая пауза, я понятия не имею, чем закончится сезон и когда начнется новый, в общем будь что будет. Однако я скучаю по выходу на поле и эмоциям, которые я получаю от футбола.


  • 0

#17750 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 10 April 2020 - 07:43


  • 0

#17751 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 12 April 2020 - 07:41

С Днём космонавтики!

MzUIbXbFvis.jpg


  • 0

#17752 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 15 April 2020 - 07:02

Сегодня 71 год исполнилось ветерану «Рубина», бывшему вратарю и тренеру, ныне селекционеру нашей команды Алексею Александровичу Семёнову!

HZiqN7r0i5U.jpg


Алексей Семёнов более сорока лет связан с «Рубином»: сначала в качестве вратаря, затем тренера.

Алексей Александрович Семёнов выступал за «Рубин» с 1974 по 1980 год и провёл за команду 142 матча.
Карьера тренера в нашем клубе: 1981 – тренер-преподаватель СДЮШОР «Рубин»; 1984 – старший тренер ФК «Рубин» (Казань); 1985-87 – тренер «Рубина»; 1988 – главный тренер ФК «Рубин» (Казань); 1988-1992 – тренер, тренер-массажист «Рубина», тренер-преподаватель СДЮШОР «Рубин»; 1992-2016 – тренер ФК «Рубина»; с 2018 - селекционер.

В качестве тренера «Рубина» двукратный чемпион России (2008, 2009), двукратный обладатель Суперкубка России (2010, 2012), обладатель Кубка России (2011/2012), дважды бронзовый призер чемпионата России (2003, 2010).

С Днём рождения, Алексей Александрович!


  • 0

#17753 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 16 April 2020 - 07:32

В этот день ровно 52 года назад «Рубин» обыграл в Ульяновске «Волгу» со счетом 1:0.

На фото автор единственного гола в матче – легенда советского футбола Николай Пензин.


2w6ArxR0Q1w.jpg


  • 0

#17754 VALMAR26986

VALMAR26986

    Рождённый в СССР

  • Черти!!! УгаГА!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 63707 сообщений

Отправлено 17 April 2020 - 07:54

«С безлимитным бюджетом подписал бы в «Рубин» Рэшфорда, Санчо, Дракслера и Ван Дейка». Большое интервью Яровинского
Спортивный директор «Рубина» – о механике трансферов, факторе Слуцкого и карантине.
Олег Яровинский в декабре прошлого года пришёл в «Рубин» вместе с главным тренером Леонидом Слуцким, став спортивным директором клуба. Из-за пандемии коронавируса специалист уехал из Казани и находится на самоизоляции в Москве
.

08e6-6b966b0b8999efbd2767e54ca9846a0e.jpИнфографика: Сергей Гусев


«ПЛАНА НЕТ, ПОТОМУ ЧТО НИЧЕГО НЕПОНЯТНО. НИКТО НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ»

– Олег, какая ситуация сейчас в «Рубине»? Каково проводить тренировки в приложении Zoom?

– Тренировки мы там не проводим, но каждую неделю устраиваем видеозвонок со всей командой. Обсуждаем какие-то вещи, делимся информацией, делаем объявления. Наш тренер по физподготовке Хави контролирует то, как игроки тренируются дома. Он подготовил для всех программу двухчасовой тренировки на каждый день. Но в Zoom проводить тренировки бессмысленно, потому что у всех разные программы работы. Он служит лишь средством связи с игроками и тренерами.

– В клубе есть какое-то понимание, к чему готовиться? Какой-то хотя бы примерный план есть?

– Нет. Как и у всех остальных. Плана сейчас и быть не может в силу того, что абсолютно ничего непонятно. Можно бесконечно гонять различные теории о том, как что будет. Но по факту никто ничего не знает. Руководством лиги и нашего футбола сейчас находятся в таком же положении и не могут сообщить. Надо сейчас сосредоточиться на том, что мы можем делать: тренироваться индивидуально, как-то поддерживать контакт друг с другом.

– В Европе сезон обязательно хотят доиграть, потому что многое завязано на обязательствах перед спонсорами. В России несколько иная ситуация и госбюджетов больше. Имеет ли смысл доигрывать чемпионат?

– Мне очень тяжело ответить. Как правило, в таких ситуациях всегда надо исходить из какого-то опыта, но ничего подобного никогда не случалось. Например, я слышал, что когда бельгийцы решили не доигрывать сезон, то тут же получили указание от УЕФА, что в таком случае будут исключены из еврокубков. И это слишком большая цена. В этой ситуации очень много неизвестных. Самый главный вопрос, на который пока  никто не сможет дать ответ – о зрителях. Доигрывать сезон всё-таки хочется со зрителями. Потому что без них футбол – совсем тоска. 

– Многие клубы договорились о значительном снижении зарплат с игроками, в том числе и «Рубин». После пандемии рынок зарплат в целом может измениться?

– Сейчас все клубы в том или ином виде идут на снижение зарплат, потому что это объективная реальность. И речь не только о футболистах, сотрудники клуба тоже к этому готовы. Все идут навстречу. А что будет с рынком зарплат – это вопрос к экономистам. Футбол непосредственно связан с экономикой страны. Что с ней будет – этого никто не знает.
– Футбольный рынок в целом изменится? Цены, суммы отступных, контрактов?

– Возможно, но это всё будет переходить от страны к стране. То, что все понесут какие-то убытки – это непреложный факт. На рынок влияет то, сколько продлится пандемия – ключевой момент. Чем дольше, тем сложнее будет и тем серьезнее будет повреждена экономика.

– РФС на прошлой неделе рассылал лигам и клубам письмо, чтобы узнать о состоянии бюджетов и доле государственных вливаний. Наш спорт может переформатироваться? В какой-то момент то, что произошло с «Адмиралом» и «Луч-Энергией», может случиться с любым клубом.

– Для того, чтобы уходить от государственного финансирования, нужно понимать, насколько частному бизнесу интересен футбол. Давайте рассмотрим ситуацию с английской премьер-лигой: клубы получают огромные доходы от телеправ и это прибыль от пользователей. Это не благотворительность и телекомпании платят клубам то, что зарабатывают на конечном потребителе. Нужно этого потребителя иметь и для частного бизнеса важно, насколько потребитель их товаров или услуг будет заинтересован в кооперации с футболом.

Мне кажется, что разговоры об уходе от государственных вливаний в сторону частных – они немного популистские. Безусловно, каждый клуб обязан стремиться зарабатывать деньги сам, но при этом надо понимать, что частные компании задаются вопросом – зачем им это надо? Интересно ли это спонсорство? Весь частный бизнес в футболе для того, чтобы зарабатывать деньги, а не заниматься благотворительностью.

– Как привлечь частников?

– В последние время у нас была положительная тенденция с посещаемостью. Мне кажется, если мы эти стадионы начнем заполнять, у нас появятся больше возможностей для спонсорства. А если оно будет успешным, тогда можно будет говорить о более серьёзном сотрудничестве. Но сейчас я не убежден, что частные инвесторы рвутся в спорт.

Футбол неотделим от спорта, а его сотрясают различные скандалы. Мне кажется, за последние годы мы потеряли спонсорскую привлекательность. Имидж нашего спорта, к сожалению, подпорчен. У этого есть объективные и субъективные причины. Всё это влияет и на интерес спонсоров, никого не обманешь.

«РУБИН» СПОСОБЕН НА МНОГОЕ ДАЖЕ В ЭТОМ СОСТАВЕ»

– Как вам первые месяцы в «Рубине»? Насколько комфортно после ЦСКА и европейских клубов?

– Мне очень комфортно, очень нравятся взаимоотношения в коллективе. Но я бы не хотел сравнивать с другими клубами, потому что везде есть свои нюансы. В «Рубине» большое впечатление от коллектива, принципах, которые внедряет в коллектив Рустем Сайманов. Они мне очень подходят, и я разделяю такой подход к управлению.

– Что это за принципы?

– В «Рубине» многое построено на инициативе каждого сотрудника. Об этой модели говорят многие бизнесмены, а у Сайманова она работает практически.

Я всегда выступал за товарищеские отношения внутри коллектива. Понятно, что должна быть определенная иерархия, но футбол – это особенная сфера, нестандартный вид деятельности, где нет каких-то отделов, структуризации. Это больше пассионарная вещь. И у меня очень приятные ощущения от совместной деятельности в «Рубине».

Ну и команда интересная. Всё-таки в ЦСКА у нас был состав постарше, особенно костяк. Здесь же наоборот все молодые. В России для меня это впервые со времён ФК «Москва», где всем было по 20 лет, включая сотрудников. Сейчас в «Рубине» очень молодая команда и в этом есть своя фишка.

8bf3-dd5a34ee705465b1a8da85afae169c58.jp

– А проблема?

– Только в том, что при нашем турнирном положении молодые футболисты испытывают дополнительное давление. Уметь бороться за выживание – это навык, которому не хотелось бы учиться, но иногда надо. Но это решаемые вопросы. Я очень верю в нашу команду. Турнирное положение психологически нас прибивает, но я уверен, что мы это пройдём и выберемся. Эта команда даже в таком составе способна на многое.

– В ходе трансферной кампании за европейский рынок в основном отвечали вы?

– У нас всегда всё решается совместно. Все решения по россиянам и по иностранцам были общими.

– А кто и кого находил?

– У нас ведь есть ещё и скауты – отдел Цезаря Наваса, которому помогает Рубен Пулидо. Мы обсуждали с ними многих игроков, особенно кандидатуру центрального защитника.

К сожалению, мы не всех смогли посмотреть живьем. У нас было много кандидатур, но мы остановились на Пабло Сантосе. Пришли к выводу, что нам нужен быстрый защитник, учитывая нашу опорную зону с Коноваловым и Подберёзкиным. Мы с ним связались, быстро переговорили и решили вопрос о переходе. С «Брагой» не было сложностей. Сильно убеждать игрока было не надо, и он очень хотел играть.

У нас и на эти месяцы были большие планы по просмотру футболистов живьем на те позиции, которые мы хотели усилить. Меня очень расстраивает, что из-за коронавируса все эти планы рухнули.

– Вы в ходе сезона кого-то хотели посмотреть?

– Да, у нас был сверстан очень большой план работы: футболисты, матчи, события. Рубен и Цезарь прилетали в Россию, мы многое планировали. Там было очень много интересных ребят, но план пошел коту под хвост. Впрочем, как и у всех клубов.

– Какие чемпионаты вы собирались просматривать?

– Их много. В конце февраля мы расписали все матчи в марте, апреле и мае, которые скаутам нужно посетить, чтобы просмотреть игроков. Это и сборные, и клубы. Теперь этот план не реализовать.

Зимой у нас была проблема, что мы практически не просматривали новичков живьем. Многих знали, но в целом не могли просмотреть их детальнее. Для меня это большой минус. Живой просмотр, особенно по игрокам обороны, крайне необходим. Это самое важное.

– Почему?

– По видео ты никогда в жизни не увидишь тех нюансов, которые можно увидеть живьем. Перемещение, выбор позиции, реакция на какие-то игровые эпизоды. Все-таки видеоанализ очень несовершенен во многих компонентах, которые нужны большому клубу при принятии решений.

«ФАКТОР СЛУЦКОГО – КОНКУРЕНТНОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО «РУБИНА» В ПЕРЕГОВОРАХ С ИГРОКАМИ»

– Сколько игроков вы планировали посмотреть весной по этому списку? 40 - 50?
– Нет, это нереально. Если кто-то говорит, что у него в скаутском списке полсотни футболистов, то это обман. У такого числа игроков никогда не будет одинаковых шансов на переход. По каждой позиции 3 - 4 футболиста – вот это реальнее. Если делать его красивым, то там может быть и до 10 человек. Но есть конкуренция, есть фактор клуба, который может поменять планы и не продать игрока. Иногда просто футболист не хочет переходить куда-то или ехать в Россию. Всегда надо создавать реальную картину и больше четырех человек на позицию у тебя никогда в жизни не будет.

– В «Рубине» мало скаутов? Есть такая проблема?

– Нет, это несерьезная проблема. Хотя этой весной у нас были планы по укреплению селекционной службы, но из-за коронавируса их пока реализовать не получается. Мы хотели пригласить ещё одного-двух скаутов для работы в Казани. Но пока это на паузе, реализуем это позже. Нужно правильно подобрать кандидатуры.

– К кому был спрос до пандемии или есть? Были разговоры о предметном интересе к Уремовичу и Коновалову, к примеру. Звонки приходят?

– Звонки не всегда, но я считаю, что и тот, и другой, способны на очень большой прогресс. У них очень большой потенциал. Они в будущем могут претендовать на клубы более высокого уровня, чем те, которые пока по ним обращались. И то это всё не очень конкретно. 

– Набирать состав под Слуцкого вам проще? Это преимущество в переговорах?

– Почему удобно работать со Слуцким? Он всегда готов к диалогу, готов взять футболиста не узкоспециализированного – это его тренерская особенность. Викторович очень любит футболистов, которые обладают качествами, которые применимы при различных схемах и различных тренерах. У него очень редко бывают игроки, которых он берёт только под себя. Это его взгляд на футбол.

Подтверждено его карьерой, что он всегда работает с теми футболистами, которые есть. Слуцкий всегда готов к приобретению игрока, который в целом хорош для клуба в первую очередь, а не подходит именно ему. Он скорее себя адаптирует под те ресурсы, которые у него есть.

Конечно, многие игроки понимают, что футболисты с нужными качествами при Слуцком добавляют и прогрессируют. Это тоже фактор, поэтому они охотно идут к Леониду Викторовичу. Они понимают, что смогут сделать следующий шаг.



– У Слуцкого образ мягкого тренера из-за активной медиа-жизни и шуток. Как обстоят дела на самом деле?

– Атмосфера в его команде всегда рабочая, несмотря на какой-то миф о том, что он мягкий тренер. Это абсолютно не так. Слуцкий очень жёсткий в работе, очень требовательный и нетерпим к некоторым вещам. Если у тебя выстраиваются с ним отношения и ты пашешь, много трудишься, тогда и он тебе как футболисту даёт много полезных вещей. Поэтому в основном для игроков часто фактор Слуцкого – определяющий. В этом смысле у «Рубина» есть конкурентное преимущество.

– Слуцкий и вы уже говорили, что в «Рубине» здорово налажена работа по оперативным решениям, когда нужно кого-то срочно подписать. Как это выглядит?

– Мы очень много общаемся, садимся и обсуждаем.

– Есть общий чат?

– Да, у нас есть общий чат в мессенджере: там Слуцкий, Сайманов, скауты и я. Но в основном обсуждения происходят в ходе живого общения. Чат – только для информации. Все обсуждения происходят живьём, потому что вещи текущего характера и стратегические лучше обсуждать с глазу на глаз.

Плюс – мы ведь были вместе на всех сборах и могли всегда сесть и обсудить что-то, не было необходимости в виртуальном общении. И база команды находится там же, где и клубный офис – это облегчает коммуникацию. Мы каждый день садимся и обсуждаем что-то, трансферы, другие вопросы.

К примеру, в ЦСКА база была удалена от офиса. Слуцкий после тренировок всегда ехал туда. В «Рубине» в этом плане всё проще и оперативнее.

«СТАРФЕЛЬТ ГРЫЗ НА СБОРАХ, КАК ПИРАНЬЯ»

– Кто вас больше всего впечатлил в команде, но пока не реализует себя?
– Я очень верю в Ваню Игнатьева, Бакаева и Макарова. Ну и должен добавить Йевтич. Первые две игры он провел в не лучшем физическом состоянии. Это футболист, который должен здорово добавить. А если говорить о том, кто меня больше всех впечатлил – это, наверное, Слава Подберёзкин.

– Чем?

– Давно его знаю, хотя мы вместе никогда не работали. Подберёзкин удивил со знаком плюс в том, как он подстроился под новые требования и начал их выполнять. Как он себя переформатировал – это здорово. Ему удалось поменять идеологически подход к своей игре.

Отметил бы Карла Старфельта – он с первого дня сборов начал грызть, как пиранья. Считаю, что прибавил и в плане отношения к делу, и в плане игрового прогресса, хотя долго не играл.

Ну и Зуев – он серьёзно перестроился. Когда футболиста используют не на основной позиции, то очень часто он относится к этому так, будто требования должны быть другие. Якобы он делает одолжение команде, играя на новой позиции. У Зуева этого не было и близко. Это говорит о его человеческих качествах, не только игровых. Он с огромным интересом отнесся к новой позиции. И был одним из лучших в составе команды в весенних матчах. Можно сколько угодно говорить футболисту об этом, но он не всегда восприимчив. Я горжусь Зуевым – он убедил себя в том, что это нужно и это большое дело.

– Вы хвалите Подберёзкина, то есть довольны уровнем полузащиты? Я – не специалист, но, по-моему, центральным полузащитникам не хватает остроты, темпа.

– Это вопрос больше к главному тренеру. Но нельзя забывать, что давление от нашего турнирного положения – это очень лимитирующий фактор. Никого не оправдываю ни в коем случае, но, к сожалению, надо делать скидки на борьбу за выживание. Даже игрокам 1996 - 1997 года. Это реально очень тяжело.

– В чём главная сложность?

– Не зря в клубах, которые ведут борьбу за выживание и не только в России, собраны возрастные игроки, которые много раз проходили через это. Психологически бороться за выживание гораздо сложнее, чем бороться за чемпионство.

6acb-699a7e8a3f7bb2fc47541b8d75629604.jp

– У вас впервые такой опыт?

– Нет, у меня был он в «Торпедо-Металлурге, и я всегда вспоминал его как страшный сон. Это очень сложно. В плане того, как это действует на психику, это хуже. Мы в ЦСКА каждый год боролись за чемпионство и тогда казалось, что это очень сложно. Но когда я опять вернулся в 2003 год, то понял, что борьба за выживание гораздо сложнее.

– Хотя есть фактор, что такую турнирную ситуацию создали не вы.

– Нет, мы это вообще не учитываем. Как только ты начинаешь работать в клубе, то этот клуб и его турнирное положение – оно твоё. Я бы не разделял ответственность за то, что кто-то довёл клуб до такого места. «Рубин» – это наша ответственность на сто процентов и другого мнения быть не может. Мы даже ни разу об этом в клубе не разговаривали ни со Слуцким, ни с Саймановым, ни с кем-то другим. Это не по-спортивному и не по-мужски. Если ты взялся за работу, то это уже твоя ответственность.

Я с оптимизмом смотрел на определенный игровой прогресс, который у нас был от матча с «Тамбовом» к «Арсеналу». Нам эта пауза сейчас совсем некстати. Мы все видели, всем тренерским штабом обсуждали, что набираем ход и у нас многое начинает получаться лучше и лучше.

«ТЕНДЕНЦИЯ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ – ФУТБОЛИСТЫ САМИ ВЕДУТ ПЕРЕГОВОРЫ»

– Можете рассказать механику трансфера? Как реализуется переход, с чего начинается сделка, когда вам понравился какой-то игрок и на кого вы выходите сначала: игрока, агента, клуб?
– В первую очередь надо связаться с клубом и обсудить, возможен ли переход. Надо от него получить разрешение на переговоры с игроком и затем в них вступить. Затем ты связываешься лично с футболистом. Считаю, что всегда нужно находить телефон игрока и говорить напрямую с ним, а не с агентом. На худой конец, даже через соцсети можно ему написать.

– Такое бывает?

– У меня был такой кейс в «Витессе». Мы не могли связаться с одним футболистом и Мартин Одегард сказал: «Напиши ему в директ в инстаграме». И я подумал, что это интересный способ, написал ему, и он ответил. Так мы переговорили. Но это не привело к трансферу, игрок отказался от перехода.

– Если игрок согласен, что дальше?

– Надо узнавать у футболиста, с кем вступать в переговоры по его трансферу. Хотя тенденция последних лет такова, что футболисты сами ведут переговоры. Они совершенно не чураются самостоятельно участвовать в процессе и более сознательно к этому относятся.

6982-cba4c9b712b0663744a4231aa7590694.jp

– Речь о европейцах или россиянах?

– И о тех, и о других. Хотя раньше этого вообще не было. Сейчас такое периодически случается и это достаточно необычно.

– То есть агенты теряют актуальность?

– Нет, они могут спать спокойно! Просто раньше было так, что футболисты вообще не хотели ничего обсуждать и всё сваливали на агента. А сейчас у них есть различные вопросы, интерес к переговорам. Скажем так, они теперь более прошарены в этом вопросе.

– Хорошо, вы выходите на агента. Дальше?

– Нужно садиться лично и разговаривать с ним. Находить компромисс по зарплате игрока, формулировать денежное предложение клубу. Это отработано годами. 

Зима – самое сложное время для перехода, потому что даже если клубы готовы продать игрока, сам игрок готов поменять клуб, но зимой это делается менее охотно. Мало кто посреди сезона хочет кардинально что-то менять.

– Рынок беднее? От хороших игроков в середине сезона не отказываются.

– Да, есть такое.

– А сколько человек от клуба обычно участвует в трансфере?

– В «Рубине» это генеральный директор, юрист и я. Ну и на этапе обсуждения деталей главный тренер тоже участвует. Я очень люблю, когда на какие-то футбольные вопросы игрока главный тренер лично ответит. У нас есть отработанная схема и Слуцкий заранее предельно честно объясняет футболисту, где он видит его, как хочет использовать и детально объясняет тактические нюансы.

«В ЕВРОПЕ ПЕРЕГОВОРЫ ПО СКАЙПУ ИЛИ МЕССЕНДЖЕРУ – НОРМА. В РОССИИ НУЖНО ОБЯЗАТЕЛЬНО ВСТРЕЧАТЬСЯ ЛИЧНО»

– Сколько звонков в день вы совершали? Особенно в пик трансферного окна?
– Около сотни. Это целая сеть. Тебе нужно внутри клуба переговорить с одним или двумя юристами, генеральным директором, финансовым директором, главным тренером, потом у футболиста есть агент, а иногда их двое, если это большая контора. Затем с самим игроком, с представителями его клуба – например, со спортивным директором. Иногда есть вопросы у юриста его клуба. Часто происходит ситуация, когда в переговоры могут включиться члены семьи – чаще всего это папа.

И вот уже десяток контактов набирается по одному трансферу. И если одновременно ты общаешься по семи футболистам, то со многими ты разговариваешь по несколько раз в день. И набирается минимум сто звонков.

В Турции на этих сборах у меня был смешной случай. В конце трансферного окна я курил на балконе и вышли отдыхающие в соседнем номере, они с усмешкой сказали, что больше не могут слышать про трансферы. Приехали не в сезон с ожиданиями, что в отеле не будет людей, а в итоге оказались моими соседями и до двух часов ночи слушали какой-то бубнёж о футбольных переходах на разных языках. Они и так футбол не любили, а теперь возненавидели. Хотя этот диалог был в шуточной форме, но они сказали, что это просто катастрофа.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

– Многие агенты и руководители держат по два-три телефона. Сколько у вас?

– У меня два, но так совпало, что один остался после Голландии с европейским номером. Там много контактов и поэтому он пока доступен. Но вообще у меня всегда был только один телефон и для работы, и для семьи.

– С кем тяжелее вести переговоры? С англичанами или с испаноговорящими?

– Они все очень разные. Для меня пока терра инкогнита – это азиатский рынок. С представителями Азии мне пока тяжелее всего. Я легко нахожу общий язык с южноамериканцами, понимаю примерные инструменты. Но с азиатами тяжело, потому что работают какие-то другие инструменты.

Есть такой вид японского боевого искусства джиу-джитсу, основная идея которого – использовать силу противника, чтобы вывести его из равновесия. Так азиаты и в переговорах идеально владеют этим искусством. Они никогда не спорят с тобой, не используют контраргументов, со всем соглашаются, но потом делают всё наоборот. Их очень тяжело перевести на своё поле.
Если другие охотно вступают в переговоры, в Латинской Америке это прям драмтеатр, в Европе – структурировано сухо, то азиаты – это особая структура, они всё время уходят от тебя. Они уводят всё в переписки, дистанцируются от переговоров. Отчасти поэтому и рынок азиатский для России и Европы не так актуален.
– Российская механика переговоров ближе к кому?

– Практически не отличается от Европы и очень похожа. Мы абсолютно такие же представители европейской культуры в переговорах. Единственный момент: в Европе переговоры с использованием современных технологий, скайпа, фэйстайма и мессенджеров – это просто норма. А в России обязательно нужно встречаться лично. Но я это люблю гораздо больше: для меня личная встреча – это эффективный способ решения любого вопроса.

– Почему нельзя просто написать в мессенджере?

– Мессенджер дает тебе возможность выйти из переговоров или взять паузу. А если ты получил человека перед собой за стол переговоров, то ты его уже не отпустишь.

– То есть провести трансфер в телеграме или вотсапе нереально?

– В некоторых случаях возможно. Когда у тебя есть лимит по времени и какие-то ограничения, то так приходится делать. Особенно зимой. Учитывая, что мы были в Турции, то с некоторыми игроками так и удалось договориться.

Например, по Абильдгору всё было очень сжато по времени. Мы встретились только когда он уже прилетел на подписание. Но обычно надо обязательно встречаться. Для меня это важнейший фактор любого переговорного процесса. Надо почувствовать человека, посидеть с ним, поговорить.

«СПЕЦИАЛИСТЫ НЕ ОРИЕНТИРУЮТСЯ НА ЦЕНЫ В TRANSFERMARKT»

– Можете подтвердить или развеять миф: в футболе менеджеры, функционеры и агенты вообще ориентируются на Transfermarkt?
– Трансферная стоимость футболиста – это то, сколько за него заплатили в данный момент. Если у тебя есть бриллиант, то его стоимость зависит от рынка, спроса, дефицита, чистоты, характеристик и эта цена более-менее константа. Но с футболистами это так не работает.

Всё очень непредсказуемо: игрок в одно лето может стоить 10 млн евро, потом у него случается конфликт с тренером, он разводится с женой, у него меняется тренер и футболист попадает под его пресс. И тут же его трансферная стоимость другая. Transfermarkt взялся за непосильную задачу – классифицировать и оценивать очень гибкий и быстроменяющийся рынок.

– Специалисты опираются на эти цифры, когда покупают или продают игроков?

– Лишь иногда, но это очень сложно. Например, если мы в «Рубине» даже согласны с некоторой стоимостью наших футболистов, учитывая, что мы можем оценить их потенциал и понять, каков их уровень. Но это может быть трансферная цена, за которую мы никогда не продадим футболиста сейчас. А через год мы уже захотим продать за эти деньги или дороже. В целом это всё зависит от огромного количества фактов. Ориентироваться на Transfermarkt можно лишь с большой-большой оговоркой.

– А как тогда вы формируете для себя стоимость?

– Это очень сложный вопрос. Зависит от факторов. Стоимость стакана воды в пустыне и на Елисейских полях принципиально разная.

– Сколько обычно длятся переговоры?

– Случается много очень длинных переговоров. Но всё индивидуально и зависит от конкретного случая. Наверное, самые длинные переговоры у меня длились в течение двух дней непрерывного общения. Например, по Роману Ерёменко у нас были очень долгие и тяжелые переговоры и там было очень сложно. Но в «Рубине» пока всё осуществляется очень быстро.
– Быстро – это сколько?

– Когда ты вступаешь в переговоры, то должен сразу понимать, получится ли подписать игрока или нет. Есть ряд маркеров, по которым ты понимаешь, что либо теряешь время, либо всё получится. Тут вопрос именно твоего понимания процесса. Как правило, чутьё тебя не подводит. В этом и уровень менеджера, что он должен быстро понимать, к чему приведут переговоры.

Считаю, что отрицательный ответ – это тоже ответ. Если не складывается, то надо быстро закончить переговоры и не тянуть: не нужно тратить время своё и чужое. Когда тяжело договориться по финансам, то всегда можно сесть и найти компромисс, надо просто убеждать людей и на это нужно много времени.

– Есть какие-то общие чаты у спортивных директоров, агентов РПЛ?

– Нет, никаких групповых чатов нет. Но сейчас мы хотим использовать одну интересную платформу, которая набирает популярность в последние несколько лет. Transfer room – это своего рода социальная сеть для спортивных и генеральных директоров.

– Как она работает?

– Там есть много закрытой интересной информации, которую клубы обычно не афишируют, а там могут. И доступ к сети строго регламентируется: он может быть только у двух категорий сотрудников клуба. Никто не сможет получить доступ, кроме спортивного директора, генерального или президента клуба. Даже главный тренер не сможет войти туда, потому что у него могут быть какие-то свои видения, интересы.

Там руководители могут обмениваться какой-то актуальной информацией, узнавать о доступных игроках. Можно лично общаться, выставлять фильтры по необходимой позиции игрока, общаться группами, по лигам. Там очень сложная механика, но её придумали ребята, которые сами варились в этом бизнесе и понимали, какой функционал нужен на этой платформе. В «Витессе» мы её использовали, теперь хотим включить в «Рубине». Вообще многие российские клубы её сейчас пробуют. 

«ЛЮБЛЮ, ЧТОБЫ ТРАНСФЕР ПРОХОДИЛ БЕЗ ШУМА И АЖИОТАЖА В СМИ»

– Почему в клубах так сильно переживают, когда новость о трансфере появляется в СМИ в виде инсайда?
– Скажу честно, я этого не люблю. Очень часто информация в прессе может просто навредить. Но я отношусь к этому философски и сейчас шило в мешке не утаишь. При всей развитости социальных сетей, менеджеров и рынка медиа просто тяжело скрыть информацию о переходе игрока.
В этом смысле в Англии у меня была очень хорошая школа. Там переговоры становятся достоянием общественности буквально через два дня, после того, как ты в них вступил. Поэтому я научился по этому поводу не нервничать и не обращать внимания. Но если вы меня спросите, предпочел бы я, чтобы ничего не выходило в прессу, то – конечно, да.

– Почему? К клубу подогревается интерес, появляется внимание к будущему переходу.

– Это часто наносит большой вред в переговорах, потому что другие клубы внезапно понимают, что игрок доступен для трансфера, они активизируются и могут перехватить его.

Вот конкретный пример с Абильдгором: мы узнали, что к нему есть интерес от клуба бундеслиги, который решил его купить. Сначала это появилось в прессе, потом мы получили подтверждение из собственных надежных источников. И из-за этого мы его подписали, а не немцы. А могло бы быть наоборот.
688c-564544adce8ea51ba67663e4bc40ab91.jp

 
– Получается, новость помогла вам подписать футболиста.

– Ну мы бы всё равно узнали об этом. Часто это вопрос касается отношения к футболисту. Если появится информация в прессе, то фанаты начинают писать ему в социальных сетях гадости. И это тоже может на него повлиять, он может передумать. Это фактор, конечно, который может влиять негативно на потенциальный трансфер. Это и финансовый вред: кто-то может вмешаться, чтобы просто поднагадить.

Люблю, чтобы трансфер происходил без шума и ажиотажа. У меня жесткий принцип: пока не подписаны бумаги, не стоит подпись игрока - трансфер не состоялся. Я ему всегда следовал и считаю, что это единственно верное решение. Ты можешь получить все бумаги и расслабиться, тогда трансфер может не случиться.

– Какой трансфер вы считаете образцовым, какая сделка впечатлила по уровню работы?

– Если брать из последнего, то образцовый переход – это трансфер Холланда в «Боруссию». Все потрясающие цифры, которые фигурируют в прессе, думаю, правдивы (20 млн евро согласно данным Kicker – ред.). Это как раз та история, когда большие деньги полностью себя оправдали. Клубы бундеслиги умеют проворачивать такие эталонные сделки.

– Пример из России?

– Это продажа Витиньо из ЦСКА. Гениальная история: за год до окончания контракта клуб продал его за сумму, близкую к той, которая была потрачена. Со стороны кажется, что это стечение лишь обстоятельств, но это не так. Там видна рука людей, которые грамотно провели сделку. Я был впечатлён тем, как ЦСКА это провернул. Из мировых примеров отмечу подписание Эндрю Робертсона в «Ливерпуль» из «Халл Сити», когда мы со Слуцким там работали.


– Как это было?

– Это просто очень классная история с точки зрения футбольного бизнеса. У клуба огромные трансферные возможности, серьёзный бюджет, но они берут защитника из чемпионшипа за очень вменяемые деньги. По совокупности качеств на тот момент он, наверное, не был мечтой «Ливерпуля». Но они его приобретают, затем он становится топ-игроком. Его встроили и использовали его сильные качества.

– Его потенциал в «Халле» вы осозновали? Ожидали, что он дорастёт до статуса лучшего левого защитника АПЛ и выиграет Лигу чемпионов?

– Поскольку я с ним лично знаком, то его потенциал как игрока для меня был настолько огромен, но как спортсмена – просто поразительный. Это пример того, как человек понимал все свои ограничения, принял это, упорно работал и оказался на таком уровне: «Умру, но буду здесь играть». Это труд и суперпсихологическая устойчивость, ну и потрясающая работа главного тренера Юргена Клоппа.

Я очень люблю трансферы, где есть сочетание веры в потенциал футболиста и доля тренерской работы. Это высший класс. Человек пришёл и его встроили идеально. Они друг в друга поверили и всё получилось.

– У вас есть ориентир в профессии менеджеров?

– В детском лагере я посмотрел фильм «Большая перемена», где герой написал: «Я хочу быть похожим только на себя. Григорий Ганжа». Это не от того, что я считаю себя овертоповым чуваком, совсем нет. Я обладаю изрядной долей самоиронии и понимаю, где я что-то могу, а где – нет. Мне кажется, что сотворение ориентиров бессмысленно. Надо лучше осознавать свои слабые стороны и с ними примириться. Что-то ты можешь поменять, что-то нет.

Ориентирами для меня были те, кто относится к людям по-человечески. Кто умеют сочетать жесткость там, где она нужна, с определенной добротой, открытостью. Я не люблю высокомерных людей и считаю, что для любого руководителя на любом уровне приземленность и самоирония – это самые важные качества. Поэтому и ориентиров перед собой ставить не надо, просто нужно быть самим собой.

В футболе можно быть лучшим игроком мира, лучшим тренером, но во всех остальных футбольных профессиях это невозможно. Там уже нет мерила лучшего. Любой спортивный директор – это обслуживающий персонал для тренера и команды, которые всегда будут на первом плане. И это правильно, так этот бизнес и организован. Когда ты с этим сживешься, тебе станет очень легко работать.

«УВЕРЕН, ЧТО У ШАРОНОВА ВСЁ ПОЛУЧИТСЯ»

– Лучший тренер в Европе на сегодня, за исключением Слуцкого?
– С очень большим уважением отношусь Ральфу Рангнику, который в «Ред Булле» выстраивает просто эталонную работу. Это невероятная история.

– В России?

– Больше всего впечатлён Юрием Палычем Сёминым. Никогда с ним не работал, но столько лет на таком уровне и в таком возрасте! Сохранять такую мотивацию, такую жизнь. Провести столько матчей на таком уровне – это просто топ. Кто бы что не говорил, но столько лет работать в таком стрессе – это потрясающе.

А ещё я лично очень рад за Мурада Мусаева, который пришёл к тому, что его идеи и тренерские принципы работают. Они меняются, он растёт, приходит к разному видению. Я с ним познакомился, когда он был тренером дубля, и он по-прежнему сохраняет свои принципы, внедрил их в первую команду, отстоял. И это учитывая то, что у него не было большой футбольной карьеры. Мы вместе учились на категорию А, я за него очень переживаю. Хочется, чтобы у него все сложилось.

– Вы же учились с Романом Шароновым в одной группе?

– Да-да. С Ромой мы тоже вместе учились.

– Какое представление сложили о нём?

– Очень положительное. Я уверен, что у Ромы всё получится. Мне бы этого очень хотелось. Он, как и любой молодой тренер, прошел через испытания, уверен, что он сделает правильные выводы из случившегося. Мне любопытно, как он трансформируется в другом клубе, как будет внедрять свои идеи.

b42d-2732aa478ced5a10820eb549e4f51f87.jp

– Игроки мечтают уехать в топ-клуб, тренеры – попробовать себя в клубе посерьезнее, либо как Слуцкий – уехать в Европу. Вы не хотите уехать в европейский клуб и сломать стену, как это сделал Слуцкий? Российских менеджеров в Европе, наверное, никогда не было.

– Не думал об этом. Футболист имеет право размышлять об этом, но не менеджер. Если ты стремишься куда-то в другое место, то начинаешь плохо работать там, где ты сейчас. Вопрос амбициозности в моей профессии неактуален. Думая о том, что за горизонтом, ты споткнешься об бревно, которое под ногами. И я так не мыслю.

– Если позовут в европейский клуб работать спортивным директором, согласитесь?

– Подумаю, конечно. Но я не очень в это верю. Это как оценивать вероятность встретить динозавра.

– Про русского тренера в Англии изначально тоже никто не верил.

– Да, но мне сейчас очень нравится, что я вернулся в Россию. Я воспринимал нашу работу в Европе как командировку. И сейчас я так доволен, мне бы не хотелось думать об отъезде за рубеж. Я люблю жить и работать в России, как бы это пафосно не звучало. Мне здесь гораздо комфортнее. Хотя я могу легко адаптироваться в любой европейской стране.

Но, конечно, любая лига в Европе очень интересна. Даже тот же чемпионшип – когда я там работал 7 - 8 месяцев, то это была невероятная история. Когда ты работаешь в Англии – это незабываемо.

– Чего вам не хватает в России после того опыта?

– Мне не хватает той публики, которая сдвинута на футболе, тех полных трибун. Речь про Англию в первую очередь. Любой солдат, наверное, хочет стать генералом. И когда ты каждые выходные попадаешь на Курскую дугу – это невероятный адреналин.

Это ни на что не похоже. У нас в России есть большие матчи, есть чуть менее статусные, есть какой-то ажиотаж. Но это несравнимо с Англией, где ты каждый раз попадаешь в какую-то «Игру престолов», невероятную битву. Вокруг просто стрелы летят. Это ощущение настолько кайфовое, это такой стресс и адреналин – не передать словами. Пусть это и не премьер-лига, но по накалу и вовлеченности в процесс всех участников событий – это потрясающая вещь. В России мне этого не хватает, конечно. Там это не просто религия, а культ. Это очень интересный опыт.

– Не было упаднических настроений, когда увидели полупустые трибуны в Казани и пустой стадион в Нижнем Новгороде?

– Конечно, у меня была грусть, что у нас есть крутейший стадик «Казань Арена», а мы там не играем. И пустые трибуны в Нижнем... Вообще пустые трибуны – это всегда плохо. Вне зависимости от того, в какой ты стране. Везде это печальное зрелище. Видя пустые трибуны, ты просто думаешь о пустых трибунах, ты не соотносишь это со страной. Видишь пустоту и думаешь: «Блин, хреново».

«КАЗАНЬ – НЕВЕРОЯТНЫЙ ГОРОД. ЕСТЬ ВСЕ АТРИБУТЫ СТОЛИЧНОЙ ЖИЗНИ»

– Вы же были на хоккее в Казани пару раз. Как атмосфера на «Татнефть Арене»?

– Очень понравилось. Я вообще очень люблю ходить на хоккей. И в Москве всё время ходил на ЦСКА, поэтому привык к этой атмосфере, к полным трибунам на хоккее.

– Как вовлечь зрителей на футбол так же, как это реализовано в КХЛ? Почему на «Ак Барсе» всегда биток, а на «Рубине» – нет?

– Нам надо подготовить публику, воспитать зрителя. Мы должны им доказать, что футбол – это крутое зрелище. И тогда они придут. Если мы всем футбольным сообществом сосредоточимся на привлечении новой аудитории, то она придёт. Футбол – это очень интересное зрелище даже для тех, кто им интересуется опосредованно. Мы в этом вопросе пока не дорабатываем все вместе. Нужно работать над имиджем нашего футбола. Если мы ничего не будем делать, то так и останется.

7b51-71d2bec3325118efcd0be07e783fe532.jp

– Какие у вас впечатления от города?
– Мне очень нравится в Казани. Просто невероятный и очень крутой город! Несмотря на то, что я родился и почти всю жизнь прожил в Москве, кроме периода в «Халле» и «Витессе». Кайфую от того, что у Казани есть все атрибуты столичной жизни, но при этом всё близко и компактно. За 15 - 20 минут можно доехать, куда тебе нужно. В Казани мне в очень комфортно.

– Куда, помимо хоккея, удалось сходить?

– Мы ходили со Слуцким, Кузьминым и Веретенниковым на стендап, например. Хотя я был в Казани много где и уже без навигатора спокойно ориентируюсь. Посетил несколько баров, кафе, ресторанов. Просто гуляю.

– Вы не на базе живёте?

– Нет, я уже давно снял квартиру на Меридианной. А Слуцкий, Кузьмин и Веретенников живут в центре Казани. 
Я уже и за город ездил. Например, успел несколько раз сгонять на стрельбище. Уже записался в любительскую хоккейную секцию, так что каждую неделю обязательно играю с группой любителей. Ещё в баню хожу. В общем, в социальном смысле почти адаптировался в Казани. Нет никаких проблем. Надеюсь, в скором времени жена с детьми приедут, будем подбирать им секции.

– Планируете с семьей жить в Казани?

– Обязательно. Как только они вырвутся из заточения в Голландии, то приедут в Казань. Какое-то время побудут в Москве летом, а потом сто процентов переедут сюда и будут жить здесь. Считаю, что человек моей профессии обязан жить в городе, в котором базируется клуб. Для меня это непреложный факт.

«ПОСЛЕ КАРАНТИНА В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ПОЙДУ ИГРАТЬ В ФУТБОЛ И ХОККЕЙ»

– Чей плакат висел в детстве в вашей комнате?

– У меня висел Виери, Александр Могильный, а ещё состав «Атлетико Мадрид» – мне они нравились очень. Это команда середины 90-х с Диего Симеоне.

– За кого болели в то время?

– В России – за московское «Торпедо». А в мире ни за кого конкретного, но всегда очень много смотрел футбола.

– Чьи футболки были в детстве?

– Ну они самопальные, конечно, за 50 рублей с рынка. У меня был Виери тот же, а еще Джордж Веа образца «Милана». Эта майка до сих пор есть. А ещё был Куман времен «Барселоны» с 4-м номером. Номер мне не очень нравился, но Куман – это легенда.

– Хоккейные свитера?

– Их тогда вообще было не достать ведь. Первый хоккейный свитер я приобрел, когда работал в ЦСКА. Заказал на сайте КХЛ джерси армейцев. Ещё мне из Америки привозили свитер «Нью-Йорк Рейнджерс». Это первые оригинальные джерси.

– Если бы у вас был неограниченный трансферный бюджет, кого бы вы подписали в «Рубин»?

– Я бы подписал Рэшфорда из «Манчестер Юнайтед», подписал бы Дракслера из «ПСЖ» и Санчо из «Боруссии». Ну и ещё бы Вирджила ван Дейка.

– В связку к Уремовичу?

– Без вопросов!

8b70-d9b4b5f00e1868197190c3ff351e5218.jp

– Любимое приложение на телефоне?
– Наверное, телеграм и вотсап – переписываюсь постоянно, созваниваюсь. Но вообще телефон – это не самый любимый гаджет. А в планшете любимое приложение – Амедиатека.

– Лучшее место на земле?

– Если город, то Москва. Если какое-то место, то это Якутия. Отличное место для похода.

– Куда мечтаете сходить в поход?

– На Камчатку хочется, либо на Чукотский полуостров.

– Как пристрастились?

– С детства, вообще всегда этим занимался. С отцом всегда на охоту ходил, и походы всегда были частью моей жизнью. Скалолазание тоже. Я этим занимался всегда. У меня и дети, жена приобщены. Отец бесконечно меня таскал куда-то.

– Город, где мечтаете побывать?

– У меня есть масса направлений, где я хочу побывать. Я очень много где был в Южной Америке, очень много где был: в Арктике и Антарктиде по несколько раз даже, принимал участие в экспедиции. А сейчас хочу побывать в Азии, не был там. Наверное, хочу побывать в Японии. Ещё очень хотел бы побывать у туарегов – это между Нигером и Марокко. Но к ним тяжело попасть. Ещё арабский мир меня интересует.

– Чем бы вы занимались, если бы не футбол?

– Деятельностью, связанной с экспедициями. В этой сфере. Может быть, экстремальным туризмом.

– Что первым делом вы сделаете, когда закончится карантин?

– В первую очередь пойду поиграю в футбол и хоккей.

«ТЯЖЕЛО ПЕРЕЖИВАЮ, ЧТО РАЗДЕЛЁН С СЕМЬЕЙ»

– Как проходит ваш карантин?

– Иногда удаётся сходить в магазин. А в целом с момента, когда нас распустили, я никуда не хожу. У нас есть дом за городом и туда мы выезжаем, поэтому, порой, курсирую между квартирой в Москве и домом.

Если я нахожусь за городом, то придумываю себе разные активности: бегаю по 5 км, у меня много деревьев на участке и я с тестем пилю их, рублю дрова. Делаю всё, что возможно, чтобы занять себя физически. А если я нахожусь в квартире, то тренируюсь. У меня есть тренировочная программа, которую я себе придумал. Она, конечно, не замещает те занятия, к которым я привык на протяжении многих лет. Ещё смотрю всякие развлекательные видео на ютубе.

– Какие?

– Из последнего: с большим интересом посмотрел лекцию Колмановского (блогер, журналист, заведующий лабораторией биологии Политехнического музея – ред.). Ещё давным давно с женой и детьми ходил на лекции Константина Куксина – это этнограф, директор Музея кочевой культуры. Живьем ходил на эти лекции, очень интересно. И сейчас то, что в силу занятости я не смог посетить, досматриваю на ютубе.

Ещё есть такая потрясающая платформа – «Синхронизация». Там очень много лекций по истории, этнографии. У меня там есть аккаунт и я там очень часто смотрю какие-то вещи. Очень интересные люди ведут там лекции и всем рекомендую. Ну и сериалы смотрю.

– Например?

– Сейчас смотрю «Последний министр», смотрел «Триггер (сериал о психологе, метод которого – провоцировать клиентов, оскорблять и выводить из зоны комфорта – ред.). Меня он очень заинтересовал и я даже общался с психологом, спрашивал, насколько это правдиво. Ещё смотрел «Рика и Морти». Ну и с семьей постоянно общаюсь, читаю книги.

По пятницам мы созваниваемся с учеными из Колтека и принимаем участие в обсуждениях. Например, с профессором, который занимается исследования мозга, мы позже приватно говорили. Обсуждали в основном детский спорт. 

Фото: пресс-служба «Рубина»

– Как так получилось, что не успели вывезти семью и она осталась в Голландии?

– Это очень тяжело и в первый раз такое случилось. Я максимально недоволен ситуацией, она подбешивает, если честно. Не ожидали, что ситуация с пандемией примет такие масштабы. Изначально планировали, что жена с детьми останутся там до мая, чтобы доучиться в школе. Всё происходило поэтапно. Когда решили, что нужно возвращаться, было уже поздно – границы начали закрывать. Когда началась истерия и в теории ещё можно было улететь, но все эти вылеты не были гарантированными. С тремя детьми и собакой супруга могла попасть под отмененный рейс. Нужно было ведь сдавать дом, ехать в Амстердам. Рисков было много. В итоге 2 апреля из Амстердама «Аэрофлот» планировал рейс для граждан, оставшихся за рубежом. Но в итоге его отменили, а затем и последующие. То есть можно было сдать дом, приехать в аэропорт и узнать, что рейса не будет. Что тогда им делать?
Мы решили, что до середины мая ждём и если ничего не меняется, то будем как-то придумывать, как их оттуда эвакуировать. Мы постоянно находимся на связи.

– Какая обстановка в Голландии?

– Достаточно жёстко: полиция патрулирует улицы. Если у тебя есть собака, то выходить удаётся. В основном всё закрыто, голландцы четко соблюдают карантин. Но ужаса нет. Я бы сравнил это с ситуацией, которая в Москве: в основном люди карантин соблюдают, следуют указаниям, но при необходимости выходят. Истерики нет. На прошлой неделе в Голландии было резкое потепление – 22 градуса тепла. Люди массово вылезли в парки жарить шашлыки. Их там всех оштрафовали, а парк закрыли.
– Чего не хватает помимо семьи больше всего?

– Мне очень сильно не хватает общения и спорта. Потому что я всегда чем-то занимался с 4 - 5 лет. У меня никогда не было таких простоев. Даже отпуск я всегда провожу с какими-то активными занятиями. Чтобы месяц я ни во что не поиграл, не нагрузил организм физически – это очень тяжело. И организм прям требует какой-то подпитки. У меня часы показывают километраж и я за день даже в квартире умудряюсь находить по 3 км, мне очень тяжело усидеть на одном месте.

– Слуцкий на карантине старается похудеть. У вас есть какие-то личные цели на период карантина?

– Если честно, я пытался примириться с этой самоизоляцией. Для меня оказаться в бездействии – это очень тяжело. Решил, что раз так сложились обстоятельства, буду учиться более размеренному течению жизни. Такую задачу перед собой ставил. Но выполнить это не удаётся, тяжеловато. Хотя я без тоски, распланировал себе день и чёткие занятия.

Но легче находиться за городом: там у меня есть участок и можно какой-то физической активностью заниматься. Могу сказать, что даже рубить дрова – это очень приятное занятие. Ну и занимался тем, на что у меня давно не было времени: разобрал снаряжение для разных активностей, оружие чистил до блеска. Нахожу себе физические занятия.

Надо это время перетерпеть. Но сейчас больше всего мне тяжело переживать то, что я разделён со своей семьей. Это ужасно и некомфортно. Если бы они были со мной здесь, то я был бы спокоен. Без них мне непросто.
ДОСЬЕ «СПОРТ БО»
Олег ЯРОВИНСКИЙ
Должность: спортивный директор «Рубина»
Дата рождения: 12 декабря 1981 года
Место рождения: Москва
Карьера: сотрудник международного отдела «Торпедо-Металлург» – 2003 - 2004; скаут ФК «Москва» – 2004 - 2007; спортивный директор «Крыльев Советов» – 2007 - 2009; начальник селекционного отдела ЦСКА – 2014 - 2017; стратегический директор «Халл Сити» – 2017 - 2018; помощник главного тренера в «Витессе» – 2018 - 2019; спортивный директор «Рубина» – 2019 - по н.в.


  • 0


Количество пользователей, читающих эту тему: 7

0 пользователей, 2 гостей, 0 скрытых пользователей


    Google (5)