Перейти к содержимому


Фотография

Петербург чемпион!


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 44

#21 Zidane85

Zidane85

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10122 сообщений

Отправлено 19 March 2013 - 12:44

Продолжение...


Аркадий Алов (1967)


После первого ухода Алова из «Зенита» в 1957 году мнения об итогах его работы с командой разделились. Одни утверждали, что работу свою в 1956–1957 годах тренер просто провалил, подтверждая это убеждение неумолимыми цифрами: в 30 проведенных под его руководством матчах «Зенит» одержал всего пять побед и едва не вылетел из группы «А» в 1956-м. Другие же склонны были видеть в работе Алова и плюсы: ведь именно он привлек в команду целый ряд молодых талантливых игроков, которые вскоре превратились в настоящих лидеров «Зенита», тех, кто впоследствии определял лицо команды на протяжении многих лет. К тому же именно под руководством Алова футбольная сборная Ленинграда, составленная почти целиком из игроков «Зенита», на Спартакиаде народов СССР 1956 года сумела дойти до полуфинала, что в родном городе было воспринято как несомненный успех.

Запомнились еще и решительность и бескомпромиссность тренера, с которыми он в первый период своего руководства начал перекройку подзакисшего состава «Зенита». Именно это требовалось и теперь, в 1967-м, а потому Алову был дан второй шанс.

Как и 10 лет назад, Аркадий Алов решительно взялся за обновление состава, с ходу отказавшись от услуг доброй полудюжины ветеранов. Вероятно, такие действия были оправданны: провалы последних лет наглядно показали, что обстановка в команде далека от рабочей. Но то ли не хватило тренеру прозорливости для принятия правильных решений по новичкам; то ли, увлекшись разрушением, Алов, практически одномоментно освободившись от едва ли не половины прошлогоднего основного состава, незаметно для себя сломал и хребет команде; то ли просто, вторично ввязавшись в непростое дело руководства футбольной командой высшего дивизиона, тренер вновь сильно переоценил свои возможности, но только и на сей раз ничего вразумительного в «Зените» ему создать не удалось.

«Зенит» повалился с самого начала сезона-1967. Одно за другим посыпались поражения, команда прочно осела в подвале турнирной таблицы. Как и 10 лет назад, «Зениту» Алова вновь определенно не хватало сыгранности, игровой мысли и даже подобия бойцовского духа — при первых же неудачах, а их опять было немало, у футболистов опускались руки, а тренер был не в состоянии организовать, встряхнуть команду, вселить уверенность в игроков.

Предвосхищая морозовские методы построения команды, Алов смело доверял молодежи (при нем в «Зените» дебютировали будущие ключевые игроки команды, защитники Михаил Лохов и Вячеслав Булавин, нападающий Владимир Гончаров), вот только тренерской харизмой и профессиональными знаниями Морозова Алов явно не обладал. А потому ничего похожего на боеспособный коллектив вновь сложить не сумел. Не помогли и специально устроенные просмотры потенциально талантливой молодежи из низших лиг — новые игроки массово приходили и буквально через пару недель столь же массово уходили, состав тасовался с калейдоскопической скоростью. Доходило до того, что порой, выходя на поле, многие футболисты даже не знали друг друга по именам. А игры так и не было. «Зенит» был безнадежен и неизлечим, и это уже стало понятным фактически к началу осени 1967 года.

Результат закономерен: последнее, 19-е итоговое место в турнирной таблице с шестиочковым отставанием от места предпоследнего и неминуемое расставание команды с высшей лигой чемпионата СССР. «Зенит» достиг дна.

Несмотря на провалы «Зенита», в его составе в этот далеко не самый славный в его истории период все же можно выделить несколько игроков. В первую очередь, конечно, это классный защитник Василий Данилов, постоянный игрок сборной СССР, капитан «Зенита» и один из самых ярких футболистов в его составе. Стабильно боевито и задорно играл форвард Лев Бурчалкин, который хоть и снизил несколько свою результативность в этот смутный для команды период, но ничуть не снизил качества своей игры. Самоотвержен и беззаветен был защитник Валерий Рудь, отыгравший за «Зенит» всего два сезона, причем самых непростых сезона 1966–1967 годов, но отыгравший их как надо. Старателен был неброский, но стабильный и надежный вратарь Владимир Востроилов.
Ну и, наконец, просто необходимо отметить приход в «Зенит» еще одного футболиста, который, впрочем, в этот период еще не успел проявить себя особо ярко, но без которого история «Зенита», да и всего ленинградского футбола, возможно, пошла бы в дальнейшем совершенно другим путем: в 1965 году из далекой Перми в «Зенит» прибыл никому еще не известный 22-летний полузащитник Павел Садырин.



Факты:

В составе сборной СССР в этот период выступал защитник «Зенита» Василий Данилов, который не только стал вторым после Александра Иванова (1958) зенитовцем, принимавшим участие в финальном турнире чемпионата мира, но и единственным в истории ленинградского футбола игроком — призером чемпионата мира (1966).

— В списки 33 лучших игроков страны под № 1 дважды входил защитник «Зенита» Василий Данилов.







©Оф.сайт


  • 4

#22 Zidane85

Zidane85

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10122 сообщений

Отправлено 19 March 2013 - 12:48

Изображение


Команда эпохи застоя.


В 1967 году «Зенит» замкнул турнирную таблицу чемпионата СССР. Казалось, на сей раз Ленинград потеряет в высшем дивизионе и последнего своего представителя. Однако всё обошлось: в честь юбилея Октябрьской революции, 50-летие которой как раз отмечалось в том году, колыбель этой самой революции, город Ленинград, было решено не лишать большого футбола. А потому флагмана ленинградского футбола, команду «Зенит», вопреки спортивным принципам оставили в элитном дивизионе, увеличив его еще на одно место.

Но остро встала другая важная проблема: как не допустить подобного провала в будущем, кто сможет поднять деморализованную команду из руин, навести в ней порядок? Тогда-то и появилась кандидатура армянского тренера Артема Фальяна.


Артем Фальян (1968–1970)


Родился и вырос Артем Григорьевич в городе Баку. За бакинские команды играл в молодости, в Баку же начал и тренерскую карьеру. Но настоящего признания как тренер добился на своей исторической родине, в Армении, сделав в середине 1960-х очень многое для возрождения ереванского «Арарата», да и всего армянского футбола. Человек невероятного напора, требовательный и жесткий, Фальян виделся идеальной кандидатурой на пост главного тренера полуразваленного после фиаско 1967 года «Зенита».

И новый тренер вполне оправдал возлагавшиеся на него надежды. Нет, «Зенит» при нем не совершил скачок на пьедестал, но все же выправить тяжелое положение, в котором оказалась команда, Фальяну, определенно, удалось. По крайней мере, «Зенит» при нем довольно быстро поднялся в середину турнирной таблицы и зажил неторопливой жизнью футбольного середняка, не претендуя ни на какие турнирные прорывы, но и к опасной черте уже не подходя.

Вместе с тренером из Армении в «Зенит» прибыло несколько игроков, но по-настоящему надолго закрепиться в команде смог лишь полузащитник Георгий Вьюн, после этого много лет верой и правдой служивший ленинградскому футболу. При Фальяне первые матчи за «Зенит» провели и будущие ведущие игроки команды, полузащитник Алексей Стрепетов, защитник Владимир Голубев, нападающие Георгий Хромченков и Борис Кох... В целом же команда Фальяна не выделялась ни громкими именами, ни какими-либо тактическими изысками, а брала свое отличной физической подготовкой, скоростью игры и запредельной самоотдачей всех без исключения игроков. Для безбедного существования в середине турнирной таблицы этого было достаточно (11-е и 9-е места).

Впрочем, долго поработать в Ленинграде Фальяну не довелось. Человек властный, самостоятельный и независимый, он быстро вошел в конфликт с многочисленными спортивными начальниками города, которые приложили все силы для того, чтобы поскорее убрать из команды неугодного им специалиста. В середине 1970 года Артем Фальян был уволен.


Евгений Горянский (1970–1972)


Естественно, новый тренер «Зенита» должен был стать полной противоположностью неукротимому Фальяну. Интеллигентный, дипломатичный и компромиссный москвич Горянский вполне отвечал этим требованиям, а потому вопрос о его переводе из Спорткомитета, где он до того работал, в «Зенит» был решен очень оперативно. Бывший нападающий московского «Локомотива» 1950-х, как тренер Горянский еще до «Зенита» успел доказать свою состоятельность, выведя в высший дивизион луганскую (ворошиловградскую) «Зарю», а также некоторое время поработав вторым тренером в первой сборной СССР.

При Горянском «Зенит» продолжал оставаться середняком советского футбола, хотя стиль его игры заметно поменялся. Страстные, эмоциональные, несколько беспорядочные атаки времен Фальяна сменились неторопливым, вдумчивым розыгрышем мяча с особым упором на крепкую оборону и тщательную подготовку атак «до верного». Скорости, правда, заметно упали, зато появился некий рисунок игры: футболисты, завладев мячом, теперь не неслись, как прежде, скопом на чужие ворота, а педантично, аккуратно вычерчивали многоходовые комбинации, стараясь вывести на ударную позицию уже не полкоманды сразу, а одного, максимум двух острых форвардов.

Селекцию Горянский проводил также аккуратно и даже скуповато. Новичков при нем появилось немного, зато большинство из них уверенно вписалось в игру: это и форвард Анатолий Зинченко, и защитники Юрий Загуменных и Александр Дерёмов, и вратарь Владимир Пронин... Тогда же первые свои матчи за «Зенит» провел будущий кумир футбольного Ленинграда 19-летний Владимир Казачёнок.


Два года подряд завершая чемпионаты в нижней части турнирной таблицы (14-е и 13-е места), к 1972 году «Зенит» Горянского подошел уже сыгранным, опытным коллективом, готовым к некоему прорыву. И прорыв этот, в принципе, произошел. Сезон команда начала успешно, в мае войдя в лидирующую группу, чего ленинградские болельщики не видели уже с добрый десяток лет. Однако последовавшая за этим затяжная безвыигрышная серия надежд на классное итоговое место не оставила. Тем не менее второй круг чемпионата «Зенит» провел очень уверенно, а впечатляющий финишный спурт — четыре победы подряд над весьма серьезными соперниками с общим счетом 17:2 — хоть и не вознес «Зенит» на пьедестал, зато привел в восторг не только болельщиков, но и футбольных специалистов всех рангов. В результате «Зенит» стал победителем второго круга, заняв, правда, из-за летнего провала лишь 7-е итоговое место, зато с отставанием от второго места всего в два очка.

Истосковавшийся по хорошему футболу Ленинград ликовал, устроив по окончании сезона команде такое чествование, как будто она заняла не седьмое место, а как минимум призовое. А на тренера, сумевшего столь грамотно поставить игру отнюдь не звездного клуба, обратили внимание в Федерации футбола — ему была предложена как раз к тому моменту ставшая вакантной должность главного тренера сборной СССР, на что Горянский сразу же согласился.


  • 4

#23 Zidane85

Zidane85

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10122 сообщений

Отправлено 19 March 2013 - 12:50

Продолжение...


Герман Зонин (1973–1977)



Уход из «Зенита» Горянского был, конечно, неприятен, но к нему были готовы. А потому готова была и замена ему — уроженец Казани, бывший защитник ленинградских «Динамо» и «Трудовых резервов» 1940–1950-х, успешный тренер, только что ставший чемпионом СССР с ворошиловградской «Зарей», Герман Зонин.

Антагонист любителя комбинационного, аккуратного футбола Горянского, Зонин основную ставку всегда делал на атлетизм, выносливость и морально-волевые качества игроков. Быстро ушли в прошлое замысловатые многоходовые комбинации, игра «Зенита» стала быстрее, жестче, но при этом куда проще и прямолинейнее. Обращая особое внимание на функциональную подготовку игроков, новый тренер резко увеличил физические нагрузки на тренировках, объем и интенсивность тренировочных заданий. При нем активно развернула свою деятельность Комплексная научная группа (КНГ), контролирующая и анализирующая тренировочный и игровой процессы команды.

Появились в команде при Зонине и заметные новички: вратарь Владимир Олейник, нападающие Андрей Редкоус и Александр Маркин, а также первые «чемпионские ласточки» Анатолий Давыдов, Владимир Клементьев, Вячеслав Мельников и Николай Ларионов.

При этом Зонин остается, пожалуй, одной из наиболее спорных тренерских фигур в истории «Зенита». С одной стороны, тренировать команду ему довелось дольше любого из предыдущих зенитовских тренеров, и в паре сезонов при нем «Зенит» сумел заставить говорить о себе как о команде крепкой и приметной. С другой стороны, ничего существенного за те шесть чемпионатов, которые командой руководил Зонин, ей добиться не удалось. «Зенит» продолжал оставаться середняком, даже если порой отдельные отрезки чемпионатов и проводил успешно.

Как, к примеру, в 1974-м, когда вплоть до осени команда держалась в группе лидеров, но концовку чемпионата в очередной раз по уже сложившейся неприятной традиции провалила, заняв в итоге лишь 7-е место. Или в коротком однокруговом осеннем чемпионате 1976 года, в котором «Зенит» впервые в своей истории завоевал пару призов большого футбола, при этом вновь оставшись без главного приза — медалей. В остальные же годы команда занимала места строго в нижней части турнирной таблицы, не претендуя ни на что серьезное (результаты «Зенита» при Зонине: 11, 7, 14, 13, 5 и 10-е места).

Довольно средне начал «Зенит» и сезон 1977 года, завершить который, впрочем, Зонину не довелось: в августе он был прямо со стадиона отправлен в больницу с сердечным приступом. На этом его зенитовская карьера завершилась, а сезон с командой заканчивал помощник Зонина Владимир Корнев.

Несмотря на довольно посредственные результаты команды в этот период, в ее составе выступало немало ярких игроков, оставивших заметный след в истории «Зенита». В первую очередь следует отметить прекрасную защитную линию команды: мужественный, волевой и невероятно выносливый Юрий Загуменных, рослый, стремительный Вячеслав Булавин, а также пара центральных защитников, одно время справедливо считавшаяся одной из сильнейших в советском футболе 1970-х, — жесткий и беззаветный Михаил Лохов и один из лучших защитников в истории «Зенита» Владимир Голубев. В воротах уверенно занимал место прыгучий, артистичный, куражистый вратарь Владимир Олейник. В центре поля отлично смотрелась сыгранная связка умных, моторных полузащитников Георгий Вьюн и многолетний капитан команды Павел Садырин. В атаке пару ярких сезонов выдали техничный и напористый Георгий Хромченков и рослый атлет Александр Маркин, «ленинградский Герд Мюллер» — лучший бомбардир чемпионата-1976(о). Выделялся нестандартными футбольными ходами форвард второго плана Анатолий Зинченко.

1970-е годы особо успешными в истории «Зенита» назвать трудно, хотя стоит признать: команде за это время удалось не только полностью оправиться от провалов предыдущего десятилетия, но и обрести некую стабильность. Пусть и на не слишком высоком уровне и без больших свершений, но свершения эти придут очень скоро. «Зенит» уже на их пороге.


Факты:

— К играм первой сборной СССР в этот период привлекались зенитовцы Георгий Вьюн, Анатолий Зинченко, Александр Дерёмов и Владимир Голубев. В матчах олимпийской сборной принимали участие Вячеслав Булавин, Владимир Гончаров, Михаил Лохов и Владимир Голубев.

— 24 октября 1976 года в матче с ереванским «Араратом» форвард Александр Маркин оформил первый «покер» (4 гола) «Зенита» в чемпионатах страны.

— В 1968 году нападающий Лев Бурчалкин первым отыграл 300-й матч в составе «Зенита» в чемпионатах страны. Он же в 1971 году первым сыграл 400-й официальный матч за «Зенит», а в 1972-м — первым такой же отметки достиг и исключительно в матчах чемпионата.





©Оф.сайт


  • 3

#24 Zidane85

Zidane85

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10122 сообщений

Отправлено 19 March 2013 - 12:53

Изображение


Эпоха Морозова. Первые медали.



Неожиданная болезнь Германа Зонина, заставившая его покинуть пост главного тренера «Зенита» в разгар чемпионата-1977, на итоговом месте команды не сильно сказалась: как и в большинстве предыдущих сезонов, «Зенит» оказался в нижней части турнирной таблицы. Со следующего же года команду возглавил 43-летний Юрий Морозов

В прошлом игрок ленинградских «Динамо» и «Адмиралтейца», Юрий Морозов в 1950-х провел и полтора десятка матчей в составе «Зенита». Впоследствии получил два высших образования, долгое время преподавал в ленинградском институте физкультуры, вел активные научные разработки в области функциональной подготовки спортсменов, защитил диссертацию и несколько лет входил в комплексную научную группу при футбольной команде «Зенит». Так что команда ему была вовсе не чужой, и, получив предложение возглавить ее в качестве главного тренера, Морозов, прежде с командами мастеров официально никогда не работавший, тем не менее смело взялся за применение на практике итогов своих обширных научных изысканий.

В первые два года своей работы в «Зените» новый тренер, впрочем, ничего в команде существенно не менял. Костяк ее оставался прежним, состав по-прежнему переполняли приезжие игроки, в большинстве своем довольно среднего класса (классным футболистам не слишком успешный в последние десятилетия «Зенит» был не очень интересен), а потому и результаты этих двух сезонов были сродни предыдущим — дважды 10-е место. Осознав, что этот путь развития тупиковый, Морозов взялся за коренную перестройку и игры команды, и ее состава.

И действительно, при наличии в городе активно и продуктивно работающих специализированных футбольных детских школ «Смена», «Зенит» и других, укоренившийся в последнее десятилетие принцип комплектования состава главной городской футбольной команды мастеров преимущественно иногородними игроками выглядел довольно нелогичным.

А потому накануне сезона 1980 года в расположении «Зенита» появилось сразу с добрый десяток молодых воспитанников ленинградских футбольных школ, многие из которых впоследствии не только закрепились в основе команды, но и образовали новый ее костяк на целое десятилетие вперед: нападающие Юрий Желудков и Юрий Герасимов, полузащитники Валерий Брошин и Александр Захариков, защитники Алексей Степанов и Владимир Долгополов... Впоследствии в команде Морозова закрепились нападающие Борис Чухлов и Сергей Дмитриев, полузащитники Сергей Веденеев и Дмитрий Баранник, защитники Сергей Кузнецов и Геннадий Тимофеев... К тому же немногим раньше стараниями Морозова были возвращены по тем или иным причинам покинувшие «Зенит» при предыдущем тренере полузащитник Николай Ларионов и форварды Анатолий Зинченко и Владимир Казачёнок, а также приглашены вратари: опытнейший Александр Ткаченко и молодой, перспективный Михаил Бирюков.

Это была практически новая команда. Молодая, амбициозная, еще не познавшая вкуса побед, но и не утратившая вкуса к футболу. А достаточно большая группа зенитовских ветеранов, с которыми Морозов благоразумно не расстался, обеспечила «Зениту» в 1980-м тот самый пресловутый «сплав молодости и опыта», который необходим любой команде, претендующей на высокие достижения. И фактически новорожденная команда «заиграла» очень скоро.


  • 3

#25 Zidane85

Zidane85

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10122 сообщений

Отправлено 19 March 2013 - 12:56

Продолжение...


Бронза 1980 года.



Фирменный морозовский прессинг в исполнении задорных двадцатилетних пацанов, игра на предельных скоростях, размашистая, динамичная, несколько авантюрная в обороне, зато предельно красочная в атаке — всё это быстро расположило к себе болельщиков не только Ленинграда, но и всей страны. Умело варьируя действия своей команды в зависимости от соперника, смело перестраивая тактические схемы даже по ходу матча, нередко производя кажущиеся со стороны нелогичными, но в итоге обычно себя оправдывающие замены, Морозов еще и заряжал команду своей буквально брызжущей энергетикой, не давая игрокам расслабиться по ходу матча ни на секунду.

Начав чемпионат 1980 года с досадного поражения от «Кайрата», «Зенит» затем выдал шестиматчевую беспроигрышную серию, закончившуюся неожиданным разгромом в Тбилиси 1:5, после которого команда несколько «засбоила», набрав в последующих шести матчах всего пять очков. А потом «Зенит» получил еще одну оплеуху — от «Шахтера», 2:5. Но вопреки пессимистичным ожиданиям этот разгром отнюдь не подействовал угнетающе на игроков, как это нередко бывало в прежние годы, — напротив, после него «Зенит» собрался и больше подобных ляпов в сезоне не допускал.

Первый круг команда завершила на шестом месте. Правда, отрыв от третьего составлял всего... одно очко, и уже к концу лета о ленинградцах в очередной раз заговорили как о реальных претендентах на медали. Впрочем, сколько раз такое было в истории команды... Но теперь «Зенит» был уже другим и обоснованность своих претензий на классное место доказывал вполне убедительно. У ленинградской команды наконец-то появилось ранее не очень присущее ей качество — она научилась «держать удар». Ведь нередко в прошлые годы на кураже «Зенит» мог выигрывать сложные матчи у серьезных соперников, выдавать довольно длительные успешные серии, а затем, вдруг споткнувшись, безвольно опускать руки, после чего быстро терять все только что завоеванные высоты. Нынешний «Зенит» отдельными неудачами смутить было непросто.

Уже за несколько туров до финиша определились обладатели золота и серебра — заметно оторвавшиеся от всех киевское «Динамо» и «Спартак». А вот за третье место развернулась нешуточная борьба между ЦСКА, тбилисским «Динамо», донецким «Шахтером» и «Зенитом». Борьба, в которой должен был победить тот, у кого крепче нервы и сильнее характер. А сильнее он оказался у ленинградцев. В результате к последнему туру «Зенит» подошел на третьей позиции, при этом опережая тбилисских динамовцев на одно очко. Расклад очевиден: либо побеждать в последнем матче, либо уповать на неудачу грузинских футболистов в Минске. При равенстве очков преимущество по всем параметрам получали тбилисцы.

Момент рождения бронзовой команды можно определить с точностью до минуты: 22 ноября 1980 года в 18 часов 45 минут пришло известие из столицы Белоруссии: тбилисское «Динамо» проиграло минчанам. Таким образом, через пятнадцать минут после этого «Зенит» выходил на свой последний матч с «Кайратом» уже в ранге бронзового призера чемпионата СССР. Но и тут новоиспеченные медалисты не стали отбывать номер, а победили и в своем последнем, ничего уже не решавшем матче сезона. Теперь никто не мог упрекнуть зенитовцев в том, что свои медали они получили «из рук» минского «Динамо».


Однако подтвердить свой класс в следующем чемпионате зенитовцам не удалось. Сравнительно неплохо начав чемпионат 1981 года, летом «Зенит» заметно затормозил. И дело не только в том, что молодые игроки после прошлогоднего успеха с непривычки несколько расслабились и потеряли игровой тонус, хотя и не без этого. Но ко всему прочему на команду обрушилась просто лавина травм и болезней. Порой тренерам трудно было даже набрать более-менее приличный боевой состав на очередной матч, не то что полноценно наполнить скамейку запасных. А потому за все лето прошлогодний бронзовый призер сумел победить один-единственный раз и в итоге оказался лишь 15-м.

Неудачей завершился и дебют «Зенита» в розыгрышах еврокубков. Как призер чемпионата СССР, команда получила право стартовать в розыгрыше Кубка УЕФА — 1981/82, но споткнулась на первом же этапе. Соперником «Зенита» стало крепкое дрезденское «Динамо» — неоднократный чемпион ГДР и одна из популярнейших команд этой страны. И опытные немецкие еврокубковые бойцы, имевшие в своем послужном списке за 10 лет непрерывного участия в еврокубковых матчах победы над «Порту», «Ювентусом», «Ливерпулем», «Бенфикой» и другими грандами европейского футбола, не оставили дебютантам никаких шансов, победив их и в Ленинграде (2:1), и дома (4:1). Автором первого гола «Зенита» в еврокубках стал Юрий Желудков.

Зато порадовали в 1981 году зенитовские дублеры, во второй раз в своей истории взошедшие на пьедестал почета — 3-е место. Руководил тогда резервистами «Зенита» 39-летний тренер Павел Садырин, имя которого в самом скором времени прогремит на всю страну.

В следующем, 1982 году «Зенит» также не слишком блеснул, заняв лишь 7-е место. А по окончании сезона команда лишилась и главного тренера: Юрий Морозов перебрался в Киев, где возглавил местное «Динамо», заменив ушедшего в сборную Валерия Лобановского.

Несмотря на достаточно неровные выступления «Зенита» при Морозове, все же стоит признать этот период в истории команды успешным. Ведь за эти годы были не только завоеваны первые в более чем полувековой на тот момент истории «Зенита» медали, но и, что самое главное, построена новая, очень перспективная команда. Суровый и жесткий до деспотичности Морозов при этом обладал замечательным чутьем на талантливых игроков, коих впоследствии за свою почти четвертьвековую тренерскую карьеру раскрыл для большого футбола многие десятки. Смело доверяя молодежи, решительно вводя в основной состав многочисленных неизвестных прежде футболистов, он, конечно, не раз обманывался в своих ожиданиях, но куда чаще такая ставка на молодых себя вполне оправдывала.

Оправдалась она и на сей раз. И не только в 1980-м — ведь большинство игроков той бронзовой морозовской команды вскоре вознесли «Зенит» и на самую вершину советского футбола.

Среди игроков этого периода, в первую очередь стоит отметить отважного и неукротимого вратаря Александра Ткаченко, вклад которого в бронзу «Зенита» трудно переоценить. Отлично проявили себя опытные защитники Владимир Голубев, Сергей Бондаренко и капитан бронзовой команды Анатолий Давыдов. В полузащите всё это время просто незаменимы были неутомимый и харизматичный Николай Ларионов и внешне неприметный, но чрезвычайно полезный Сергей Веденеев.

Отлично вписались в команду и быстро раскрылись как незаурядные бомбардиры стремительный, взрывной Юрий Герасимов и большого футбольного дарования точнейший Юрий Желудков. И конечно же, лидер атаки «Зенита», один из сильнейших форвардов в его истории, кумир и любимец ленинградских болельщиков, герой городского фольклора и легенда «Зенита» всех времен Владимир Казачёнок, именно при Морозове выдавший самые яркие в своей карьере сезоны.

Факты:


В составе первой сборной СССР в этот период выступали Владимир Голубев, Владимир Казачёнок и Сергей Швецов.
В матчах олимпийской сборной принимали участие Михаил Бирюков и Сергей Веденеев.


— В составе молодежной сборной U-21 полуфиналистами чемпионата Европы — 1982 стали Владимир Долгополов и Алексей Степанов.

— Команда СДЮШОР «Зенит» U-17 в 1978 году стала победителем юношеского первенства СССР.

— Сборная Ленинграда U-20 в 1979 году стала победителем турнира «Переправа». В составе сборной выступали будущие зенитовца А. Степанов (капитан сборной), А. Канищев (лучший полузащитник турнира), С. Кузнецов, А. Захариков, Н. Воробьёв.

— В период 1980–1981 годов «Зенит» установил клубный рекорд — 22-матчевая беспроигрышная домашняя серия в чемпионатах.

— 24 февраля 1981 года в матче с кутаисским «Торпедо» нападающий Юрий Герасимов стал автором первого зенитовского «покера» (4 мяча) в матчах Кубка страны.

— В 1980 году в австрийский «Рапид» перешел зенитовец Анатолий Зинченко, став, таким образом, первым официальным советским футболистом-легионером.




©Оф.сайт
  • 4

#26 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 25 May 2013 - 03:04

«Зениту» - 88 лет!

Поздравляем любимый клуб!


Изображение


Изображение


Ежегодно в мае мы отмечаем не только день рождения Петербурга, но и дату основания команды, без которой, наверное, сегодня нельзя представить наш город. История "Зенита" загадочна, как и история Петербурга. Формально "Зениту" сегодня 88 лет. Хотя у историков есть и свои версии, какой момент считать датой основания "Зенита". Игорь Иванов попытался разобраться, насколько правомерно датой рождения клуба считать 1925 год.

«Зениту» - 88 лет! В мае 2000-го Совет директоров клуба своим решением зацементировал дату основания команды - 1925 год!

Видео http://www.tv100.ru/...--88-let-73603/

Spoiler

ниже пойдёт зкскурс в Историю "Зенита".. B)
  • 4

#27 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 25 May 2013 - 03:23

Блог историка Дмитрия Догановского/Оф.сайт ФК "Зенит"

Из истории "Зенита": год 1940-й


Изображение


Речь идёт о том, как и почему, собственно, «Зенит» стал «Зенитом». Иначе говоря, что именно произошло в межсезонье 1939/40 г.г., и почему в результате вместо ленинградского «Сталинца» на футбольном небосклоне появился ленинградский же «Зенит». Откуда он взялся, почему именно «Зенит», и куда при этом, собственно, подевался сам «Сталинец»?

Полным-полно «Зенитов»...

Болельщики со стажем и коллекционеры футбольной литературы наверняка помнят годами переходящую из справочника в справочник и из программки в программку фразу: «Команда «Зенит» (до 1940 года «Сталинец») основана в 1931 году». Порой, правда, год менялся на 1930-й, но на это как-то особо внимания не обращали – в те времена клубы и их поклонники ещё не были столь озабочены длиной своей биографии, как ныне, а потому и отношение к подобным погрешностям было спокойным: подумаешь, год туда, год сюда... В общем, долгое время практически ни у кого не возникало сомнений в истинности этого утверждения, тем более, что подтвердить его или опровергнуть тогда было довольно проблематично – многие необходимые для этого архивные документы хранились за семью замками, а люди, имевшие к ним доступ по долгу службы, видимо, историей футбола не слишком интересовались.

Всё изменилось в 1990-х: множество ранее недоступных архивов гостеприимно открыли свои недра для пытливых искателей, чем те не преминули воспользоваться. Одним из первых, кто не только усомнился в дате основания и истинной родословной команды «Зенит», но и опубликовал свои сомнения, подкрепив их новейшими архивными изысканиями, был крупный петербургский футбольный коллекционер и историк Владимир Фалин. Нет, ныне общепринятая дата основания команды, 1925 год, появилась несколько позже, а поначалу он выдвинул чрезвычайно привлекательную версию о том, что корни «Зенита» надо искать аж с дореволюционных времён! Соблазнительно, не правда ли? Но давайте разберёмся.

В вышедшем в середине 1960-х московском календаре-справочнике, в котором едва ли не впервые были представлены полные таблицы-шахматки всех прошедших к тому году чемпионатов СССР, многих приводил в смущение факт того, что в 1938 году в футбольном первенстве в группе А принимало участие две команды из Ленинграда, носящих одинаковое имя «Зенит». Очевидно, дабы не вносить излишнюю путаницу, составители таблиц, не мудрствуя лукаво, одну из этих команд, ту, что пониже в таблице, обозначили литерой «2». Получилось – «Зенит-2». Непосвящённому читателю это было удивительно и непонятно – почему «Зенитов» два, какое отношение имел второй «Зенит» к первому, или за какие такие заслуги ленинградский «Зенит» имел ещё одну команду в элитном дивизионе?

Позже в некоторых других источниках эту вторую команду называли «Большевик», что ещё более запутывало ситуацию – почему тогда изначально она называлась «Зенитом» и, опять-таки, имеет ли она отношение к первому «Зениту»? В изданной же в Ленинграде в 1970 году справочной книге «70 футбольных лет» первый «Зенит» оказался «Сталинцем», а «Зенит-2», в результате, просто «Зенитом». А когда в справочнике «50 чемпионатов СССР по футболу», вышедшем в свет в 1988 году, «Сталинец» оказался «Зенитом», а «Зенит» «Сталинцем» - голова и вовсе пошла кругом: за всей этой невероятной мешаниной, очевидно, скрывалась какая-то тайна, по тем временам казавшаяся просто неразрешимой.

И всё бы ничего: по итогам 1938 года «Зенит-Большевик» (так мы будем называть «Зенит-2» и впредь для пущей ясности) занял 22 место и навсегда покинул группу сильнейших, оставив «Зенит-Сталинец» (он же просто «Сталинец») в одиночестве.
В 1939-м всё было ясно: в классе А играл один только «Сталинец». Играл, не то, чтобы очень уж ярко, но место в группе сильнейших на следующий год забронировал за собой успешно. Однако в следующем, 1940 году, всё опять запуталось: команда «Сталинец» вдруг бесследно исчезает из турнирной таблицы, зато в группе сильнейших вновь возникает ленинградский «Зенит», в прошлом сезоне, вроде как, благополучно скончавшийся в пучинах низшей лиги.
  • 4

#28 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 25 May 2013 - 03:26


Куда же подевался «Сталинец»?


Эта путаница с названиями привела к тому, что некоторые футбольные историки пришли к выводу, что «Сталинец» попросту был распущен, а погибший, было, «Зенит», напротив, возрождён к жизни и заменил в чемпионате расформированный клуб.
Собственно, именно на этом посыле и была построена упомянутая гипотеза о сугубой древности корней нынешнего «Зенита». Ибо родословную того самого, якобы, «возрождённого» «Зенита-Большевика» проследить не столь трудно. Команда завода «Большевик» (Обуховского завода) появилась на футбольном горизонте в 1924 году под прозаическим названием «Володарский район», с 1925 года приняла название своего завода «Большевик», а в 1936 году передана в ведение новообразованного ДСО «Зенит», взяв и имя своего спортивного общества.

При основании этой команды, по некоторым сведениям, в её ряды влилось несколько игроков из футбольной команды «Мурзинка», основанной ещё в начале 1914 года группой рабочих и служащих Обуховского завода. Тренировочное поле этой команды располагалось близ ныне вошедшей в городскую застройку деревни Мурзинка (левый берег Невы в районе нынешнего Обуховского, вантового моста) и впоследствии использовалось по назначению и футболистами «Большевика». Т.е. аналогии со знаменитым чудесным превращением ОППВ в ЦСКА, о котором мы тут уже упоминали, самые прямые.

В том же 1914 году «Мурзинка» официально вступила в Петроградскую футбол-лигу, в составе которой принимала участие в розыгрыше первенства города, но сколько-нибудь серьёзной силы собой не представляла, обретаясь исключительно в низших группах и заметных успехов не добиваясь. Из игроков той команды можно отметить, разве что, знаменитого впоследствии Капуля – правого крайнего нападающего послереволюционных сборных Ленинграда, РСФСР и СССР первого созыва Петра Григорьева.

Цепочка рассуждений сторонников теории о дореволюционных корнях «Зенита» вполне очевидна и на первый взгляд логична. «Мурзинка» основана в 1914 году. На её базе в 1924-м создана команда «Большевик», с 1936 года взявшая название своего спортивного общества «Зенит». В 1938 году «Зенит-Большевик» получил место в группе А, но удержаться в ней не смог, заняв только 22-е место из 26-и. В следующем, 1939 году, команда заняла то же самое 22-е место, но уже в группе Б, после чего лишилась статуса «команды мастеров», ибо ниже спускаться было некуда – в СССР в том году существовало только две группы (лиги). Однако в 1940-м году команда под своим прежним именем «Зенит» возрождается вновь, заменяя в группе А расформированный ленинградский «Сталинец», и являясь, таким образом, прямым предком нынешнего «Зенита». Следовательно, заключали сторонники этой теории, историю нынешнего «Зенита» смело можно вести с 1914 года – года основания команды «Мурзинка».

Необычайно соблазнительная версия (как же – в этом случае «Зенит» становился одним из старейших футбольных клубов страны из ныне существующих!) быстро была подхвачена и растиражирована в прессе. Однако к тому времени сам автор этой теории Владимир Фалин от неё уже отказался – в результате более тщательного изучения архивных документов, всплыл упущенный прежде изъян, который напрочь перечеркнул всю внешне стройную логическую цепочку рассуждений: «Зенит»-то оказался не тот!
  • 4

#29 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 25 May 2013 - 03:29

Изображение


Так какой же из «Зенитов» «истинный»?


«Зенит-Большевик», как мы уже отмечали, был основан при заводе «Большевик» (до того «Обуховский»). Именно на этом заводе работали (или числились) все игроки команды, там же хранились их трудовые книжки, там же получали они и свои зарплаты. Завод относился к Наркомату вооружений, а спортивная организация этого завода выступала под флагом основанного в 1936 году ДСО «Зенит». Откуда, собственно, и название команды.

«Зенит-Сталинец» имел иного «шефа» - ленинградский Металлический завод им. Сталина, на котором также в меру возможностей трудились игроки этой команды. Спортсмены этого завода в те годы защищали цвета ДСО «Сталинец», объединявшего под своим флагом физкультурников из профсоюза электромашиностроительной промышленности. Название команда также носила соответствующее названию своего родного ДСО.

Иными словами, эти две команды не имели абсолютно никаких точек пересечения, кроме, разве что, места «дислокации» – город Ленинград.

В 1940 году, когда состоялось якобы «возрождение» «Зенита», состав «Сталинца», принявшего новое название, практически не изменился – костяк команды во главе с тренером остался абсолютно прежним, пришли лишь четыре новичка из провалившейся в группу Б ленинградской «Красной Зари». При этом в составе команды металлистов в том году не появилось ни одного игрока из расформированного «Зенита-Большевика»! То есть, если сравнивать состав «Сталинца» 1939 года и состав «Зенита» года 1940-го, то первое, что бросается в глаза – это одна и та же команда. Чего никак не скажешь при сравнении составов «Большевика»-39 и «Зенита»-40 – команды абсолютно разные. К тому же «новообразованный» «Зенит» как был приписан к ленинградскому Металлическому заводу, так там и остался вместе со всеми игроками, продолжавшими числиться при профсоюзном комитете ЛМЗ. Их трудовые книжки также никуда из заводского отдела кадров не переехали, и в них даже не появилось никаких отметок о смене команды.

В мартовском номере 1940 года заводской многотиражки ЛМЗ «Сталинец», тренер зенитовцев Константин Егоров отвечал на вопросы читателей газеты, в том числе перечисляя места, занимаемые его командой в предыдущие сезоны: в 1938-м – 14-е, а в 1939-м – 11-е. Но ведь это же места, занимаемые именно «Сталинцем»! Значит, уже тогда у главного тренера не было ни малейших сомнений в том, путь какой именно команды продолжает «новоназванный» «Зенит».

Как не было сомнений в этом даже у московских составителей брошюры, выпущенной в свет всего год спустя, накануне старта чемпионата страны 1941 года, и целиком посвящённой «Зениту». «Команда "Зенит" (до 1940 года "Сталинец")» - ничтоже сумняшеся, чёрным по белому написал в ней ведущий футбольный статистик тех лет москвич А. Перель.

И, наконец, зенитовский голкипер Леонид Иванов в первом издании своих мемуаров вспоминает: «Перед началом футбольного сезона 1940 года команде мастеров, в которой я играл, было присвоено новое название - "Зенит". Никто из нас поначалу и не понял, почему футбольная команда получила такое название...», таким образом лишний раз подтверждая, что никакого «возрождения» почившего «Зенита-Большевика» не было. Просто команда «Сталинец» поменяла своё название.

В общем, после всего этого от версии об общих корнях нынешнего «Зенита» и «Зенита-Большевика» пришлось отказаться. С видимым сожалением отказалось от неё и руководство ФК «Зенит» – с такими фактами спорить трудно. Однако ещё многие годы спустя нет-нет, а мелькала на страницах печати ссылка на происхождение «Зенита» от ставшей уже полулегендарной «Мурзинки», всё ещё путают два ленинградских «Зенита» друг с другом. Даже в солидной официальной энциклопедии «Российский футбол за 100 лет», вышедшем в 1998 году под эгидой РФС, её московские составители не стали сильно утруждать себя подробным изучением вопроса, и в статьях, посвящённых ленинградским «Зениту» и, особенно, «Сталинцу», выложили заведомо неверную информацию.
  • 4

#30 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 25 May 2013 - 03:35

Так что же произошло на самом деле в начале 1940 года?

В 1971 году в ленинградском футбольном календаре-справочнике были опубликованы воспоминания того же довоенного тренера «Сталинца» Константина Егорова, более 30 лет спустя после описываемых событий выдвинувшего свою версию подобного «превращения» команды. По его словам, виной всему были неудачные выступления в чемпионатах страны «Сталинца» московского (16-е место в группе А в 1938-м и 17-е место в группе Б в 1939-м). Столичной команде, носящей славное имя Отца народов, негоже прозябать на футбольных задворках – вполне здраво рассудили спортивные чиновники. Это и стало причиной тому, что в недрах Центрального совета ДСО «Сталинец», располагавшегося, разумеется, в Москве, якобы созрело решение объединить все существующие футбольные команды мастеров этого спортивного общества с тем, чтобы со следующего года единой усиленной командой начать штурм футбольных вершин. И всё бы хорошо, только выступать эта «сталинская сборная» должна была под флагом... Москвы. Таким образом, Ленинград оставался бы в 1940 году представленным в группе А единственной командой «Динамо», к тому же, питерский футбол неминуемо лишился бы ряда сильных игроков, непременно вынужденных отправиться в столицу вслед за командой.

Такое положение дел никак не устраивало ленинградский спорткомитет, и дабы спасти ещё одно место для Ленинграда в классе сильнейших, спешно, буквально в течение недели питерский футбольный «Сталинец» был переведён в общество «Зенит», московскому ЦС ДСО «Сталинец» неподвластный.

Эта версия долгое время была едва ли не официальной и всеми признаваемой. Однако при ближайшем рассмотрении эта воистину детективная история не выдерживает критики – обнаруженные впоследствии архивные материалы красноречиво подтверждают: никакого «спешного перевода» команды в новое общество не было и в помине. На самом деле всё было намного проще, без всякого, по крайней мере, прямого вмешательства «руки Москвы».

Как «Зенит» стал «Зенитом»


С февраля 1939 года в стране началась массовая реорганизация управления промышленностью. Не будем рассматривать все нюансы этого глобального действа, а отметим лишь интересующий нас факт передачи в 1939 году ленинградского Металлического завода им. Сталина, под патронатом которого находился «Сталинец», в ведение Наркомата вооружений. При сём наркомате, как мы уже знаем, существовало своё добровольно-спортивное общество (ДСО), носящее имя «Зенит». И в течение осени 1939 года происходил постепенный перевод всех физкультурников завода ЛМЗ (баскетболистов, легкоатлетов, хоккеистов, теннисистов и др.) в новое спортивное общество. В заводской многотиражке «Сталинец» в декабре 1939 года была напечатана заметка под названием: «Обмен билетов ДСО»:

«В связи с переходом заводской физкультурной организации в новое добровольное спортобщество (ДСО) совет физкультуры производит обмен членских билетов. Все физкультурники, работающие на заводе и состоящие членами ДСО "Сталинец", но не обменявшие своих членских билетов, должны обменять их в заводском совете физкультуры».

Заметим, никакой речи о «срочности» нет и в помине, и касается это ВСЕХ спортсменов завода, а отнюдь не только футболистов. Да и странно было бы предположить, что на одном и том же предприятии одни спортивные команды относились бы к одному ДСО, а другие – к другому.

К тому же, тот самый «Зенит-Большевик», который своим названием столько лет смущал умы ленинградских футбольных болельщиков, в конце 1939 года был расформирован. Это, кстати, признавал и сам Егоров, описывая «спасение» своей команды из «цепких лап» москвичей. Оно и понятно: о грядущем переходе в ДСО «Зенит» всех спортсменов ЛМЗ им. Сталина, в том числе, и футбольной команды «Сталинец», к тому времени было уже хорошо известно. А турнирные успехи прежнего флагмана отраслевого футбола, «Зенита-Большевик», были настолько скромны, что даже объединять его с новым, куда более успешным претендентом на должность флагмана, смысла не было. А коли так, то прежний «Зенит» был просто распущен, а бывший «Сталинец» не только занял его место, но и принял это же имя. Собственно, и всё.

Каков вывод? А он вполне очевиден: ранней весной 1940 года в футбольной команде мастеров завода ЛМЗ «Сталинец» произошло одно-единственное изменение – она только сменила своё название.
Вся же многолетняя путаница происходит исключительно из-за того, что в чемпионатах страны короткое время выступала ещё одна, другая ленинградская команда под тем же названием «Зенит». Называлась бы она как-то по-иному, допустим, «Шайба» или «Зубило» - скорее всего, ни у кого впоследствии не возникло бы и тени сомнений насчёт истинной родословной нынешнего «Зенита», ведущейся от команды ленинградского Металлического завода «Сталинец».

Изображение
Петля гистерезиса


  • 4

#31 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 11 July 2013 - 11:45

Изображение


Садырин : "Зенит" — чемпион!


Уход Морозова из «Зенита» в киевское «Динамо», несмотря ни на что, прошел для команды практически безболезненно. Замена ему напрашивалась сама собой разумеющаяся — его многолетний помощник и ученик, талантливый и явно перспективный 40-летний тренер дублирующего состава Павел Садырин.

Один из ведущих игроков «Зенита» 1960–1970-х, его капитан и лидер, Павел Садырин не затерялся и после завершения своей футбольной карьеры в 1975 году. Окончив ВШТ, вернулся в родную команду дипломированным тренером, и уже в 1981-м возглавляемый им зенитовский дубль завоевал бронзу турнира дублирующих составов.

Встав у руля «Зенита» в 1983 году, Садырин не стал заметно менять сыгранный состав команды, доставшийся ему от Морозова и вплотную подошедший к самому что ни на есть «золотому» футбольному возрасту — 23–26 лет. Команду усилил только вернувшийся в родной город из рижской «Даугавы» воспитанник ленинградского футбола полузащитник Аркадий Афанасьев.

В отличие от предшественника, неуклонно державшего со своими подопечными серьезную дистанцию и поддерживавшего в коллективе едва ли не военные порядки, Садырин в общении с командой был куда более открыт и демократичен, что раскрепостило чрезмерно зажатых деспотичным Морозовым игроков. Отлично подкованный тактически, глубоко и всесторонне понимающий саму суть футбола, еще футболистом познавший все его тайны и нюансы, обладающий кроме открытого, доброжелательного характера невероятной внутренней энергетикой и уверенностью в себе, Садырин стал отличной заменой покинувшему «Зенит» мэтру.

Несколько изменилась при новом тренере по сравнению со временами Морозова игра команды. Оставаясь столь же быстрым и напористым, как и прежде, «Зенит» Садырина выглядел куда более сбалансированно. Морозовская молодежь повзрослела, набралась опыта, игра команды стала более солидной, более рассудительной. «Зенит» играл широко, активно используя фланги, на которых неустанно барражировали от ворот до ворот неугомонные крайние полузащитники и защитники, мяч почти не задерживался в середине поля, сразу же длинными пасами направляясь в атаку, в которой активно участвовала едва ли не вся команда, за исключением разве что вратаря.

Тактика команды от матча к матчу варьировалась тренером без особых проблем: то «Зенит» играл с одним чистым нападающим, то их оказывалось сразу четверо; то в обороне собиралось пять защитников, то всего трое, да еще и с активными действиями всей этой троицы в атаке. Имелось у команды множество хитроумных «домашних заготовок», отработанных комбинаций, при этом игроки и сами охотно импровизировали на поле, придумывая неожиданные, нестандартные ходы, что при Морозове было практически исключено. Садырин же творчество игроков поощрял всемерно, а потому игра его «Зенита» смотрелась очень привлекательно.

В принципе, медали Садырин имел шансы завоевать еще в самом первом своем чемпионате: сезон 1983 года «Зенит» провел очень уверенно и к осени вошел в тройку лидеров. Но удача в очередной раз отвернулась от команды. Из-за травм осенью «Зенит» лишился сразу нескольких ключевых игроков и удержаться на пьедестале не сумел, заняв лишь 4-е место. Однако ощущался в игре команды такой потенциал, такая скрытая до поры до времени сила, что мало кто в Ленинграде сомневался, что следующий сезон «Зенит» непременно отыграет еще лучше. Впрочем, такой подарок от любимой команды, который она преподнесла всему городу на следующий год, мало кто с уверенностью мог тогда предсказать.
  • 3

#32 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 11 July 2013 - 11:48

Продолжение

Золото 1984 года


Начал сезон 1984 года «Зенит» не слишком впечатляюще. И все же, чередуя матчи удачные с не слишком удачными, он все время держался в верхней части турнирной таблицы, к началу лета войдя в тройку лидеров. Параллельно «Зенит» впервые за последние 40 лет добрался и до финала Кубка СССР. А это тема для отдельного разговора, тем более что результат финального матча оказал существенное влияние и на выступление команды в чемпионате того года.

Как и 40 лет назад, в 1944 году, путь к финалу у «Зенита» в 1984-м получился очень непростым. Достаточно сказать, что в трех из четырех проведенных матчей для определения победителя потребовалось дополнительное время, а в двух из них дело и вовсе дошло до серии пенальти. Но все же команда сумела успешно преодолеть все препятствия — и вот он, финал, в котором «Зениту» должно было противостоять московское «Динамо».

В Ленинграде это известие встретили с нескрываемой радостью: «Зенит» к этому времени явно набрал ход, закрепившись среди лидеров чемпионата, в то время как «Динамо» не менее уверенно занимало место в подвале турнирной таблицы. На зенитовцев со всех сторон посыпались бесконечные напоминания о годе 1944-м, требования во что бы то ни стало в честь 40-летия того триумфа непременно вновь привезти трофей на берега Невы... Начались массированные «накрутки» в прессе и от всех мастей начальников на базе в Удельной, напоминания о слабости нынешнего «Динамо» и силе самого «Зенита»...

Вслед за командой в Москву на матч потянулись тысячи ленинградских болельщиков, организованные группы почетных гостей, ветеранов футбола, партийных и городских руководителей — праздновать грядущую викторию, в которой никто не сомневался, готовились всем миром. Утром 24 июня 1984 года столицу буквально заполонили ленинградцы, широкими реками стекавшиеся к Центральному стадиону им. Ленина уже за несколько часов до начала финального матча. Такого массового наплыва поклонников футбола из Северной столицы в Москве никогда еще не видели. Ажиотаж неимоверный! Все ждали победы, ее требовали, в ней были просто уверены.

И сверх меры накрученные зенитовцы вышли на финальный матч скованными и зажатыми. Куда-то подевалась столь присущая команде в последних встречах чемпионата свобода и раскрепощенность, игра получалась натужной, слишком академичной и медленной. Ничем не лучше, впрочем, выглядели и динамовцы, откровенно своего соперника побаивавшиеся, а потому защищавшие свои ворота едва ли не всей командой. Основное время матча завершилось вничью 0:0. И — вновь дополнительное время, в котором удача улыбнулась москвичам: два точных удара по воротам Бирюкова принесли им победу в этом матче, а с нею и Кубок СССР.

Сказать, что зенитовцы были огорчены случившимся — не сказать ничего. Команда попала в некую психологическую яму, а потому сразу после финала дома был проигран и принципиальный матч «Спартаку». Казалось, повторяется старая история: многообещающе начатый сезон опять обернется для команды неудачей...

И тут надо отдать должное молодому тренеру Садырину, сумевшему быстро и эффективно вывести команду из вполне понятного ступора. Вопреки ожиданиям многих «Зенит» после этих неудач не расклеился, а, напротив, собрался и выдал восьмиматчевую беспроигрышную серию, за время которой не только одержал семь побед, попутно взяв в драматичном поединке в Москве реванш у главного в том году претендента на золото, «Спартака» (3:2), но и вышел на первое место в чемпионате. Вышел в последний день июля, после не менее драматичного матча с тбилисским «Динамо» в столице Грузии. Проигрывая за 10 минут до конца встречи со счетом 0:2, всего за три минуты зенитовцы не только сравняли счет, но и вышли вперед, продемонстрировав крепкий характер, непреклонную волю к победе и настойчивость в достижении цели. Такая команда не могла не добиться успеха. Она его и добилась.

И даже немного притормозив в начале осени, неожиданно потеряв несколько очень важных очков, «Зенит» не упустил лидерства в чемпионате: созданный им за лето очковый запас оказался достаточным для этого, да и конкуренты-преследователи тоже ошибались. А затем был впечатляющий, настоящий чемпионский победный финишный рывок, по ходу которого «Зенит» в тяжелейших матчах поочередно одолел, вновь в гостях, еще двоих наиболее серьезных конкурентов на чемпионство, «Днепр» и московское «Торпедо». И в итоге в последнем матче с «Металлистом» дома, на поле СКК, для завоевания золотых медалей нашей команде было достаточно сыграть вничью.

Но ни о какой ничьей и речи не было: в этом заключительном матче «Зенит» безоговорочно разгромил харьковчан 4:1 и стал чемпионом СССР. Впервые в своей почти 60-летней на тот момент истории.

А ведь совершенно не исключено, что, выиграй тогда, в июне, кубок, зенитовцы, почивая на лаврах, до чемпионства так и не добрались бы... Впрочем, история не терпит сослагательного наклонения. И, упустив кубок, «Зенит» взамен выиграл турнир ещё более престижный. Выиграл уверенно, убедительно, опередив занявших второе место спартаковцев на два очка, став при этом и самой результативной командой чемпионата (60 голов в 34 матчах).

А имена футболистов — чемпионов 1984 года и их тренера с тех пор навечно вписаны в историю «Зенита» самыми крупными золотыми буквами: вратарь Михаил Бирюков; защитники Анатолий Давыдов, Владимир Долгополов, Алексей Степанов и Сергей Кузнецов; полузащитники Сергей Веденеев, Валерий Брошин, Аркадий Афанасьев, Вячеслав Мельников, Дмитрий Баранник и Николай Ларионов; нападающие Юрий Желудков, Владимир Клементьев, Борис Чухлов и Сергей Дмитриев.В силу регламента медали не получили, но свой вклад в победу безусловно внесли Валерий Золин, Юрий Герасимов, Николай Воробьев, Александр Захариков, Геннадий Тимофеев и Игорь Комаров. И, разумеется, главный тренер — Павел Федорович Садырин.

Факты:

— В 1984 году на поле выходил 21 футболист «Зенита». Примечательно, что лишь трое из этих игроков не были воспитанниками ленинградского футбола (Бирюков, Давыдов и Мельников).

— Более того, 10 игроков-чемпионов того года являлись выпускниками одной детской футбольной школы «Смена» — уникальное явление в истории отечественного футбола.

— Михаил Бирюков в 1984 году был признан лучшим вратарем СССР.

— В список 33 лучших футболистов сезона в 1984 году впервые вошло сразу шесть игроков «Зенита».

— 26 августа 1983 года в матче с бакинским «Нефтчи» нападающий Юрий Герасимов забил самый быстрый гол в истории «Зенита» — на 10-й секунде матча.

©Оф.сайт

  • 3

#33 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 11 July 2013 - 11:51

Изображение


Садырин : упоение успехом


После триумфа «Зенита» в 1984 году многие в Ленинграде были уверены, что на берегах Невы взошла новая звезда, и в число признанных лидеров советского футбола на долгие годы вошел и ленинградский «Зенит». Однако действительность оказалась менее вдохновляющей.

Чрезмерно затянувшиеся празднования своего прошлогоднего успеха не позволили команде качественно подготовиться к новому сезону. А потому после нескольких подряд поражений в стартовых матчах уже к маю 1985-го «Зенит»-чемпион оказался на предпоследнем месте в турнирной таблице. В коллективе начались брожения: попытки тренеров подзатянуть сильно ослабившуюся за постчемпионскую зиму подпругу не встретили понимания со стороны некоторых футболистов-чемпионов. В недавно еще образцовых взаимоотношениях «тренер — команда» появились первые глубокие трещины...

Впрочем, ко второму кругу дисциплину в команде наладить более-менее удалось, и осенние матчи «Зенит» провел неплохо, в конце концов не только выбравшись из подвалов турнирной таблицы, но и заняв итоговое 6-е место. Более того, в августе 1985 года «Зенит» сумел в некоторой мере поквитаться с московским «Динамо» за свою прошлогоднюю неудачу в финале Кубка СССР: в двух матчах на Кубок сезона (Суперкубок СССР) «Зенит» одержал победы над москвичами (2:1 и 1:0) и стал обладателем этого почетного трофея.

Той же осенью состоялся и дебют «Зенита» в розыгрышах престижного европейского Кубка чемпионов. Но дебют этот оказался скомканным. В первом раунде без особых проблем дважды победив чемпиона Норвегии клуб «Волеренген» с одинаковым счетом 2:0, во втором «Зенит» встретил ожесточенное сопротивление чемпиона Финляндии, клуба «Куусюси». С большим трудом одолев неуступчивых финнов в первом, домашнем матче со счетом 2:1, да и то лишь в самом конце матча за счет двух точных ударов с одиннадцатиметровой отметки Юрия Желудкова, в ответной встрече в финском городе Лахти ленинградцы в дополнительное время уступили 1:3 и выбыли из розыгрыша. Автором первого гола «Зенита» в Кубке чемпионов стал Сергей Дмитриев.

Тем не менее успешный финишный отрезок во внутреннем чемпионате, за который «Зенит» в восьми заключительных матчах одержал шесть побед, настраивал болельщиков на оптимистичный лад, и в следующем сезоне в Ленинграде вновь ждали от команды прорыва.

И действительно, с самого начала чемпионата 1986 года «Зенит» уверенно ввязался в борьбу за место на пьедестале. И вплоть до последних туров чемпионата, как и в недавнем 1984-м, реально претендовал на медали, некоторое время даже вновь возглавляя турнирную таблицу, но... Это был уже не тот «Зенит». Причем изменения в составе по сравнению с золотым сезоном были крайне незначительны: за нарушения дисциплины назидательно был отчислен Валерий Брошин, да пришел из «Даугавы» еще один воспитанник ленинградского футбола — полузащитник Александр Канищев. При этом остальные игроки команды в большинстве своем были еще вовсе не ветеранами, да и к тому же набравшимися, как и тренеры, бесценного опыта — прежде всего опыта побед. Вот только не было уже в «Зените» образца 1986 года того крепкого волевого стержня, который и позволил команде два года назад выиграть чемпионство.

Показательным в этом плане является сравнение осенних матчей «Зенита» в эти годы. Если в 1984-м в последних 10 матчах команда проиграла всего один раз, при этом одержав шесть побед, в том числе и над всеми своими главными конкурентами, то два года спустя в тех же 10 матчах «Зенит» сумел победить только трижды, при этом проиграв всем претендентам на медали. А потому остался лишь четвертым.

Уступил «Зенит» и в финале разыгрывавшегося в те годы Кубка Федерации: уверенно пройдя все этапы этого турнира, в решающем матче наша команда проиграла днепропетровскому «Днепру» 0:2. С другой стороны, в четвертый раз подряд дойдя до полуфинала Кубка СССР, зенитовцы таким образом вновь, уже в седьмой раз за четыре сезона работы в команде Садырина, выполнили норматив мастеров спорта СССР.

Как оказалось, 1986 год стал воистину лебединой песней золотого состава. В межсезонье-1986/87 в «Зените» опять начались брожения, опять участились нарушения спортивного режима и дисциплины, усилилось недовольство игроков руководством клуба и своими тренерами, а вскоре на волне популярного в те годы перестроечного лозунга «Товарищи, выбирайте себе руководителей сами!» команда взбунтовалась. Сезон с самого начала пошел насмарку, «Зенит» с первых же туров безнадежно осел в самых низах турнирной таблицы, что еще более усугубляло нездоровую обстановку в самой команде и вокруг нее.

В итоге в июне 1987 года главный творец золота-84 тренер Павел Федорович Садырин был вынужден покинуть полуразвалившийся «Зенит».

На этом завершился самый яркий и при этом один из самых неоднозначных периодов в союзной истории «Зенита» — эпоха тренера Садырина. Взлетев на самую вершину советского футбола, зенитовская «золотая дружина» удержаться на ней надолго не смогла, стать в один ряд с лидерами отечественного футбола тогда ей было не суждено. Но память о себе эта команда оставила долгую. С годами многие из зенитовцев той поры стали настоящими легендами ленинградского футбола, и именно с их именами в первую очередь ассоциируется не только золото 1984 года, но и сама эпоха тренера Павла Садырина.

В первую очередь это рослый, харизматичный вратарь Михаил Бирюков — многолетний капитан и лидер «Зенита», один из лучших специалистов по отражению пенальти в истории отечественного футбола. Это и неустрашимый великан-защитник Алексей Степанов, а также быстрый, техничный, прыгучий Владимир Долгополов и работоспособный, самозабвенный трудяга Анатолий Давыдов. Это и полузащитники «Зенита»: стремительный и неутомимый Николай Ларионов, моторный Валерий Брошин и настоящие футбольные интеллектуалы Вячеслав Мельников и Дмитрий Баранник. Это и незаурядная линия атаки «Зенита» той поры: результативный мастер игры на втором этаже, взрывной и напористый Владимир Клементьев; рослый и агрессивный Сергей Дмитриев; замысловато-техничный Борис Чухлов и, конечно же, любимец ленинградских трибун, «гений паса» и мастер стандартов Юрий Желудков.

Факты:

— В составе национальной сборной СССР в тот период выступали Сергей Дмитриев, Юрий Желудков, Михаил Бирюков, а также Николай Ларионов, который к тому же стал третьим после Александра Иванова (1958) и Василия Данилова (1966) игроком «Зенита», принявшим участие в финальном турнире чемпионата мира (1986).

— К играм олимпийской сборной СССР в 1983–1987 годах привлекались зенитовцы Вячеслав Мельников, Сергей Веденеев, Юрий Желудков, Владимир Клементьев, Николай Ларионов, Николай Воробьёв, Аркадий Афанасьев и Сергей Дмитриев.

— Голкипер Юрий Окрошидзе стал вице-чемпионом Европы U-16 в 1987 году, а также чемпионом мира U-16 того же года (был признан лучшим вратарем турнира).

— Нападающий «Зенита» Олег Саленко стал бронзовым призером чемпионата Европы U-16 в 1986 году и чемпионом Европы U-18 в 1988 году, а также лучшим бомбардиром обоих этих турниров.

— Олег Саленко 1 марта 1986 года установил новый рекорд отечественного футбола, приняв участие в матче высшего дивизиона в возрасте 16 лет 126 дней. Предыдущее достижение, 16 лет 254 дня, было установлено в 1954 году и принадлежало торпедовцу Эдуарду Стрельцову. Более того, всего через пять минут после своего дебютного выхода на поле Саленко и гол забил, став, таким образом, самым юным бомбардиром в истории отечественного футбола высшего уровня.

©Оф.сайт

  • 3

#34 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 12 July 2013 - 11:12

Из истории "Зенита" : год 1985-й


Изображение

Зенит-85 - обладатель Суперкубка СССР


В пятый раз в своей истории «Зенит» вступает в борьбу за Суперкубок страны. И, стоит отметить, что в борьбе за этот трофей наша команда прежде обычно преуспевала: из четырёх предыдущих попыток три оказались для неё успешными. Всем памятны победы «Зенита» в этом мини-турнире в 2008-м и 2011-м г. г.. Как памятна и досадная прошлогодняя неудача... Но была у нашей команды и победа, которую помнят лишь болельщики с приличным стажем. Речь идёт о «Кубке сезона», который разыгрывался в СССР в 1970-80-х, и который «Зенит» завоевал ровно 28 лет назад, в июле 1985-го. Об этом мы сегодня и поговорим.

Но сначала — небольшой экскурс в историю.

История Суперкубка

История розыгрышей суперкубков по футболу, в матчах за которые по окончании сезона встречаются победитель чемпионата и обладатель кубка, уходит в седую древность. Основоположниками этого турнира являются, естественно, англичане. Ещё в конце позапрошлого века на Туманном Альбионе были впервые проведены матчи, в которых определялись «самые-самые» в английском футболе. Правда, изначально формат этого турнира отличался от нынешнего: в матче за суперкубок встречались то лучшая профессиональная команда Англии с лучшей любительской, то победитель первого английского дивизиона с победителем т. н. «Южной лиги», а то и вовсе обладатель Кубка против любителей. Лишь в 1921 году впервые Суперкубок Англии был проведён в «классическом» формате: чемпион против обладателя Кубка. Впрочем, и после этого формат розыгрыша суперкубка Англии неоднократно менялся, пока с 1930-го не принял окончательный вид: чемпион Англии против обладателя Кубка Англии.

В других европейских странах подобные матчи начали проводиться значительно позже. К примеру, во Франции — с середины 1950-х, в Турции — с середины 1960-х. В Испании нечто подобное разыгрывалось в 1940-е, но затем на 30 лет тема была забыта, и вернулись там к розыгрышу национального Суперкубка лишь в начале 1980-х. С конца 1970-х начат розыгрыш Суперкубка в Германии и Португалии, с начала 1980-х — в Польше, с конца 80-х в Италии, с начала 1990-х в Венгрии и Голландии... А во многих странах он не проводится до сих пор.

«Кубок сезона» — Суперкубок СССР

Стоит отметить, что в СССР идея проведения матчей на Суперкубок созрела раньше, чем в большинстве европейских стран. В 1977 году по инициативе редакции газеты «Комсомольская правда» был учреждён «Кубок сезона» — аналог национального суперкубка. Первыми в борьбе за право обладания им в том году сошлись чемпионы страны киевские динамовцы и победители Кубка СССР динамовцы из Москвы. Матч этот проводился глубокой осенью, а потому по погодным условиям был перенесён из Москвы в Тбилиси. Стоит ли говорить, что уставшие после длинного сезона игроки мыслями давно уже были в отпусках, а потому ничего особо внятного на поле не показали. Игра протекала медленно, вяло, и решил исход противостояния единственный гол москвичей, который с подачи великого теоретика футбола современности Александра Бубнова забил его тёзка Минаев. Таким образом, московские динамовцы стали первыми обладателями Суперкубка СССР («Кубка сезона»).

В дальнейшем матчи на суперкубок проводились нерегулярно, сроки и формат их проведения постоянно менялись, сам приз большой популярностью среди футболистов и болельщиков не пользовался, статус официального так и не приобрёл, а потому в 1988 году был разыгран в последний раз, и больше к нему в союзном футболе никогда нее возвращались. Всего Кубок сезона разыгрывался 7 раз, и чаще всего им владели, что вполне естественно, динамовцы Киева — 3 раза.
  • 3

#35 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 12 July 2013 - 11:16

Но на одном розыгрыше Суперкубка СССР стоит остановиться подробнее.


Кубок сезона — 1985


Изображение


После 1977 года за девять последующих лет было проведено всего два розыгрыша Кубка сезона, в которых в сугубо «внутриукраинских» междусобойчиках разбирались киевские динамовцы, а также футболисты «Шахтёра» и «Днепра».

И вот пришёл год 1985-й. Блестящий прошлогодний чемпионский триумф ленинградского «Зенита» предоставил ему возможность сходу завоевать ещё один титул. Организаторы матчей на Кубок сезона учли ошибки прошлых лет (в 1981 году кубок разыгрывался уже не по окончании сезона, а перед началом следующего, что также не устроило ни болельщиков, ни самих футболистов), а потому решили теперь проводить розыгрыш приза в середине следующего сезона, когда команды находились в самой что ни на есть боевой форме. Кроме того, вопрос о победителе ныне решался в двухраундовом споре, дома и в гостях. Этим устроители попытались повысить интерес к розыгрышу со стороны зрителей и самих спортсменов.

В общем, 28 лет назад, 30 июля 1985 года ленинградский «Зенит» в ранге действующего чемпиона страны принимал на стадионе им. Кирова прошлогоднего обладателя Кубка СССР московское «Динамо». Зенитовцам было что сказать динамовцам — ведь не стоит забывать, что Кубок страны москвичи в прошлом году увели из-под самого носа именно у ленинградцев, забив в финале два победных мяча в их ворота в дополнительное время. Трудно сказать, насколько сильны были реваншистские настроения у игроков «Зенита», но на игру они вышли настроенными весьма решительно.

Тут надо отметить, что начало сезона 1985 года прошлогодние чемпионы напрочь провалили. Торжества по поводу триумфа любимой команды растянулись в Ленинграде на всю зиму, и многие футболисты к началу сезона подошли в весьма разобранном состоянии. В итоге, в конце апреля «Зенит-чемпион», потерпев несколько подряд поражений, гордо занимал последнюю строчку в турнирной таблице, имея, правда, пару игр в запасе. Впрочем, и к моменту розыгрыша Кубка сезона, к концу июля, ситуация улучшилась ненамного: «Зенит» ушёл с последнего места, но занимал 16-ю строчку, всего на одно очко опережая занимающее предпоследнее место... московское «Динамо», прошлогоднего обладателя Кубка СССР.

Иначе говоря, в матче на суперкубок СССР встречались для глухих аутсайдера чемпионата страны, да ещё и игравшие не в самых оптимальных составах: у «Зенита» отсутствовал травмированный Юрий Желудков, а у «Динамо» обидевшийся на тренера и подавший заявление об уходе герой прошлогоднего финала Кубка Валерий Газзаев. Тем не менее, встреча этих команд вызвала в Ленинграде определённый интерес: на 80-тысячном стадионе им. Кирова собралось более 30 тысяч зрителей, что, в общем, по тем временам было неплохой аудиторией.

Первый матч. 30 июля 1985. Ленинград


Начало игры сложилось для ленинградцев обескураживающе. Пока они входили в игровой ритм, уже на 5-й минуте полузащитник «Динамо» Ренат Атаулин выстрелил с линии штрафной и мяч влетел в верхний угол ворот «Зенита». Болельщики на трибунах приуныли: похоже, в этом году от своей любимой команды положительных эмоций им так и не дождаться...

Однако самих зенитовцев это событие ничуть не смутило. Создалось впечатление, что они даже и не заметили, что в игре уже что-то произошло, что счёт матча уже изменился, и не в их пользу. Постепенно наращивая давление на ворота динамовцев, к середине первого тайма они довели своё игровое преимущество до подавляющего. Дмитриев, Баранник, Клементьев, Герасимов имели возможности уже в первые полчаса забить ответный мяч, но динамовцев спасал отлично игравший будущий вратарь сборной СССР Александр Уваров.

И всё же напор ленинградцев был неудержим, и оборона москвичей в конце концов дала трещину. Дмитриев сыграл в стенку с Клементьевым, выскочил в район одиннадцатиметровой отметки, но напоролся на защитника Позднякова. Тот, пытаясь выбить мяч у ленинградского форварда, сделал это настолько неловко, что отправил его в угол собственных ворот. 1:1.

И вновь ленинградцы будто не заметили теперь уже своего успеха. Их атаки не ослабевают: в штангу попадает Герасимов, Дмитриев не реализует выход один на один... Москвичи прижаты к своим воротам, помышляют лишь об обороне, и за весь первый тайм, кроме гола, им удаётся создать всего один полумомент у ворот хозяев.

После перерыва картина на поле не изменилась: вновь подавляющее преимущество у «Зенита», вновь их нападающие рвут оборону москвичей, и лишь неточность в завершении атак спасает «Динамо» от неприятностей. И всё же активность ленинградцев не осталась без вознаграждения: чрезвычайно активный, но до поры неудачливый Юрий Герасимов всё же реализует один из своих бесчисленных шансов: навес с левого фланга Дмитрия Баранника — и Герасимов головой отправляет мяч в ворота. 2:1.

До конца матча оставалось ещё 20 минут, зенитовцы продолжали давить, но счёт так и остался без изменений. Итог матча, несмотря на победу, оставил привкус неудовольствия: имея такое преимущество, выигрывать надо было, как говорится, «от трёх», чтобы сделать ответный матч не более чем формальностью. К тому же, и по самой игре счёт 4:1 или 5:1 был бы куда более справедлив. А так — 2:1 после домашней встречи, преимущество весьма зыбкое, и у москвичей имеются отличные шансы в ответной игре сделать устраивающий их результат.

Второй матч. 5 августа 1985. Москва

Всего неделя прошла с первого матча, а как будто её и не было. В чемпионате оба соперника за это время не провели ни одного матча, а потому оставались на своих прежних, весьма непритязательных местах. Мало изменились и стартовые составы команд. Разве что, «Зенит», в дополнение к Желудкову, лишился ещё и приболевшего лучшего бомбардира команды Клементьева, а «Динамо» — «антигероя» первого матча Позднякова.

Также мало отличался от первого матча и ход ответной игры. Зенитовцев ничуть не смутил «фактор чужого поля», и, на сей раз, правда, не пропустив в самом начале игры, они точно так же, как и в Ленинграде, повели массированные атаки на ворота москвичей.. Вновь безусловное преимущество «Зенита» на протяжении всего матча, и вновь итоговый счёт не отражал происходящего на поле: на 20-й минуте матча полузащитник Вячеслав Мельников своим коронным мощным ударом с полулёта отправил мяч в девятку ворот «Динамо», и этот гол так и остался единственным в матче.

Да, счёт опять был не по игре, но это вновь была победа. «Зенит» завоевал Кубок сезона. А вскоре после этого впечатляющей победной серией поправил дела и в чемпионате, заняв итоговое 6-е место. Результат для прошлогоднего чемпиона, конечно, не бог весть какой, но если вспомнить, что творилось в команде весной...

©Петля гистерезиса
Блог историка Дмитрия Догановского

  • 3

#36 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 15 July 2013 - 08:22

Изображение


Падение "Зенита"


Вынужденный уход из «Зенита» летом 1987 года главного тренера Павла Садырина стал для чемпионской команды началом конца. Который, к слову, наступил очень быстро.

Владимир Голубев (1987)

В разгар сезона-1987 команду был вынужден принять помощник ушедшего Садырина Владимир Голубев. Ключевой игрок обороны и капитан «Зенита» 1970-х, один из лучших ее защитников всех времен, Голубев посвятил нашей команде всю свою долгую футбольную карьеру, отыграв за нее без малого четыре сотни официальных матчей. До 1987 года опыта работы главным тренером с командами мастеров он не имел, но и бесстрастно наблюдать, как тонет родной «Зенит», не мог.

Лишь с превеликим трудом ему удалось спасти команду от расставания с высшей лигой в том году. Помог Голубеву в этом и пресловутый лимит ничьих, который был введен еще в 1978 году в целях борьбы с изобилием ничейных результатов, буквально обрушившихся на советский футбол во второй половине 1970-х. Благодаря этому лимиту, ограничивавшему число ничьих, за которые команда получала очки, десятью за сезон, «Зенит» лишь по результатам личных встреч сумел опередить московский ЦСКА, который при этом не получил очко за свою единственную «сверхлимитную», 11-ю ничью и отправился в первую лигу вместо «Зенита», оставшегося на спасительном 14-м месте.

Досталась Голубеву в 1987 году и еще одна внешне почетная, но на самом деле не самая приятная обязанность: представлять страну вместе в «Зенитом» в Кубке УЕФА, место в котором команда завоевала по итогам своих весьма приличных выступлений в прошлогоднем чемпионате-1986. Задача эта изначально виделась действительно безнадежной, памятуя крайне печальную обстановку в команде и вокруг нее осенью 1987 года. Так оно и случилось: получив в соперники в первом же еврокубковом раунде крепкий бельгийский «Брюгге», который дома зенитовцы, несмотря ни на что, довольно уверенно одолели со счетом 2:0, в ответной встрече «Зенит» полностью рассыпался, и — 0:5.

По окончании этого тяжелого сезона Голубев ушел с поста главного тренера.

Станислав Завидонов (1988–1989)

Вместо Голубева на пост главного был назначен бывший зенитовский полузащитник 1950–1960-х Станислав Завидонов. До того он, как и его предшественник, с командами мастеров сколько-нибудь приличного уровня никогда в должности главного тренера не работал, притом что доставшееся ему наследство в виде полуразрушенного «Зенита» было очень проблемным. Тем не менее Завидонов с энтузиазмом взялся за работу.

Новый тренер — новые игроки. К тому времени необходимость обновления состава «Зенита» определенно назрела: многие футболисты явно потеряли чувство реальности, расслабленных чемпионов необходимо было крепко встряхнуть, даже, возможно, показательно отчислив из состава некоторых прошлых лидеров, уже не отвечающих уровню команды, еще недавно триумфально выступавшей в чемпионате страны. Да и вообще «Зенит», уже более пяти лет игравший в практически неизменном составе, явно подзакис и требовал активного вливания свежей крови.

Однако Завидонов на масштабные перемены не решился, пойдя по экстенсивному пути и расставшись, по сути, только с парой-тройкой откровенно возрастных игроков. Да и дальнейшая кадровая политика Завидонова также оказалась не слишком удачной: за исключением будущего форварда национальной сборной Дмитрия Радченко, практически все остальные новобранцы нового тренера ничего особо примечательного собой не представляли и сколько-нибудь заметного следа в истории команды не оставили.

И все же команда, почувствовав новые веяния, сумела несколько встряхнуться и в 1988-м году подняться в турнирной таблице до 6-го места, попав даже в пресловутую «зону УЕФА» — правда, опять-таки лишь благодаря двум сверхлимитным ничьим московского «Локомотива», за которые он не получил очков, а потому пропустил вперед ленинградцев. Однако сама игра «Зенита» особого повода для оптимизма не давала: всё как-то просто, прямолинейно, без фантазии... Незатейливые «кавалерийские» победы чередовались с тусклыми поражениями, пропал фирменный садыринский стиль, узнаваемость. Команда стала обыкновенная, бесцветная, неинтересная, львиную долю очков набирала в домашних матчах и практически неизменно теряла их в гостях.

В конце 1988-го «Зенит» потерял очень перспективный атакующий молодежный дуэт: в Киев с шумом перебрался юный талант Олег Саленко, а в Москву — игрок сборной СССР Сергей Дмитриев. Совсем сник недавний ведущий игрок атаки Желудков, еще раньше из команды по разным причинам ушли нападающие Герасимов и Клементьев, так и не оправдали возлагаемых на них надежд вчерашние зенитовские дублеры... И новый сезон «Зенит», еще недавно заслуженно гордившийся широким выбором отменных форвардов, начал фактически с двумя нападающими: 30-летним Борисом Чухловым и 18-летним юниором Дмитрием Радченко. Команду вновь стало лихорадить. Опять начались брожения среди ветеранов-чемпионов, зимняя трансферная кампания вновь была проведена не слишком удачно...

И уже в мае 1989-го, когда «Зенит» вновь прочно и безнадежно осел в самых низах турнирной таблицы, Завидонов подал в отставку.

Владимир Голубев (1989)

Вновь на тренерский мостик в середине сезона поднимается спасатель Голубев. Только теперь команда достается ему в состоянии не просто критическом, а практически безнадежном. А потому на сей раз ничего предпринять для ее спасения тренер уже не может. «Зенит» занимает последнее, 16-е место в высшей лиге с четырехочковым отставанием от места предпоследнего и, еще имея в своем составе 12 (!) недавних чемпионов СССР, выбывает в первую лигу.

Начавшие бродить по городу слухи о возможном повторении сценария 1967 года, когда точно так же провалившийся «Зенит» волевым решением был оставлен в высшей лиге, серьезных оснований под собой не имели: и юбилеев никаких на тот год не намечалось, да и времена были уже другие... И сам «Зенит» к 1989-му остался без всесильных меценатов и покровителей, способных и готовых похлопотать о судьбе незадачливой команды, — в новых, перестроечных реалиях у многолетнего зенитовского шефа, объединения ЛОМО, начались серьезные финансовые проблемы, до футбола ли тут...

А прошлогоднее попадание в зону УЕФА осенью 1989 года обернулось очередным унизительным 0:5. На сей раз от немецкого «Штутгарта». Причем ответную встречу с немецкой командой (первый, домашний матч был также проигран 0:1) «Зенит» проводил уже де-юре в ранге команды первой лиги.

Факты:

— В 1988 году нападающий «Зенита» Сергей Дмитриев отправился в составе сборной СССР на чемпионат Европы, откуда вернулся с серебряной медалью.

— В матчах олимпийской сборной СССР принимали участие Сергей Дмитриев и защитник Геннадий Тимофеев.

©Оф.сайт
  • 2

#37 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 15 July 2013 - 08:37

Изображение



Первая лига: на грани выживания


Вылет «Зенита» в первую лигу, первый в его истории (все же в 1936–1937 годах «Сталинец» с первой лиги свои выступления в клубных чемпионатах страны именно начал, а не вылетел в нее из высшей лиги), произвел на болельщиков гнетущее впечатление. Даже несмотря на сотрясавшие команду на протяжении уже нескольких лет скандалы, даже несмотря на откровенно неважные ее выступления в чемпионатах в постчемпионские годы, даже несмотря на тяжелую обстановку в «Зените» и вокруг него в 1989 году, в такой печальный исход все равно верилось с трудом.

Все это время болельщиков не оставляла надежда на то, что в итоге все образуется, что любимая команда сумеет выкарабкаться, а потом, в самом скором будущем, непременно вернется на вершину. И даже когда «Зенит» в 1990 году уже начал свои выступления в первенстве первой лиги, ленинградские болельщики были уверены, что это ненадолго, что уже по итогам сезона-1990 их команда непременно вернется в элитный дивизион и все будет хорошо. И на нового тренера «Зенита», украинского специалиста Анатолия Конькова, в Ленинграде очень надеялись.

Анатолий Коньков (1990)

В прошлом ведущий полузащитник киевского «Динамо» времен его первого Кубка обладателей кубков и суперкубковых побед над могучей «Баварией» Беккенбауэра и Мюллера в 1975-м, на тренерской стезе Анатолий Коньков успехов добивался куда более скромных. Тем не менее выбирать очутившемуся в глубоком кризисе «Зениту» особо не приходилось, да и словосочетание «бывший тренер донецкого „Шахтера“» (а именно с этой командой работал Коньков до «Зенита») — это всё же звучало.

Вместе с новым тренером в Ленинград прибыла группа украинских футболистов, которыми он планировал усилить состав вверенной ему команды. Но проявить себя в «Зените» в полной мере не довелось ни им, ни тренеру. Проблемы начались еще до старта нового сезона. Костяк команды, игроки-чемпионы, пользуясь навалившейся на страну в период перестройки демократией, строем покидали затонувший корабль под названием «Зенит», вслед за ними потянулись и приглашенные еще Завидоновым легионеры. Видя это, Коньков срочно выписывает еще несколько малоизвестных игроков из других команд, но все равно недоукомплектованность состава остается вполне очевидной.

К тому же оставшиеся зенитовские ветераны, привыкшие к вольнице времен Завидонова и Голубева, к жестким требованиям нового тренера отнеслись без особого понимания. И после очередного коллективного загула зенитовцев на предсезонных сборах Коньков, прошедший в свое время суровую школу победоносного киевского «Динамо» под руководством Лобановского и не представлявший иного подхода к дисциплине в своей команде, решил было применить суровые меры к нарушителям вплоть до отчисления. Однако против этого резко выступили руководство клуба и шефы с ЛОМО, и тренеру пришлось уступить. Но в отношениях «тренер — руководство» начались серьезные проблемы.

Начал свой дебютный сезон в первой лиге «Зенит» посредственно. Очки если и добывались, то с превеликим трудом, команда была явно разбалансирована, игра не клеилась, и «Зенит» все время находился в нижней части турнирной таблицы. Усиливался конфликт между тренером и руководством клуба, которое так и не предоставило Конькову ни жилья, ни обещанных подъемных. Тренер одно за другим выдавал в прессе раздраженные интервью, заявляя, что с таким отношением к делу решение поставленной задачи возвращения в высшую лигу попросту невозможно. В итоге конфликт разгорелся нешуточный, и уже в мае 1990-го договор между Коньковым и клубом был расторгнут, а «Зенит» остался без тренера. Вслед за тренером быстро разбежались и почти все приглашенные им игроки.

Вячеслав Булавин (1990)

Летом 1990-го окончательно и официально отказалось от своих «шефских» функций добросовестно исполнявшее их на протяжении десятков предыдущих лет объединение «ЛОМО». В обстановке всеобщего бардака и полного развала производства, к которым страна пришла в результате пресловутой перестройки, ЛОМО уже не могло позволить себе роскошь весьма дорогостоящего содержания футбольной команды мастеров, и «Зенит» в итоге оказался на грани полной нищеты. Образованное тогда же некое коммунальное предприятие «Ленинградский городской футбольный клуб „Зенит“», которое возглавил известный ленинградский спортивный журналист Владислав Гусев, многочисленных проблем клуба, как организационных, так и, в первую очередь, финансовых, решить было не в состоянии.

А потому задачи перед сменившим Конькова Вячеславом Булавиным стояли практически невыполнимые: не только срочно посреди сезона восстановить в очередной раз развалившуюся команду, но и все же решить поставленную перед ней в начале чемпионата задачу возвращения в высшую лигу. Притом что средств у клуба ни на усиление, ни даже на более-менее приличные зарплаты игрокам и тренерам теперь не было вовсе.

Защитник «Зенита» 1960–1970-х, отыгравший за команду более двухсот матчей, уроженец Казани Булавин и в последующие годы добросовестно трудился на благо ленинградского футбола, работая и в школе «Зенит», и тренером в большом «Зените»... Появление летом 1990-го на тренерском мостике затонувшего флагмана ленинградского футбола именно этого специалиста было вполне объяснимо: вот уже более 20 лет живя в Ленинграде, Булавин, в отличие от предыдущего тренера, не нуждался в жилье, а уж без подъемных и прочих благ, необходимых для приезжих специалистов, местный тренер вполне мог и обойтись... Так рассуждало руководство клуба, утверждая Булавина на должность главного тренера «Зенита».

Но выполнить поставленные перед ним задачи очередной новый тренер ожидаемо не сумел. Лишенный возможности приглашать более-менее приличных игроков со стороны, Булавин обратил свой взор на молодых выпускников ленинградских футбольных школ. В «Зените» первые свои матчи при нем провели будущие лидеры команды Максим Боков, Олег Дмитриев, Юрий Мамонтьев, Сергей Варфоломеев, получил свой первый шанс и засидевшийся в дубле чемпион мира среди молодежных команд 1987 года вратарь Юрий Окрошидзе. С другой стороны, вскоре Булавин был вынужден отчислить из команды и группу ветеранов-чемпионов, что несколько оздоровило обстановку в коллективе, но не могло не привести к новым проблемам в игре. Привлеченная в состав молодежь была еще слишком сыра и явно несыгранна, а опытных, мастеровитых игроков в команде осталось совсем немного, да и футболом они уже явно наелись.

При этом итоговое 18-е место команды, перед которой в начале сезона-1990 была поставлена задача возвращения в высшую лигу, было естественно воспринято как неудача, и Булавин пост главного тренера покинул.

Юрий Морозов (1991)

Возвращение мэтра в «Зенит» было очередной отчаянной попыткой хоть что-то изменить в турнирной судьбе команды. Вот только в самом клубе и вокруг него если что и менялось, то только в худшую сторону. Распад команды, начавшийся еще с отставки Садырина в середине 1987-го, на фоне стремительно разваливающейся экономики страны, выступившей мощным катализатором процесса, к 1991 году достиг апогея. Брошенный на произвол судьбы городским спортивным руководством и шефствующим предприятием, руководимый людьми именитыми, но некомпетентными, недавний чемпион находился в состоянии развала. В клубе царила полная неразбериха, финансирование было нерегулярным и исключительно скудным, а робкие попытки клубного руководства организовать хоть какую-то хозяйственную деятельность для поддержания существования клуба каждый раз заканчивались неудачей.

Ничуть не лучше обстояли дела и в самой команде, которую один за другим продолжали покидать футболисты. Даже традиционный для Морозова массовый набор молодых и перспективных выпускников ленинградских футбольных школ не смог сколько-нибудь существенно исправить положение дел. Именно тогда первые матчи за «Зенит» сыграла еще одна группа будущих лидеров команды: нападающие Владимир Кулик и Юрий Гусаков, защитники Алексей Наумов и Артур Белоцерковец, а также вернувшиеся в родную команду по призыву Морозова ветераны-чемпионы Юрий Желудков и Николай Ларионов. Однако в том году ничем помочь «Зениту» не смогли и они.

От команды отвернулись даже болельщики, и зрительская аудитория в 500–600 человек (а то и куда меньше) в огромной чаше 75-тысячного стадиона им. Кирова к концу чемпионата стала явлением привычным. Итог сезона — опять 18-е место. На сей раз с последствиями куда более печальными: если в прошлом сезоне первую лигу покидала всего одна команда из 22, то в этом подобных неудачников должно было быть шесть. То есть выбыть во вторую лигу должны были все команды, занявшие места ниже 16-го...

Выделить за этот тяжёлый период кого-то из игроков «Зенита» по понятным причинам практически невозможно. Да, продолжал оставаться в строю бессменный на протяжении уже многих лет капитан команды голкипер Михаил Бирюков, игравший, конечно, уже без прежнего блеска, но все же довольно уверенно. Очень перспективно в атаке команды выглядела новая молодежная связка из виртуозного технаря Бориса Матвеева и острого, результативного форварда Дмитрия Радченко. Но вырасти в действительно грозную силу в «Зените» этим игрокам не довелось: вскоре оба они команду покинули. Остальная же многочисленная ленинградская молодежь, привлеченная в команду Булавиным и Морозовым, была, определенно, талантлива и перспективна, но серьезного влияния на игру «Зенита» пока еще не оказывала.

Факты:

— Девятнадцатилетний нападающий «Зенита» Дмитрий Радченко в этот период, будучи игроком команды первой лиги, тем не менее неоднократно привлекался к играм первой и олимпийской сборных СССР.

— В 1991 году молодежный состав «Зенита» под руководством Вячеслава Мельникова стал победителем последнего чемпионата СССР среди молодежных команд.

©Оф.сайт
  • 2

#38 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 15 July 2013 - 08:42

Изображение


Первая лига: команда Мельникова


Накануне старта нового сезона 1992 года произошло важное событие, оказавшее большое влияние на турнирные судьбы многих команд, в том числе и «Зенита». Развал единого государства СССР вызвал и развал союзного чемпионата по футболу, и в феврале 1992 года было принято решение об организации самостоятельного чемпионата новообразованной России. Для этого в высший дивизион российского первенства взамен выбывшим командам бывших союзных республик срочно были делегированы все российские команды бывшей первой лиги и даже несколько из второй лиги.

А потому петербургскому (теперь уже петербургскому!) «Зениту» развал единого чемпионата сыграл только на руку. По итогам провального прошлого сезона команда должна была проследовать во вторую лигу союзного первенства, но вместо этого неожиданно для себя вновь оказалась в элитном дивизионе, теперь уже чемпионата России.

Но понятная радость от этого события омрачалась множеством больших нерешенных проблем, продолжающих стоять перед «Зенитом». Мало того что организационное и финансовое положение клуба продолжало ухудшаться (хотя, казалось, куда уж хуже), так еще и команда неожиданно вновь осталась без тренера. Буквально за пару недель до старта первого чемпионата России, отчаявшись добиться хоть какой-то помощи и поддержки для всеми забытой команды и окончательно разругавшись с клубным руководством, неспособным обеспечить клубу сколько-нибудь приемлемые условия для существования, ушел из «Зенита» главный тренер Юрий Морозов.

Команду возглавил его бывший помощник, в прошлом один из ведущих полузащитников золотого «Зенита»-84 Вячеслав Мельников. Команда новому главному тренеру — уже традиционно для последних лет — досталась в печальном состоянии. В прошедшем межсезонье ее покинули последние из чемпионов-84, разбежались и уставшие от хронического безденежья и неопределенности практически все приглашенные прежними тренерами игроки со стороны. Осталась лишь питерская молодежь, которой разбегаться было попросту некуда.

И старт в первом чемпионате России 1992 года под руководством 38-летнего тренера-дебютанта приняла команда, средний возраст основного состава которой составлял всего 20,5 года, а капитаном был едва ли не самый старший из полевых игроков 23-летний Михаил Левин. Неудивительно, что сезон этот юная команда Мельникова провела неровно и неудачно, хотя шансы на выживание у нее сохранялись вплоть до самого последнего тура. Но потери первого этапа первенства, когда команда только лишь сыгрывалась, все же сказались — набрав равное количество очков со ставропольским «Динамо», «Зенит» уступил ему место в высшей лиге лишь по результатам личных встреч.

В наступившем межсезонье произошла смена руководства клуба. Новым президентом клуба стал глава ПТС Леонид Туфрин, а к курированию команды со стороны мэрии приступил вице-мэр Санкт-Петербурга по социальным вопросам Виталий Мутко. Перестановки в руководстве вскоре привели к первым положительным сдвигам в организационных делах, в конце темного тоннеля, в котором вот уже не первый год находился «Зенит», слегка посветлело...

Впрочем, до выздоровления было еще очень далеко, а потому новый сезон 1993 года «Зенит» начал практически в прошлогоднем составе. Появилась разве что очередная небольшая порция выпускников городских спортшкол — приобретать сильных игроков все равно было не на что. Правда, эта неизменность состава сыграла в данном случае и положительную роль: зенитовская молодежь, получившая бесценный опыт игры на высшем уровне, обрела сыгранность и уверенность в себе. А потому новый сезон команда отыграла очень сильно.

С самого начала первенства 1993 года «Зенит» шел в лидирующей группе, а летом, выдав впечатляющую рекордную десятиматчевую победную серию, и вовсе возглавил турнирную таблицу. Игру команда показывала яркую, свежую, азартную, зенитовская молодежь поймала настоящий кураж, играла, как говорится, в охотку, вовсю разгулялся главный бомбардир «Зенита» Владимир Кулик, а грозное атакующее трио Дмитриев — Кулик — Зазулин наводило панику в защитных порядках любого соперника. В том году «Зенит» одержал 11 побед с крупным счетом (разница мячей 48–3), Владимир Кулик в 37 матчах чемпионата забил рекордные для команды 36 голов, а вся команда в 38 матчах посылала мяч в ворота соперников 87 раз. Такого мощного сезона (пусть даже и в рамках первой лиги) у «Зенита» уже давно не было, и в Петербурге никто не сомневался, что на сей раз команда задачу возвращения в элиту выполнит.

Но тут «Зениту» вплотную пришлось столкнуться с реалиями первой российской лиги 1990-х. Перед главным конкурентом нашей команды того года, тольяттинской «Ладой», тогда стояла совершенно определенная цель — любыми способами и методами попасть в высшую лигу. Цель, для достижения которой руководство клуба не жалело ни усилий, ни средств. Тех самых средств, которых у стоявшего за «Ладой» богатейшего автогиганта ВАЗ было предостаточно и которых у дерзкого «Зенита» не было вовсе. В итоге «Зенит» не смог тягаться с тольяттинцами толщиной кошелька и, несмотря на вполне убедительно продемонстрированное превосходство над соперником в личных встречах (2:0 и 2:2), отстав от него всего на два очка, остался вторым — в том году борьбу за право выхода в высший свет продолжали только победители трех подгрупп, на которые была разбита первая российская лига.

Надо отдать должное молодым игрокам «Зенита»: неудача прошедшего сезона не вызвала, как это нередко бывает, массового исхода футболистов в другие, более успешные клубы. Напротив, собравшись всей командой, они дали друг другу слово повторить попытку с «Зенитом» всем вместе и на следующий год, хотя заманчивые предложения из высшей лиги и даже из-за рубежа имела добрая половина из них.

Случилось в том сезоне и еще одно важное событие, которое прошло для стороннего наблюдателя практически незамеченным, но оказало на дальнейшую историю «Зенита» кардинальное влияние. В августе 1993 года прекратило свою деятельность муниципальное образование «Городской футбольный клуб „Зенит“», а вместо него вскоре образовалось АОЗТ «ФК „Зенит“», первыми акционерами которого стали крупная строительная корпорация «ХХ трест» (80% акций) и мэрия Санкт-Петербурга (20%). Иными словами, «Зенит» сделал первые шаги к самостоятельности.

Новый сезон 1994 года команда начала неплохо, хотя и без прошлогоднего блеска: что-то явно надломилось в команде, обидные и незаслуженные итоги прошлого сезона не прошли для нее бесследно. Да тут еще опять в клубе начались проблемы с финансами — первый главный акционер «Зенита» никак не мог понять, почему он обязан тратить свои деньги на содержание команды, не получая ничего взамен. Для тех младенческих лет российского бизнеса недоумение вполне естественное. Но команда будто вновь вернулась в 1992 год: опять задержки с зарплатой футболистам, опять деньги на выездные матчи собирались по крохам (а ведь география первой лиги тогда была невероятно обширна: и Иркутск, и Чита, и Владивосток, и Находка...), снова тренеры вместо тренировок вынуждены заниматься поисками средств к существованию для команды.

Более того, вот уже не первый год «Зенит» был лишен возможности пополняться из своего многолетнего надежного «источника» — школы «Смена». Организованная при школе команда мастеров «Смена-Сатурн» имела на выпускников этой школы все права, и руководство этой команды не позволяло им усиливать конкурента. Поэтому состав «Зенита» пополнился лишь несколькими игроками: Александром Пановым, Дмитрием Давыдовым, Денисом Угаровым и Романом Березовским. Будущих героев Кубка-1999, впрочем, пока еще серьезным усилением считать было нельзя: все они были лишь сырыми 18–19-летними юниорами.

Остался «Зенит» и без дублирующего состава: дублеры снялись с соревнований из-за финансовых проблем. В довершение ко всему еще в прошлом году «Зенит» лишился и стадиона им. Кирова, который был домашней ареной команды на протяжении более 40 лет: в преддверии намеченных на лето 1994 года Игр доброй воли, которые должны были проводиться в Петербурге, стадион закрылся на реконструкцию. И «Зенит» более года был вынужден проводить официальные домашние матчи на крохотных заводских стадиончиках с трибунами, рассчитанными максимум на несколько тысяч зрителей, с лысоватыми, кочковатыми полями и отсутствием даже простейших удобств для зрителей и игроков.

Тем не менее вплоть до начала лета 1994 года «Зенит» держался в непосредственной близости от группы лидеров с очковым разрывом, который вполне можно было достаточно быстро ликвидировать. Команде надо было только помочь, поддержать... Но вместо этого по городу вскоре заходили упорные слухи о грядущей смене на тренерском мостике: как раз только что был уволен с поста главного тренера сборной России кумир Петербурга Павел Садырин, которому дружно начали прочить место в «Зените». И действительно, вскоре Садырин дал телеинтервью, в котором открыто подтвердил, что со следующего года возглавит «Зенит».

После этого на сезоне можно было ставить крест. Никаких стимулов у команды на пороге грядущих перемен не осталось. Все ждали лишь окончания чемпионата. Одно за другим пошли поражения, лишенный какой-либо мотивации «Зенит» быстро сполз в середину турнирной таблицы, от него отвернулись даже болельщики: на последних двух домашних матчах присутствовало всего по паре сотен зрителей. Болельщики тоже ждали окончания сезона.
В общем, осенью 1994 года клуб, а с ним и весь город, замерли в ожидании великих перемен.

Несмотря ни на что, в «Зените» той поры выступало немало действительно талантливых и ярких игроков, способных украсить любую команду даже высшей лиги.
Это и наконец-то получивший твердое место в основе после шестилетнего пребывания в дубле талантливый вратарь Юрий Окрошидзе. Это и защитники: жесткий, экспансивный Артур Белоцерковец, самоотверженный и беззаветный Максим Боков и обладатель пушечного удара харизматичный капитан команды Алексей Наумов. Это и быстрый, техничный фланговый полузащитник Юрий Мамонтьев, и активный, неутомимый хавбек Сергей Варфоломеев... Это и уже упомянутое ударное зенитовское трио: техничный и изобретательный Игорь Зазулин, диспетчер команды, мастер голевого паса Олег Дмитриев и напористый, результативный Владимир Кулик.

Факты:

— Шесть игроков выступавшей в первой лиге команды были членами молодежной сборной России: Максим Боков, Владимир Кулик, Игорь Зазулин, Артур Белоцерковец, Олег Дмитриев и Алексей Наумов.

— В финальном турнире юниорского чемпионата мира U-20 1993 года в Австралии в составе сборной России выступали Максим Боков и Игорь Зазулин, который впоследствии был включен и в символическую сборную турнира.

— Нападающий Владимир Кулик, в сезоне 1993 года забивший во всех официальных матчах «Зенита» ровно 40 голов, установил абсолютный клубный рекорд результативности.

— Юрий Окрошидзе был признан лучшим вратарем 1-й лиги сезона 1994 года.

— Первый мяч «Зенита» в чемпионатах России 1 апреля 1992 года забил Владимир Кулик.

— Полузащитник «Зенита» Евгений Зезин в августе 1992-го принял участие в матче высшей лиги в возрасте 16 лет 83 дней, тем самым побив национальный рекорд другого зенитовца, Олега Саленко (16 лет 126 дней), установленный в 1986 году.

©Оф.сайт
  • 2

#39 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 16 July 2013 - 12:15

Изображение

Текст: Федор Погорелов, Александр Андреев, Петр Лукашевич, Александр Насилевич
Фото: Вячеслав Евдокимов


Смутные 90-е : вспоминаем и молимся


1990-е — смутные годы в истории «Зенита», да и страны в целом. Они были полны странных, страшных и удивительных приключений, о которых весело читать, но которые было непросто пережить. Клубный журнал «Наш „Зенит“» собрал истории о футболе в первой лиге, рыбе для избранных, перелетах на военных чартерах, падениях на шампанское и других проявлениях трэша и угара того времени.

Вячеслав Мельников, чемпион СССР в составе «Зенита» 1984 года, главный тренер «Зенита» в 1992–1994 годах:

— По итогам 1991 года мы вылетели из первой лиги и должны были начинать во второй. Но так как Союз распался, как и многим другим командам, нам позволили остаться. Правда, при этом ни по материальной базе, ни по составу мы тогда объективно в высшую лигу не проходили.

Ленинградскому руководству было совсем не до «Зенита». Город большой, и в нем всего не хватало — от сигарет до моющих средств. Так что было на что потратить каждую копейку и без нас. Солидным клубом в начале 90-х был «Ротор». Горюнов, бывший тогда президентом клуба, поддерживал его на очень приличном уровне. Им помогал «Хопер-Инвест» — была тогда такая пирамида. «Спартак» держался за счет советских дрожжей. Туда ушел Дима Радченко — сами понимаете, что там можно было как-то себя обеспечить. Был «Асмарал», принадлежавший иностранному бизнесмену Аль-Халиди, который вкладывал в него серьезные деньги. Неслучайно тренировал его Бесков — Константин Иванович неизвестно куда не пошел бы. Ну а у нас перспективы были туманными. Поэтому Юрий Андреевич за полтора месяца до начала чемпионата решил отказаться от должности главного тренера. Его можно понять — он не хотел рисковать своим именем.

С экипировкой дело обстояло не так уж плохо. В начале 90-х итальянцы из Diadora искали новые рынки сбыта, и за рекламу компания согласилась поставлять нам форму и бутсы. Правда, бутс выдавали всего две пары. Команда часто тренировалась на гаревом поле, а на таком покрытии кроссовки или бутсы долго не живут. Покупать собственную спортивную обувь мы себе позволить не могли, да и достать ее было почти невозможно.

Юрий Гусаков, футболист «Зенита» в 1991–1993 годах, в 1997–2001-м — администратор команды, в 2002–2003-м — начальник команды, с 2006-го — администратор «Зенита»:

— Форму для разминки все футболисты привозили с собой, администратор отвечал только за игровые комплекты. Игрокам форма выдавалась по номерам, с 1-го по 11-й, поэтому бывало так, что футболисту ростом 150 сантиметров выдавали майку размера XL. Эти комплекты хранились до конца сезона, ребята сами их стирали, латали. Прачечной в «Зените» 90-х не было. Так же и с бутсами. В «Зените» был сапожник Борис, работой мы его обеспечивали. Да и разнашивали бутсы мы сами.

Вячеслав Мельников:
— Тренировались мы на базе — за два, а то и за три дня до игры заезжали в Удельный парк на карантин. Там тогда было только старое двухэтажное здание — до прихода Мутко серьезного ремонта не делали. Однажды, помню, замерзла система водоснабжения, все трубы потрескались. Пришлось искать место, куда можно было бы перебраться на время. Нас тогда приютил пансионат «Октябрь». Летом не было горячей воды, поскольку не работала котельная. Грели воду в бане, когда было электричество, которое тоже время от времени отключали за неуплату. Тем не менее база была тем островком, где каждый мог скрыться от окружавших нас проблем. Тут можно было думать только о футболе, всегда можно было пообедать. В то время и это для многих из нас было очень ценно.

Изображение

1997 год. Юрий Гусаков

Юрий Гусаков:
— Кондиционером на базе служила обычная форточка с сеткой, кровати — как в вагонах поезда, узенькие, неудобные. Зато у нас был кинозал с проектором, оператор показывал фильмы. Все, что крутили в кинотеатрах, можно было посмотреть на базе. Перед игрой режим никто не нарушал. Молодые игроки, которые приходили в «Зенит», включая меня, вообще жили на базе. Приходил повар, кормил нас, все было не так плохо.

Дмитрий Давыдов, футболист «Зенита» в 1994–2002 годах:

— Когда мы с Угаровым и Пановым попали в основную команду, база была двухэтажной. Номера делили на двоих. Был бильярдный зал, комната для видеопросмотров и теории. В нашем распоряжении находились два поля с натуральной травой. Правда, на одном участке постоянно была жижа из-за тени от деревьев, их долго не могли спилить. Думаю, по меркам 90-х годов «Зенит» жил шикарно, база находилась в парке Челюскинцев, все приезжие снимали квартиры в районе «Пионерской», добираться было очень удобно.

Сейчас это уже не так популярно, а тогда все играли в карты, на бильярде, в дартс. И стандартный набор: шашки, шахматы, нарды. Лучшим шахматистом был Анатолий Иванович, который помогал носить мячи, а из футболистов лучше всех играли Дмитрий Быстров и Сергей Дмитриев. За доской я видел многих, но свой чемпионат мы так и не провели.

Вячеслав Мельников:
— В 92-м году мы с Юрием Андреевичем приехали во Францию на сбор. «Зенит» тогда готовился к высшей лиге, и нас, кажется, по линии городов-побратимов отправили в Гавр. На встрече с местным руководством поинтересовались, сколько у них платят футболистам и тренерам. Но еще больше хотелось посмотреть, как они отреагируют, когда мы назовем им свои зарплаты. Как сейчас помню, в пересчете на доллары — $100–150. Сначала французы решили, что им что-то неправильно перевели. Потом спросили: «Это в день? Или это такая шутка?»

Могу сказать, что наших зарплат хватало как раз на то, чтобы не умереть с голоду. Из всех игроков только у кого-то одного была старенькая «шестерка». А так кроме автобуса у клуба была всего одна машина — «Волга», которой пользовалось руководство.

Однажды мы получили зарплату обувью: в Смольном договорились, что нам поможет фирма «Ленвест». Пришлось ехать к ним на производство — чем же еще главному тренеру заниматься? — договариваться насчет «зенитовской» партии ботинок, а потом ждать, пока их реализуют. Конечно, нам с лотка торговать обувью не пришлось, но кучу этих коробок я очень хорошо запомнил.

Ездить было страшно. Были угрозы, игру отдать требовали неоднократно. Правда, обычно никто не приходил — больше звонили. Разумеется, представители ни одной из команд не признавались, что имеют к этому какое-то отношение. Кроме того, нам ведь выдавали с собой наличные деньги, причем доллары. Спокойно их обменять можно было далеко не везде. Могли кинуть, могли просто ограбить — таких случаев помню немало.

Изображение

1997 год. Матч чемпионата России «Зенит» — «КамАЗ» (Набережные Челны)

Дмитрий Давыдов:
— Для человека, который играет в «Зените» и живет в Петербурге, выезды были кошмаром. До сих пор с содроганием вспоминаю свой первый «двойник» Находка — Чита. Приезжали, сонными играли — и поскорее назад: мы не могли понять, как там вообще люди живут. В Ленинске-Кузнецком ночью невозможно; было уснуть, потому что в номере было полно комаров. Закрываешь окно — душно, открываешь — комаров еще больше. Мы мочили простыни, накрывались, но через полчаса они высыхали.

Сергей Герасимец, футболист «Зенита» в 1997–1999 годах:

— Больше всего запомнились Набережные Челны. После заселения в гостиницу мы с ребятами вышли погулять по городу, а там темень, грязь. Отошли метров на сто, стало страшно — и бегом назад. Город, может, и приятный, но в нашем районе было жутковато. Отели вообще были ужасными. Помнится, играли летом в Самаре: жара жуткая, больше 40 градусов, Бышовец даже всех заставил в Волге купаться.

Вячеслав Мельников:
— В 94-м году у нас намечалась поездка на Дальний Восток, но тогдашний гендиректор клуба Вячеслав Таттер сказал, что денег нет. Билеты смогли выкупить только в последний момент. Если бы не нашли средств, пришлось бы сниматься с чемпионата. В итоге прилететь прилетели, но вот обратно... Самолет из Владивостока в Петербург летал всего два раза в неделю. Задерживаться в гостинице на два дня нежелательно — придется платить. А вот из Хабаровска был удобный рейс. Отыграли матч, садимся в поезд до Хабаровска. Смотрим — время прибытия совпадает со временем вылета нашего самолета. В общем, на рейс мы опоздали.

Сидим в аэропорту. Ближайший самолет в Петербург через двое суток, только ведь билеты за месяц нужно заказывать! И вдруг подходит к нам небритый мужчина и спрашивает, не хотим ли мы долететь до Москвы. Оказалось, он помощник командира воздушного судна, привез в Хабаровск призывников. А так как обратно летит порожняком, решил собрать пассажиров. Собрали ребят, стали считать, у кого сколько с собой денег. Помимо тех, кто прилетел из Петербурга, с нами был Саша Аверьянов — сын известного тренера, который как раз перешел к нам из «Океана». Был он с женой, маленьким ребенком, двумя тюками, телевизором и всеми своими сбережениями. Он все свои деньги, конечно, выложил — две тысячи долларов — как раз хватило.

Посадили нас в грузовичок, привезли на военный аэродром. Мы перекрестились, сели в самолет. Когда взлетели, выяснилось, что летим мы не в Москву, а в подмосковный Клин. Да еще и с посадкой для дозаправки. Долетели до Клина, оттуда на электричке добрались до Твери. Совсем уж на последние деньги купили булок и два батона колбасы. Стоим на платформе, Борис Завельевич Рапопорт делает бутерброды и выдает каждому футболисту. В конце концов мы добрались до Санкт-Петербурга: грязные, голодные, холодные — двое суток в дороге. Только тут уже сообразили, что совершенно забыли сообщить кому-нибудь, что опоздали на хабаровский самолет... Нас тут все это время пытались разыскать — рейс ведь прибыл, а команды нет.
  • 2

#40 ad_acta

ad_acta

    ЗМС

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7225 сообщений

Отправлено 16 July 2013 - 12:24

окончание

Изображение

1997 год. Слева направо: президент «Зенита» Виталий Мутко, губернатор Петербурга Владимир Яковлев,
член совета директоров клуба Сергей Сердюков, вице-губернатор Валерий Малышев

Юрий Гусаков:
— Самое запоминающееся приключение — перелет в Находку. По регламенту мы должны были прибыть накануне матча, но добрались на сутки позже, при этом часов пять ехали из Владивостока на автобусе. В итоге мы прибыли, когда матч уже должен был закончиться. Стадион закрыт, людей нет, игра отменена. Потом еще сутки ждали обратный самолет. Опоздание произошло не по нашей вине, поэтому по регламенту была назначена переигровка — пришлось лететь в Находку еще раз.

Самая жара была во время знаменитого матча с «Анжи», когда Максим Деменко успел поиграть на всех позициях в поле, а после удаления Бородина даже встал в ворота. С удобствами в Махачкале тоже было плохо. Сейчас мы живем в уютном частном отеле, а в те времена останавливались в гостинице, где в туалете вместо сливного бачка стояли банки с водой, а работникам клуба приходилось спать в коридоре, потому что мест не хватало.

Михаил Гришин, врач, в «Зените» с 1992 года:

— Было жестко. Ярославль, Саратов, Волгоград — продвинутые города, в которых мы нормально себя ощущали. Но были и Камышин с Элистой. В Калмыкию мы ехали из Волгограда через степь, автобус сломался, пришлось каким-то образом искать еду для игроков. В начале 90-х чартеры были редкостью, покупали билеты на регулярные рейсы. Помню, летели во Владивосток, и в Омске во время пересадки не оказалось топлива. Нам сказали: «Летите в Томск, там должен быть керосин». В итоге вместо трех пересадок получилось четыре, потому что мы «заскочили за керосинчиком». Это сейчас Томск — самый дальний выезд. А тогда в паре шли Владивосток и Находка, между ними никто домой не заезжал.

Вячеслав Евдокимов, фотограф, снимает «Зенит» с начала 1980-х годов:

— В 1996-м мы в Москву добирались поездом. В другие города летали на самолете — как правило, чартером. Прямо из Удельной ехали в Пушкин, там был военный аэродром. Попадали туда без всякой процедуры: вооруженные солдаты открывали ворота, мы подъезжали к самому трапу, грузились. Летчики — действующие полковники, в кителях, всё как полагается. Перед вылетом, сам видел, наворачивали по стаканчику коньячка. Хлопнули, сели, и — взлет. Самолеты были Ил-18, военного образца, половину салона занимала аппаратура для разведки, а еще были такие пятачки с коврами: создавалось впечатление, что там периодически проходили тренировки борцов. Футболисты любили коротать время на этих коврах, дуться в карты. На деньги не играли — больше на щелбаны.

Изображение

1996 год. Спортивный праздник на Дворцовой.
На снимке главный тренер «Зенита» Павел Садырин с женой Татьяной и сыном

Михаил Гришин:
— Дело было в Находке. Ночью ко мне в номер стучится Юрий Гусаков и говорит, что одного футболиста зарезали. Хватаю сумку, одеваюсь, бегу на этаж, где жили игроки. Вижу, на меня идет человек весь в крови — говорит, что его в какой-то драке пырнули, и просит передать жене, что он, мол, мужик, против пятерых устоял. Положил я его на стол, обколол лидокаином, зашил ему грудь, футболист уснул. Позже выяснилось, что он шел вечером по городу с шампанским и пнул по дороге какой-то джип. Пассажиры вышли, толкнули его, он упал на шампанское и порезался об осколки. На следующий день мы пытались спрятать его от тренера, усадили на последнее сиденье в автобусе, но оказалось, что вечером он в холле гостиницы на стене кровью написал свое имя. Еще была ситуация, как мы этого же футболиста везли с какого-то выезда домой. Мой коллега Миша Степанов вызвался его проводить. Миша спрашивает адрес, а тот не помнит. Поставил его у какого-то ларька и пошел спрашивать у людей: может, кто узнает. Возвращается — игрок пропал! Нашли его спящим на коврике у дверей квартиры. Добрался, видимо, на автопилоте.

Вячеслав Евдокимов:

— Питанием заведовал главный врач команды. Бюджет был маленький, поэтому только топовые игроки могли выбрать себе второе блюдо, первое все ели примерно одинаковое. Система была такая: официант приносит всем суп и по сколько-то кусков хлеба. Все это выглядело как в нехорошем совдеповском кино. А когда дело доходило до второго, топовые игроки могли выбрать рыбу. Сколько было таких игроков? Боюсь ошибиться — семь-восемь, ну, десять.

Дмитрий Давыдов:
— Когда мы вышли в высшую лигу, на выезде стало играть приятнее: города пошли более обустроенные. Впрочем, Владикавказ и Элиста ничем не отличались от городов первой лиги. Судейство тоже стало лучше. В 98-м мы могли быть выше, но получилось так, что Бышовец после первого круга, который мы закончили в лидерах, ушел в сборную, и все изменилось. Арбитры нас не останавливали, сами ребята немного сбавили обороты. Были, конечно, отдельные игры, как с «Балтикой», когда судья 10 минут ждал второго мяча в наши ворота, после чего сразу дал финальный свисток.

Изображение

1997 год. Разминка команды возле гостиницы «Россия» перед матчем «Торпедо» (Москва) — «Зенит».
На фотографии нападающий Владимир Лебедь и вратарь Сергей Приходько.

Вячеслав Евдокимов:
— Год был, думаю, 99-й, мы поехали в Раменское. Жили тогда в очень плохих гостиницах, просто ужасных. Не знаю, как футболисты терпели, — для меня это была мука. В тот раз мы жили в областном пансионате, километрах в десяти от стадиона. Пансионат был лечебного профиля, на отшибе, вокруг лес, людей нет, и в этой глуши за огромным забором стоит нелепое четырехэтажное сооружение и ходят больные в больничной одежде и тапочках. И написано: процедуры такие, сякие. И вот пора ехать на игру. Мы выходим, нас ждет автобус — задрипанный такой, сельский «икарус». Мы садимся, водитель — др-р, др-р! — не заводится. А попросить кого-то дернуть... ну, представляете, 16 тонн весит махина эта. Ни легковых машин, ни грузовиков нет — глушь. Мы вышли, стоим около автобуса. Футболисты переминаются с ноги на ногу. Но на игру-то надо ехать! В итоге с гиканьем-гаканьем начали его толкать. И он завелся! Мы побежали за ним, погрузились, поехали на игру.

Анатолий Давыдов, чемпион СССР в составе «Зенита» 1984 года, главный тренер «Зенита» в 1997–1998, 1999–2000, 2009 годах, обладатель Кубка России 1999 года:

— С 84-го года «Зенит» ничего не выигрывал, так что игроки тогда жилы рвали прилично, чтобы завоевать Кубок. Это был шанс, хороший шанс. Многие ведь ребята были приезжие, хотели вписать свое имя в историю «Зенита», своей игрой засветить себя. Максимюк после этого уехал в киевское «Динамо», создав себе определенный имидж. Спустя какое-то время Саша Панов уехал во Францию.

©Оф.сайт
  • 2


Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей