Перейти к содержимому


Фотография

Фёдор Черенков. Скромный Гений Футбола


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 92

#1 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 17 October 2014 - 08:34

bsmuxOI.jpg


  • 13

#2 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 17 October 2014 - 09:19

749361.jpg?t=1412431081
 

Черенков Фёдор Фёдорович

 

Полузащитник.

 

Заслуженный мастер спорта.

Родился 25 июля 1959 г. в г. Москва.

 

Умер 4 октября 2014 г. в г. Москва.


Воспитанник московских спортклуба «Кунцево» и СДЮШОР «Спартак».

 

Первые тренеры - М. И. Мухортов и Анатолий Евстигнеевич Масленкин.

Выступал за команды «Спартак» Москва (1977 - 1990, 1991 - 1994),

 

«Ред Стар» Париж, Франция (1990 - 1991).

Чемпион СССР/России 1979, 1987, 1989, 1993 гг.

 

Обладатель Кубка России 1994 г. 


Лучший футболист СССР 1983 и 1989 гг.

 

(по результатам опроса еженедельника «Футбол»). 

За сборную СССР провел 34 матча, забил 12 голов.

 

За олимпийскую сборную СССР сыграл 10 матчей, забил 6 голов.

 

За сборную СССР сыграл в 1 неофициальном матче.

Бронзовый призер Олимпийских игр 1980 г.

С 1994 г. на тренерской работе в клубе «Спартак» Москва.

 

Кавалер орденов «Дружбы народов» и «Знак Почета».


  • 13

#3 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 17 October 2014 - 11:08

Зал Славы Спартак (Москва)

 

Черенков у каждого свой. Как, например, Пушкин. И все же, сознавая акаде­мичность и многообразие темы, рискнем предложить свой взгляд.

 

Cherenkov-1.jpg

 

Федор Черенков—это прежде всего Москва. И не только потому, что здесь он родился, жил, учился и блистал на футбольном поле. В конце концов - не он один. Но именно Черенков самим рисунком своей игры наиболее полно выразил московскую суть. Посмотрите на Москву (речь о старом городе, а не о дворцах съездов, «вставной челюсти» Калининского и новорусских новостройках) сверху: кривые, причудливо изогнутые улочки, переулочки, закоулочки, проходные дворы, волшебно соединяющие совсем, казалось бы, разные районы. И при этом никакого плана застройки, строгой перпендикулярности, как в Питере. Абсолютная свобода. Кожевники, ткачи, толмачи селились так, как им было удобно для работы и, следовательно, жизни. Поэтому, допустим, улица заканчивается неожиданно, обрывается. А теперь вспомним Федины перемещения по полю, не забыв добавить к ним и передвижения мяча под управлением Черенкова. Та же картина-то, если, конечно, получается ее уловить! Спартаковский мастер двигался совершенно непредсказуемо, отметая любые закономерности и, так сказать, предварительные договоренности. Ну, например, такого плана: ткнуть мяч вперед и - бегом, кто быстрее. Можно говорить о его футбольной хитрости, что не означает ни в коем случае дефицита смелости. Нет, Федор футболист и человек храбрый — просто он очень хорошо уяснил, что футбол есть игра с мячом, а не соревнование, кто быстрее, выше и сильнее. При этом он обманывал соперников, можно сказать, по правилам: что-то не вспоминаются, допустим, черенковские нырки в чужой штрафной. А для примера возьмем игру с «Шахтером» в Лужниках в 1982 году. Сидим за воротами, но высоко, и хорошо видно, как Федя движется на дальней половине поля на двух донецких защитников. И одному из них показывает: мол, готовься, я тебя сейчас обыгрывать буду слева. И доверчивый горняк в это самое «лево» делает шаг. А спартаковец вдруг меняет намерение «полевачить». «Нет, - он уже будто бы обращается ко второму защитнику, - это я пошутил. На самом деле я вправо пойду, как раз тебя, отец, обводить. Так что принимай меры». Ну, тот, человек, видимо, прямодушный и искренний, делает шаг вправо.

 

Сам Федор торжественно проходит по центру. Причем, сами понимаете, это писать долго, а заняло-то все считанные секунды.

 
Cherenkov.Fedor.01.jpg

 

Стадион же после черенковского соло тихо и дружно засмеялся. Так смеются взрослые, глядя на детей. Пожалуй, можно говорить, что Черенков стал любимым московским ребенком. Да и в команде, похоже, к нему относились особенно тепло. Николай Петрович Старостин вообще ставил в пример как настоящего советского спортсмена, особенно упирая на то, что до второго курса в Московском горном институте даже и не знали, что студент Черенков играет в «Спартаке». И Бесков не видел команду без Черенкова, хотя с остальными хавами расставался регулярно и без сожаления.

 

Сами же игроки «за Федю» готовы были хоть с чертом сразиться. Помнится, в чемпионском 1979 году Черенков, тогда еще худенький и щупленький, в матче с цска прибежал в штрафную заступаться за кого-то грубо, по его мнению, сбитого. Прибежал и толкнул в грудь армейца - Кухлевского. Тот, человек очень больших размеров и к тому же далеко не с мол­ниеносной реакцией, этого толчка вроде и не почувствовал. Он даже руку-то поднять не успел. Зато в мгновение в армейскую штрафную успел прибежать весь «Спартак», который стал дружно пихать и тыкать несколько ошалевшего Кухлевского, вытолкав его аж за лицевую линию. Потому что лозунг: «Не трожь ребенка!»

 

Хотя на самом деле футбольная юность у Черенкова ес­ли и была, то очень короткая: ведь уже в 20 лет он дебютировал в отборочном матче с Грецией, благополучно, кстати, сборной СССР проигранном. Новичок, впрочем, получил хорошую прессу.

 

Cherenkov.Fedor.02.jpg

 

Сейчас, через 20 лет, трудно, наверное, осознать масш­таб незаменимости Федора Федоровича. Молодым болель­щикам можно привести в пример для аналогии Егора Титова в нынешнем «Спартаке». И все-таки в бесковской команде Черенков и Гаврилов выглядели еще более определяющими игру фигурами. Следует хорошо понимать: Черенков играл в эпоху расцвета «Спартака». То есть работал в классной команде и не терялся на самом высоком уровне. Одно противостояние с киевлянами чего стоит!

 

Вспомним хотя бы поединок 1989 года в Москве. Это же даже не европейский - мировой футбол! А ведь была еще великолепная «Астон Вилла», побежденная еще более великолепным «Спартаком» — и решающий гол в Бирмингеме забил как раз Черенков. Тот 1983 год стал самым ярким, драматичным, насыщенным в судьбе Черенкова. Играл он тогда на 4 фронта: чемпионат, еврокубки, сборная да еще олимпийская команда. Играл блестяще. Бывают сезоны, когда и без того хорошему игроку удается просто-таки все...


  • 11

#4 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 17 October 2014 - 11:38

12-летний Федя Черенков снялся в эпизоде детского фильма "Ни слова о футболе", где забивает гол "ножницами". В том же 1971 году мальчика приняли в СДЮШОР московского "Спартака", впоследствии получившую его имя. Будущего кумира красно-белых сначала тренировал Анатолий Масленкин, затем – Владимир Чернышев.
 


  • 12

#5 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 18 October 2014 - 01:00

Взгляд Черенкова.

 

Почему он был действительно великим

 

 

749295.jpg?t=1412414467

 
 
Если когда-то, кому-то прилетевшему с другой планеты, приехавшему из далекой заграницы или родившемуся не так давно надо будет объяснить кто такой,
 скажем Евгений

Евстегнеев — я найду любой его фильм, и, уверен, меня поймут. Мне легко будет рассказать о Муслиме Магомаеве, всего парой ссылок в Ютьюбе. Мне достаточно будет нескольких страниц, чтобы объяснить кто такой Чехов... Я не знаю, как доказать величие футболиста.

 

Их слава меркнет сразу после завершения карьеры и медленно умирает вместе с людьми, которые застали их игру.
 

Но эта слава прекрасна в своей эфемерности. И если слава держится годами, десятилетиями, поверьте — тут можно смело использовать слово «великий».

 

И Федор Черенков был действительно великим. Не только игрой, не только голами.
Его просто любили, а это такая редкость. Еще большая редкость — он вызывал теплые чувства у всех, вне зависимости от клубной принадлежности, а клубная принадлежность Черенкова была очевидна.

 

По разным причинам он не стал ни большим тренером, ни видным функционером, ни даже общественным деятелем. И за эту его беззащитность в мире без игры он был любим еще больше.

 

Те, кто общался с  Черенковым помнят его совершенно простой взгляд, в котором нельзя было углядеть ни капли осознания величия. Такой взгляд был у Яшина, у Гагарина, у героев Рыбникова в старых советских фильмах. Всегда с какой-то внутренней грустью, с каким-то затаенным, скрытым несчастьем, которое прячется за доброй улыбкой.

 

Федор Федорович  никак не сочетался с современным понимаем счастья, с современным понимаем крутости. Ни наглых движений, ни победительной поступи. Федор Федорович представлял другой мир, и за это его тоже любили.
 

Он был футбольной легендой, и останется таковой вне зависимости от того, сможет ли кто-нибудь кому-нибудь объяснить как он играл. Его удары по мячу, увы, забудутся, но имя Федор Черенков останется обязательно. Потому что хорошие люди живут вечно, а такой взгляд бывает только у хороших людей...

 

Автор: Павел Садков

 


  • 11

#6 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 18 October 2014 - 01:44

Полвека с Черенковым


cherenkov_f.jpg

Сегодня Черенкову пятьдесят.
 

Федор, правда, не любит праздновать день рождения с тех пор, как тот стал совпадать с датой смерти Владимира Высоцкого.

 

- Для меня давным-давно 25 июля - больше день памяти великого артиста, чем повод для собственного торжества, - сказал он как-то.

 

В этом весь Черенков. Удивительно скромный, светлый человек. Когда разговариваешь с Федором, тебя обдает такой искренностью и теплотой, что хочется тянуться за ним. Стать хотя бы чуточку лучше. Потом понимаешь: не получится. Черенков такой один.

 

Если его, легенду из легенд, называют великим футболистом, Федор смущается и мягко поправляет: "Какой я великий? Футболистом был - это да. Не выношу возвышенные тона, к сердцу их не допускаю".
 

Друг и старый партнер Черенкова по "Спартаку" Сергей Родионов однажды сказал: "Не в силах припомнить конкретных эпизодов, в которых бы проявлялась скромность Федора. Эпизоды запоминаются, когда становятся неожиданными. А у него это - образ жизни".

 

Черенков запросто может в метро разговориться с незнакомым болельщиком и даже проехать свою остановку.
Помню, я спросил:

 

- Как реагируете, если в переполненном вагоне кто-то толкнет или на ногу наступит?

 

- Ну и что? - пожал плечами Федор. - Это не самое страшное. Где-то прочитал, что в такой ситуации лучше самому повернуться к человеку и сказать: "Извините, пожалуйста". Сначала он смотрит на тебя с недоумением, а потом сразу успокаивается.

 

Сам, признаюсь, ни разу так не пробовал. Зато другой совет Черенкова вспоминаю часто. Особенно в нынешние кризисные времена. Вам тоже рекомендую.

 

- Деньги - не главное. Стремиться нужно к внутренней гармонии, быть в ладу с самим с собой, - так два года назад ответил Федор на вопрос, хватает ли ему месячного заработка в 13 тысяч рублей. И поведал притчу:

 

- Сидит богач на мешках с деньгами. Думает: "Куда этот рубль деть? Куда тот?" Слышит: кузнец молотом стучит, песни распевает. Удивился: "Я, такой богатый, молчу. А этот нищий кузнец поет и поет. Дам ему денег". Дал. Кузнец приуныл. Задумался, на что их можно потратить. Перестал петь.

Про самого Черенкова складывают не притчи - анекдоты. Хоть, может, и не анекдот это, а быль.
Уже знаменитым игроком сдавал он экзамен в горном институте. Профессор его не узнал. А когда услышал, кто перед ним был, не поверил. На следующий матч "Спартака" студенты взяли его с собой. Взглянув на поле, профессор изумленно воскликнул: "Ба, да это же студент Черенков!" На что сидевший рядом болельщик ответил: "Сам ты, дядя, студент. А Черенков - профессор!"

 

- Я был техничным игроком, в этом смысле удивить меня сложно, но Черенков с мячом творил просто чудеса, - рассказывал мне Александр Мостовой. - Сейчас такое увидишь разве что в рекламных роликах с участием Роналдинью или Анри. Но там-то все смонтировано. А Федор выкидывал эти фокусы на моих глазах. Когда кто-то умиляется: дескать, посмотри, как Зидан мячик остановил, мне смешно. "Ребята, - говорю, - Черенков это уже делал в "Спартаке" двадцать лет назад". Он мог отдать пас на сорок метров именно в ту точку, где ты через несколько секунд окажешься. Тебе оставалось только подставить ногу - и мяч в воротах.

 

Другой спартаковец, Дмитрий Радченко, которого на выездных матчах селили вместе с Черенковым, поражался его популярности:

 

- Болельщики Федора обожали. В какой город ни приедешь - к нему, как к Ленину, тянулись ходоки. Люди выясняли номер Черенкова в гостинице и несли подарки. Кто с бутылью домашнего вина явится, кто с пирогами, кто с картинами или поделками. "Федор, как же ты все это в Москву потащишь?" - спрашивал я. А он лишь смущенно улыбался.

 

Вы можете представить на поле рыдающего Валерия Карпина? Я - нет. Хотя было. 90-й год, Одесса, дебют в "Спартаке", и тот проиграл из-за его ошибки. Первым, кто подошел к Карпину, был Черенков. "Не плачь, Валера, - сказал. - Ты нам еще поможешь, я знаю".

 

Неделю назад Черенков побывал в редакции "СЭ". Мы столкнулись уже в дверях. Федор пригласил на юбилейный матч, который организует для него "Спартак" 29 июля в 18.00 на стадионе имени Нетто. "Всего вам доброго", - сказал я на прощание. Он ответил: "С Богом!" - и улыбнулся своей неповторимой улыбкой.

 

В жизни Федора было много трудных моментов, но они не сделали его ожесточеннее. Сам он говорит, что в эти минуты чувствует себя стариком. А когда все в порядке - 18-летним мальчишкой.

 

Спорт-Экспресс, 25 июля 2009 года

Автор: Александр Кружков


  • 11

#7 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 18 October 2014 - 03:16

Волшебная страна Черенковия

 


Игорь Рабинер о Фёдоре Черенкове в день 55-летия футболиста, на котором выросло поколение болельщиков «Спартака» и ценителей красивой игры.

«Федя в «Спартаке» себя нашёл,
И пришёл со «Спартаком» к победе.
Феде и без сборной хорошо,
А вот сборной – не всегда без Феди».

 
Этот экспромт, поразмыслив всего несколько секунд, выдал мне в ответ на просьбу прокомментировать выступление сборной СССР на ЧМ-1990 знаменитый поэт-песенник и яростный болельщик «Спартака» Игорь Шаферан. Лучше выразить чувства миллионов людей было невозможно – и еженедельник «Собеседник» счастлив был это четверостишие от мэтра опубликовать…
 
Какая же это всё-таки чудовищная несправедливость, что Фёдор Черенков ни разу не сыграл на чемпионатах мира, что его там не увидели и не оценили. В 82-м, в 86-м, в 90-м. Сегодня моему любимому футболисту всех времён и народов исполняется 55 – а то горькое детское чувство, когда хотелось плакать от бессильного отчаяния, никуда не делось.
 
Счастьем видеть Черенкова на поле так хотелось поделиться со всем миром – а не судьба. Когда в 94-м он объявит о завершении своей карьеры и я попрошу поделиться мыслями на этот счёт Николая Старостина, уже более чем 90-летний патриарх «Спартака», вздохнув, произнесёт парадоксальное: «Хорошему человеку всегда не везёт»…


 

67237_345px.jpg
 
 
23 августа 1994 года. Москва. Петровский парк. "Спартак" - "Парма" - 1:1. Фёдор Черенков был кумиром не только для болельщиков, но и для партнеров: вот так легендарный футболист покидал поле во время прощального матча

 
 
Черенков – не просто хороший, а светлый человек. Не от сего мира, который мы видим вокруг себя во втором десятилетии XXI века. Ну посудите сами, кто ещё своё отношение к материальным благам сформулирует так: «С детства врезалась в память притча. Сидит богач на мешке с деньгами. Думает: «Куда этот рубль деть? Куда тот?» Слышит – кузнец молотком стучит и песни распевает. Удивился: «Я, такой богатый, молчу. А этот нищий кузнец поёт и поёт. Дам ему денег». Дал. Кузнец приуныл. Задумался, на что их можно потратить. Перестал петь».

 

7ff84d49b3ab57924707e8a8db28a9b8.jpg

 
 
Кто хоть чуть-чуть Черенкова знает, подтвердит: в этом ответе нет ни капли позёрства. Он действительно такой. «Золотой человек», — по выражению Андрея Тихонова, которому повезло пожить с ним в одном номере в Тарасовке в 1993 году – последнем для Фёдора и первом для Андрея в основном составе «Спартака».
 
Тремя годами раньше капитан «Спартака» Черенков вывел команду на весенний матч в Одессе против «Черноморца». Это была вторая игра за красно-белых скромного тогда 21-летнего новичка из воронежского «Факела» по имени Валерий Карпин. «Спартак» проиграл – 0:1, и единственный гол был забит из-под дебютанта, которого после игры охватил приступ отчаяния. «Честно говоря, я даже расплакался после матча, — расскажет много лет спустя Карпин. – И тут Фёдор Черенков, добрая душа, подошёл и сказал: «Не плачь, Валера, знаю, что ты нам ещё поможешь. Представляете, что для меня значили такие слова?!»
 
Пару десятилетий спустя, когда Черенков волею обстоятельств останется без жилья, гендиректор «Спартака» Карпин вместе с владельцем клуба Леонидом Федуном поспособствуют тому, чтобы у великого футболиста появилась квартира. За это, думаю, можно многое простить.
 
При этом сам Черенков никогда и ни у кого эту квартиру не попросил бы. Его типичная фраза, которую он произнёс в нашем разговоре для книги «Спартаковские исповеди»: «В жизни меня всё устраивает, всего хватает. Стараюсь работать над собой, избавляться от грехов – к примеру, уныния. Хотя вот пост соблюдать не могу. Наверное, слабохарактерен. Надо бороться с чревоугодием, но до конца не получается…»
 
Зато какого греха, куда большего, чем уныние или чревоугодие, у Черенкова точно нет – это зависть. Фрагмент из той же нашей беседы: «Знаете, что мне сегодня не нравится? Когда футболистов обвиняют в том, что они много зарабатывают. Разве люди, которые могут заниматься своей профессией всего 10-15 лет, виноваты, что во всём мире люди футбола получают больше, чем представители других специальностей? И психологическое давление на них больше, чем на наше поколение».
 
И это – в дикие времена, когда 19-летние юнцы, ничего ещё футболу не отдавшие, благодаря какой-то жуткой извращённой конъюнктуре уже по полной от него берут. Миллионы евро, «Мерседесы», частные самолёты, Мальдивы…
Но Черенков, на котором выросло моё поколение, и при этом он не заработал на жизнь ни-че-го, никогда по этому поводу не озлобится. У него, Божьего человека, чистая душа. Он просто радуется за тех, кому хорошо. Не задаваясь вопросами – почему, за что, заслужили ли они это.


 
 

1406275535_b_fjodor-cherenkov-igrok-sbor
  
 

Фёдор Черенков — игрок сборной СССР на Олимпийских играх в Москве. 20 июля 1980 года — перед матчем с Венесуэлой

 
 
 Для легендарного вратаря и комментатора Владимира Маслаченко неоспоримых авторитетов не существовало. Кумиров он себе не творил. Но однажды сказал: «По индивидуальному мастерству я на первое место среди спартаковцев всех времён ставлю Фёдора Черенкова. Гения с большой буквы, так до конца и не понятого. По чисто футбольным качествам Черенков – это даже не Стрельцов. Это Пеле».
 
Можно сколько угодно твердить, что тут уж покойный Владимир Никитович перебрал, что это гипербола. Но мне в данном случае совершенно наплевать на мнение объективистов. Потому что, может, я бы никогда так не полюбил футбол, как я его люблю, если бы не Черенков. И ни в какую спортивную журналистику не пошёл бы, если бы мне не захотелось найти слова, достойные описания игры Черенкова.
 
Я не имею права до конца жизни об этом забывать – а если сделаю это, то эта «объективность» будет приравнена к предательству. Предательству своего детства и своей первой футбольной любви. А потому с удовольствием подпишусь под словами Олега Романцева, который в 2009 году на юбилейном вечере в честь четырёх спартаковских чемпионств – 69-го, 79-го, 89-го и 99-го годов, представляя три последние, свои команды, воскликнул: «Федя для меня – самый великий игрок мира!»
 
Его игра всегда была для меня эталоном чистого, незамутнённого восторга от футбола. Так вышло, что смотреть эту игру я начал в шесть лет, с 1979-го, а 19-летний Фёдор, которому суждено было стать вторым после Игоря Нетто гвардейцем «Спартака», дебютировал в его основе в 78-м. Наши фазы – его игроцкая, моя болельщицкая – совпали от и до. На следующие поколения я смотрел уже другими, репортёрскими, глазами. И прекрасно отдаю себе отчёт, что того времени, тех 80-х, уже никогда не вернуть. И желаю, чтобы у каждого были такие вот свои 80-е. Со своими Черенковыми, которые были бы достойны моего.
 
Молодым болельщикам, чтобы они поняли, каким футболистом был Черенков, приведу одну актуальную аналогию. Вы видели чудо-гол Хамеса Родригеса сборной Японии на ЧМ-2014, когда колумбиец, словно смеясь, парой ложных замахов обезвредил защитника с вратарём и черпачком перебросил мяч в ворота? Так вот, Черенков таких голов в своей карьере забил десятки.
 
Секрет его футбольного искусства крылся в том, что оно происходило из двора. Беда нынешних игроков в том, что они в подавляющем большинстве инкубаторские – рано-рано их отправляют в школы и интернаты, загоняют в рамки, убивают фантазию, учат профессионально, качественно, но… обезличенно.
 
Когда-то повзрослевший Черенков услышал от мамы такую историю. Когда он был очень мал и возился в своём кунцевском дворе с чем-то, отдалённо напоминавшим мяч, его увидел какой-то мужчина. И был так впечатлён, что разыскал квартиру Черенковых и вручил маленькому Феде мяч. Его первый настоящий футбольный мяч.
В школу «Спартака» он придёт в 71-м, в 12 лет. Там, слава богу, тренеры только поощрят его страсть к импровизации, взлелеют его изюминку. Но она-то уже была! Потому что до того, по собственному признанию, он с утра до ночи гонял мяч во дворе. «Мне очень нравилось именно возиться с мячом, — подчёркивал Черенков. – Когда ребята уходили, я оставался один. Мне и одному с мячом было нескучно. Держал мяч стопой как можно дольше на весу. Чеканил, ставил задачу сделать это 500 раз подряд. Иногда уже темнеет, а я всю никак до нормы недоберу, и домой из-за этого не иду».
Когда сетуют, что нынешним российским футболистам не хватает искры божьей, когда мы с болью смотрим на сборную роботов, ой, России на ЧМ-2014 — всегда вспоминаю этот рассказ Черенкова. Рассказ, в котором мяч предстал, по сути, одушевлённым предметом, с которым маленький Федя научился разговаривать на каком-то своём, только ему понятном языке. А сегодняшних детей скопом подгоняют под какое-то унифицированное, серое эсперанто.

 
И ведь отчего-то бесконечная поглощённость футболом не помешала уже взрослому Черенкову читать взахлёб Достоевского и Джека Лондона; осилить всю «Войну и мир»; учиться не в физкультурном, а в Горном институте; по сей день помнить название своей дипломной работы – «Смоло-инъекционное упрочение горных пород». Потому что писал он её – сам. И трогательно вспоминает сейчас, что единственный предмет, который завалил, именовался «Статистические машины»…
 
Нет, ну вот представьте себе сегодня такую ситуацию. Матч «Спартак» — «Динамо» (Киев), Черенков – игрок основного состава красно-белых. И в тот же день – экзамен в Горном. «Константин Иванович сказал, что могу ехать сдавать, и ничего страшного нет. В те годы с этим было жёстко – по звонку ничего не сделаешь. Сдал экзамен, еду к ребятам-однокурсникам в общежитие. Такси на радостях поймал – так-то обычно на троллейбусе добирался. Попросил водителя включить радио. И услышал, что мы победили – 2:1. Можно было праздновать сразу два события!»
 
Это было реальное событие. Но чем большей была слава Черенкова, тем охотнее стали появляться легенды. Например, такая. Якобы однажды Фёдор – как всегда, на общих основаниях – пошёл сдавать очередной экзамен. Преподаватель не имел ни малейшего понятия о футболе, а Черенков не из тех, кто кичится своим именем и популярностью. Сдал он предмет успешно, а профессору вскоре объяснили, с кем он имел дело.
Он не поверил. Пришлось повести его на матч «Спартака». Педагог пригляделся и воскликнул на всю трибуну: «Да это же студент Черенков!» На это откликнулся сидевший рядом болельщик: «Сам ты, дяденька, студент. А Черенков – профессор!»


Разумеется, ничего подобного в жизни не было. Но это одна из тех сказок, которые реальнее любых истинных событий. А ведь и их хватало – к слову о Бразилии, Черенков ведь один из тех счастливчиков, что забивал на самой «Маракане»! В июне 80-го наилучший состав сборной Бразилии – с Сократесом, Зико, Жуниором, Эдером — принимал команду СССР в матче 30-летия великой арены и 10-летия последней на тот момент победы «селесао» на чемпионатах мира. И Бразилия открыла счёт, и Зико при 1:0 промахнулся с пенальти, и всё говорило за разгром советской команды.
И вдруг красавица-комбинация через всё поле, которую начал Хидиятуллин, продолжил Черенков, уже в штрафной изумительный пас пяткой сделал Гаврилов… И именно Фёдор, успев прибежать в штрафную, ударом в одно касание сравнял счёт. А несколько минут спустя Сергей Андреев забьёт второй мяч, который окажется победным.
Черенков забивал на «Маракане» Бразилии, забивал Франции с Платини и Жирессом, забивал в четырёх матчах подряд на московской Олимпиаде-80, забивал кучу важных голов в еврокубках. А в мире его, за исключением специалистов совсем уж глубинного бурения, не знают. Страшно обидно. Но поступим по-черенковски и будем во всём искать хорошее. Пусть знание о том, каким великим мастером был Черенков, останется для нас чем-то своим, сокровенным. Тем, чего не поймут другие – но в чём на сто процентов убеждены мы сами. И при чьём-то недоумённом пожатии плечами мы лишь усмехнёмся, потому что твёрдо знаем, что это так и только так.

 

 
 

1406267256_b_fjodor-cherenkov-igrok-spar

 

 

«На практике в Приэльбрусье общался с горными проходчиками и инженерами. Крепость духа, которую я у них почерпнул, помогала и помогает мне в самые тяжёлые моменты», — вспоминал Черенков.
 
А тяжёлых моментов у него ой как хватало. Собственно, вся его жизнь после того психологического срыва, который впервые случился с ним весной 1984 года, – испытание. Сам Черенков принимает всё стоически: «Если болезнь мне дана, то дана для чего-то. Ничего случайного не бывает. И я должен пережить её – и никогда уже не отходить от заповедей Божьих. И всегда помнить, что добро облагораживает, а зло уничтожает».
 
Пока Черенков играл, о недуге вслух не говорили – да в советские времена это и невозможно было. Слухи в народе, конечно, ходили – ведь с чего бы лучшему футболисту СССР 1983 года, который играл тогда с незабываемой причёской, выражаясь современным языком, «русского Феллаини», следующей весной вдруг без травм надолго исчезнуть с поля? Но доподлинно никто ничего не знал. И мучительность этой неизвестности, что творится с кумиром, делало любовь к нему ещё сильнее.
 
Один из выдающихся спартаковцев, обладатель Кубка Европы 1960 года Анатолий Крутиков в нашем разговоре у него дома вдруг вытащил откуда-то фотографию Черенкова: «Вот, смотри! Я всегда его любил, и не только за игру, но и за то, что у него проблемы со здоровьем были. Сколько человеку преодолеть пришлось!»
 
Георгий Ярцев рассуждал: «Часть феномена народной любви к Черенкову – и в нежелании какого-то тренера брать его в сборную, когда он – лучший футболист страны. Люди же не знали определённых проблем и думали, что это – знак неуважения к человеку, который радует миллионы».
 
«Какой-то тренер» — это, как большинство из вас уже поняло, Валерий Лобановский. Во всей этой истории ведь и его драма присутствует: не иметь никакой возможности раскрыть людям правду, почему их кумир не едет на большие турниры – и брать всю эту во многом несправедливую болельщицкую ненависть на себя. А то, что простые спартаковские поклонники Лобановского именно за Черенкова простить не могли, — это я вам как пить дать говорю.
И когда в 89-м Черенков был признан лучшим футболистом СССР, а летом 90-го Лобановский не взял его на чемпионат мира в Италию, стало ясно: это всё. Мастеру было уже 30, и с его хрупкостью можно было даже не сомневаться –шансов на США-94 нет. Все «спартачи» заливались горючими слезами и проклинали Лобановского. А десятилетия спустя Черенков расскажет мне:
«В 90-м году люди говорили, что Лобановский мог бы взять меня на чемпионат мира. У меня же такой мысли вообще не появлялось. И вот почему. После удачного сезона-89, когда мы стали чемпионами, у меня наступило страшное внутреннее истощение. И в 90-м мысли мои были не о сборной, а только о том, как бы набраться сил, чтобы опять захотеть играть в футбол. Поэтому на Лобановского я не в обиде».

 
И Ринат Дасаев по прошествии лет говорит: «Думаю, Лобановский, зная проблемы Фёдора со здоровьем, просто боялся его перегрузить. Он всегда у нас интересовался: «Как там Фёдор?» — причём не формально». Не вижу причин лучшему вратарю мира 1988 года не поверить.
 
«Раньше думал, что болезнь моя началась не от перегрузок в 83-м году, когда я играл и за клуб, и за первую, и за олимпийскую сборные, — вспоминал Черенков. — Предполагал иные причины. Но потом пришёл к выводу, что дело было именно в перегрузках. Помню, с каким трудом восстанавливался после лечения в первый раз. Под воздействием лекарств организм был истощён. Было ощущение, что на ногах висели пудовые гири».
 
Но он возвращался и возвращался. Да как! В 87-м забивал «Динамо» Лобановского в Киеве победный гол, причём головой – он, со своей скромнейшей «физикой», этим гренадёрам! И «Спартак» после семи лет кряду в призах, но без золота, выигрывал наконец чемпионат. Причём золотой гол «Гурии» на исходе матча забивал тоже Черенков.
В 89-м, уже не с Бесковым, а с Романцевым, он стал капитаном. И теперь Киев был на его поле вовсе покрошен в мелкую стружку – 4:1, а матч в Москве с культовым голом Шмарова (Черенков называет это, не своё, заметьте, лучшим моментом в карьере) оформил для Фёдора третье золото в карьере. А вскоре – и второй титул лучшего футболиста года в Советском Союзе.

 
И все эти регалии его как человека вообще не меняли. Летом 87-го в матче «Спартак» — «Днепр» был назначен очень спорный пенальти в ворота гостей, с которого Черенков забил свой сотый гол в карьере. И спустя 23 года он скажет мне: «Много лет меня мучила совесть из-за сотого гола».
Многие ли люди в нынешнем футболе знают слово «совесть»? Многие ли способны – нет, не сказать так, а даже подумать?

 
Через 13 лет после окончания карьеры Черенков в интервью упомянет, что ездит общественным транспортом. Причём не пожалуется, а напротив, подчеркнёт: «Еду в трамвае – смотрю, как люди одеты. Слушаю, о чём говорят, проникаюсь эмоциями. Так лучше чувствуешь жизнь. Мне это нужно».
А спустя месяц-другой неизвестный болельщик, который так никогда и не обнародует на публике свои имя и фамилию, и не засветится перед телекамерами, подарит Черенкову 10-ю (а какую ещё, учитывая его номер?) модель «Жигулей». Нужно быть таким не просто футболистом, а человеком, как Черенков, чтобы у болельщика возник душевный порыв сделать кумиру былых лет такой подарок

 
«Не хочу быть злым. Хочу быть добрым. Может, поэтому и не стал тренером. Тренеру нужно иногда обязательно повышать голос и что-то требовать от футболистов», — говорит Черенков. Как же хорошо и правильно, что по просьбе ветеранов «Спартака» в его честь названа футбольная академия красно-белых. Детишкам, которые в ней учатся, ведь наверняка интересно – кто это. Им будет что рассказать и чему научить. И как об игроке. И как о человеке.

 



1406275023_b_fjodor-cherenkov-i-igor-rab


Фёдор Черенков и Игорь Рабинер. 1990 год. Спартаковская база в Тарасовке

 

…Отец всё-таки загнал меня в кровать. Сделать это было непросто – по телевизору начинался матч Кубка УЕФА «Астон Вилла» — «Спартак». Но мне было десять лет, за окном была, если не ошибаюсь, полночь – середина недели, разница во времени с Англией три часа, а наутро в школу. Какое-то время я ещё посопротивлялся, на цыпочках подойдя в темноте к закрытой двери и вслушиваясь в каждое кол***ие звука. Но потом всё-таки сморило.
И лишь наутро я узнал, что два гола Черенкова, второй из которых, решающий, был забит на последней минуте матча, вывели «Спартак» в следующий раунд.
Досада от того, что я не испытал того сумасшедшего счастья в момент, когда оно произошло, жива во мне до сих пор. С того дня я не признаю просмотр футбола в записи. Потому что чудеса – они, конечно, чудесами остаются навсегда, но не пережить их в режиме реального времени – значит не вкусить и половины этого чуда. Понять его умом, но не пережить сердцем. Хотя, конечно, тогда я так сформулировать не смог бы…

 
 
Нет, недаром слова «Черенков» и «чудеса» начинаются с одной буквы. Вы, Фёдор Фёдорович, заставили целое поколение болельщиков поверить в то, что футбол – это чудо и праздник. Что это не тяжкая, мрачная ноша мешков с насупленным лицом в конечный пункт «Результат», а живая, весёлая игра – та самая, которая начиналась во дворе и которую ни за что нельзя предать, какой результат ни стоял бы на кону. И ностальгия по вашей игре не пройдёт у нас никогда, её не заглушишь ни Месси, ни Криштиану, ни Неймаром.
И когда слышишь ваши слова: «Думаю, что в сегодняшнем футболе я не чувствовал бы себя комфортно», то думаешь – а тем ли путём он пошёл, этот сегодняшний футбол? Правда, говорил об этом Черенков три года назад. Надо бы при случае спросить – не поменял ли он свою точку зрения, посмотрев турнир в Бразилии. Тот, где буйным цветом цвела волшебная страна Черенковия, вот только в нашей сборной на неё не было и намёка. В футболе Капелло Черенковым места нет. И за это мне такой футбол вдвойне не люб.

 
«Феде и без сборной хорошо, а вот сборной – не всегда без Феди», — помните слова Игоря Шаферана? История движется по спирали — пусть речь теперь об отсутствии у нас на чемпионате мира не самого Черенкова, а того духа, который несла его игра. Того, о чём как-то сказал мне Ярцев: «Фёдор и сейчас в команде ветеранов иногда такое выкинет, что думаешь: как это возможно?!»
 
С Юбилеем Вас, Маэстро Черенков!
 
Здоровья и бодрости духа на многие, многие годы!

 
 
 

1406267376_b_fjodor-cherenkov-v-matche-z

 
 

Фёдор Черенков в матче за ветеранов
 

 

Чемпионат.com, 26 июля 2014 года


Сообщение отредактировал Dutchman14: 22 October 2014 - 07:13

  • 9

#8 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 18 October 2014 - 08:18

Федор Черенков:

 

Мне теперь не «какой счет»,

 

а «никого не осуждать, никому не досаждать

 

и всем мое почтение»

 

 


113.jpg

 

...И все же в 2011 году футболист решился на откровенный разговор о том, что считал самым важным, и рассказал газете "Крестовский мост" о том, как пришел к вере в Бога.

 

«Увы, это случилось довольно поздно и, скорее, под давлением серьезных жизненных обстоятельств — заболевания, разрыва с первой женой. Крещения своего я не помню совсем. Мама мне показала мой крестик, когда мне исполнилось 20 лет. А в храм стал ходить где-то в конце 80-х годов, уже в зрелом возрасте. Но я еще долго был связан с Церковью очень поверхностно. Так, зайдешь свечки поставишь за здоровье родных, за упокой отца, перекрестишься неловко, да и вон. За себя я тогда не молился. Хотя меня уже вовсю мучило нервное заболевание, начавшееся в 84-м. Думаю, что нервы у меня сорвались от душевного перенапряжения на матчах: слишком близко к сердцу я принимал тогда игру в футбол. Я и сейчас от этого заболевания лечусь. Только уже с твердой верой в Божью помощь и знанием, что Господь помогает.

 

А поначалу знакомые меня водили к знахарям разным, экстрасенсам. Я еще не знал, что это очень вредно. В период обострения болезни в начале 90-х годов мой верующий брат отвез меня в Свято-Никольский храм в селе Чихачи Ивановской области к прозорливому старцу отцу Иоанникию. Там я впервые исповедовался, принял Святое причастие. Потом отправился в Чихачи уже на неделю — как трудник. Мне это очень тогда помогло. Сейчас я засыпаю и просыпаюсь с молитвой. Заметил однажды: если вдруг забыл помолиться, всегда тяжелые сны снятся. Я думаю, что болезнь эта мне дана от Бога не зря, а чтобы я наконец-то уверовал, воссоединился с Церковью. Сейчас я понимаю, что Господь лучше знает, что именно мне надо», — говорил он.

 

Одним из самых серьезных вопросов для Черенкова, считавшего футбол делом всей своей жизни, стало переосмысление больших страстей, неотделимых от большого спорта. «Я ведь всю сознательную жизнь в футбол играл, по большому счету другого ни чего и не умею. Но последние годы я переосмысляю свою жизнь. Сейчас думаю, что гораздо правильнее для собственной души было бы стоять за станком, за чертежным кульманом…

 

Играть во дворе в футбол, наверное, безобидно, только если ты это как праздник общения воспринимаешь, не ревнуешь, не ругаешься. А вот когда начинаются страсти, так называемая спортивная злость, тогда, видимо, и начинается грех. Увы, большой спорт и страсти неразделимы. Чтобы достичь чего-то, ты должен выложиться полностью. А это калечит — и тело и душу. Что касается фанатов футбола, там страсти порой кипят еще большие, чем у спортсменов. Злость, ненависть, драки, сотворение себе кумиров — все это прямо противоположно христианству… Я поэтому последнее время перестал ходить на футбольные стадионы. Не знаю, что там делать: смотреть матч или просить окружающих не беситься. При этом я знаю замечательных, добрейших болельщиков, которые, в частности, мне по-христиански помогали… Сам для себя сделал выводы. Вместо «какой счет?» мне ближе теперь рецепт жизни преподобного Амвросия Оптинского: «Жить — не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать и всем мое почтение», — признался он журналистам.
 

«Пока Бог еще дает мне время на этой Земле, хочется понять больше о жизни и самому стать лучше…», — сказал он в одном из своих последних откровенных интервью.

 

«Те, кто общался с Черенковым, помнят его совершенно простой взгляд, в котором нельзя было углядеть ни капли осознания величия. Такой взгляд был у Яшина, у Гагарина, у героев Рыбникова в старых советских фильмах. Всегда с какой-то внутренней грустью, с каким-то затаенным, скрытым несчастьем, которое прячется за доброй улыбкой. Федор Федорович никак не сочетался с современным понимаем счастья, с современным понимаем крутости. Ни наглых движений, ни победительной поступи. Федор Федорович представлял другой мир, и за это его тоже любили», — писал "Советский спорт", прощаясь с Народным футболистом.

 

А бывший главный тренер «Спартака» Валерий Карпин, вспоминая о Черенкове, сказал еще проще: «Святой человек. Очень добрый».

 

автор: Вера Брезгина


  • 8

#9 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 18 October 2014 - 09:35


  • 7

#10 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 18 October 2014 - 11:13

Спартаковские исповеди: Федор Черенков
 
 
040b34bbe4ca85ae1b223890c91a6d57.jpg
 

 
Я начал болеть за "Спартак" с шести лет, когда отец, спартаковский болельщик, сводил меня в Лужники на матч с киевским "Динамо". Помню, что "Спартак" проиграл - 0:2. Но был полный стадион, и зрелище для меня, мальчишки, неповторимое. Голы забили как раз в те ворота, за которыми сидели мы.

Конечно, расстроились. Но я получил от игры столько эмоций, что стал постоянно ходить на матчи с отцом. Моими кумирами стали спартаковцы 60-х - 70-х - Кавазашвили, Логофет, Киселев, Папаев, Калинов, Хусаинов, Ловчев, Осянин, Абрамов, Силагадзе...

Отца не стало, когда мне было 16. И когда я уже играл в основном составе, после окончания очередного сезона в отпуске вспоминал его и думал: может, если бы папа это видел, то был бы рад. Потому что болел за "Спартак", а я играю за его любимый клуб.

Мама отдала нам всю свою заботу и любовь, но на мои матчи не ходила. Может быть, потому, что мой брат младше на шесть лет, и нельзя было оставить его одного дома. Но по телевизору на меня она смотрела. Кстати, от нее я услышал историю, что, когда был совсем маленьким, какой-то мужчина увидел во дворе, как я играю. А потом разыскал нашу квартиру, пришел и вручил мне мяч. Мой первый настоящий футбольный мяч.

Родителям я благодарен еще и за то, что они привили мне главный жизненный принцип: "Честно делай свое дело и будь до конца предан ему". Звучит, конечно, чуть банально, но это так. А еще - делать добро.

В спартаковскую школу я мог и не попасть. Однажды произошла такая история. Мы в спортклубе в Кунцево, где тренировались, с ребятами на два года старше решили попробовать себя в ФШМ. Точнее, решили они, а я попросил взять меня туда за компанию. Они согласились, и в ФШМ меня зачислили.

Но потом я приехал на очередную тренировку в Кунцево, и мой тренер Михаил Мухортов вызвал меня и сказал, что так не поступают. Прежде чем куда-то идти, надо посоветоваться с тренером. Отругал меня, и мне стало очень стыдно. А потом Мухортов сказал, что раз я болею за "Спартак", то он меня туда и направит. Кажется, он был знаком с олимпийским чемпионом Анатолием Масленкиным - и тот после первой же тренировки оставил меня в команде.

Масленкин и любовью к "Спартаку" нас всех пропитывал, и технику ставил. С особым упоением он рассказывал, как играет бразильская сборная. Все упражнения, говорил тренер, у нее построены на технике - и у нас было так же. И передачи, и ведение мяча, и разнообразные игры, и даже гимнастические упражнения - все происходило с мячом.

Повзрослев, я пришел к выводу, что это самый правильный подход к детям младшего футбольного возраста. О тактике можно говорить в последние год-два перед выпуском. Когда технически ты уже можешь все исполнять.

Масленкин, Николай Паршин, Владимир Чернышев - все мои тренеры в спартаковской школе никогда не говорили, что в соревнованиях обязательно нужно занять первое место. Они считали, что самое главное для нас - играть и получать удовольствие от игры. А результат должен приходить как раз через игру. Само собой, что мы старались быть первыми, но никто не просил отбиться и отстоять в защите, только бы не пропустить. В "Спартаке" этого не было никогда.


 


10931c44afbdd41f154b2098b8b9bc6e.png



 Когда я только второй или третий год тренировался в спартаковской школе, летом в Тарасовке был организован детский спортивный лагерь. Там же тренировался и основной состав "Спартака". И вот однажды мы сидели за столом, обедали.

Вдруг к нам подошел Николай Петрович Старостин. Спросил, кто из нас Черенков, и пригласил меня пройти с ним. Посадил за стол, рядом с кухней, где питались игроки основного состав, и начал со мной разговаривать. Сказал, что если я буду так же хорошо играть и себя вести, то они в дальнейшем возьмут меня во взрослую команду. И добавил, чтобы я обязательно старался.

Я был очень рад услышать такие слова. И родителям рассказал об этом, и брату. Но, конечно, тогда не представлял себе до конца, какая это фигура - Николай Петрович.

Как он любил футбол и особенно футболистов! Это было его главное качество - и уже из него проистекало все остальное. Например, помощь игрокам во всех вопросах, как внутрикомандных, так и внешних - институт, быт. Он о каждом из нас заботился по-отечески. Николай Петрович был как капитан Немо: его вроде не видно, но в нужный момент, самый тяжелый - раз, и появлялся. Чтобы помочь.

Именно Старостин с помощью своего любимого выражения: "Выигрывает не тот, кто больше может, а тот, кто больше хочет" - объяснил мне, что "Спартак" должен играть так, будто каждый матч для нас последний. Мы играем для зрителей - об этом Николай Петрович не уставал нам повторять.

Старостин читал нам наизусть всего "Евгения Онегина", "Песнь о вещем Олеге", другие стихи Пушкина. Брал микрофон в автобусе и часами декламировал. Говорил: "Хватит музыку слушать, послушайте стихотворения великих поэтов!" В ответ на наше удивление рассказывал: у него была такая память, что стоило ему один раз прочесть стихотворение - тут же его запоминал. Я был просто потрясен.

Помню одну из последних встреч со Старостиным. Он хотел помочь мне по какому-то личному делу. Попросил кого-то в клубе, началась суета. А потом на меня посмотрел так... грустно-грустно. И я сразу понял: происходит что-то не то. Наверное, он больше не может какие-то вещи для меня делать. Мне стало неудобно. Мы попрощались, и я ушел. Потом еще видел, как его водитель на красной "шестерке" вез с работы. А потом - на похоронах...

На Ваганьково к Николаю Петровичу и Константину Ивановичу захожу редко. Раз в год. Когда смотрю на могилы этих людей, которые столько для меня сделали, не хочется ни о чем говорить или думать. Хочется просто помолчать.

От личности Старостина и исходил спартаковский дух, о котором все столько говорили. Я верю, что он есть. И не хотелось бы, чтобы он выветрился из "Спартака", потому что дух переходил от одного нашего поколения к последующему.

Он идет от особого склада командного характера, твердости, стойкости. Когда во время матча или целого чемпионата что-то казалось нереальным, "Спартак" добивался успеха. В ситуациях, которые выглядели абсолютно безнадежными. Этот дух трудно описать словами, он находится на каком-то другом уровне человеческого сознания. Его чувствуют те, кто в "Спартака" приходит. Почувствовал и я, хотя знал о нем еще до того, как попал во взрослую команду.

 

cb53527a512c6cc025b5c0152f7e0449.png


Сейчас практически ничего не читаю. Особенно когда болезнь приходит - она читать не дает, отторжение идет. К тому же и зрение немножко упало. А когда-то и Достоевского любил, и Джека Лондона, и "Войну и мир" прочитал запоем. В школе имел представление о Толстом только из учебников, а в районную библиотеку ходить было неловко. Потому что читаю медленно, вдумываясь в каждое слово, а там сроки пользования ограничены. Когда игрой в футбол начал зарабатывать деньги, завел собственную библиотеку.

В Горный институт попал по большому счету случайно. Однажды к нам в спартаковскую школу - а я как раз в выпускном классе учился - приехала команда этого вуза. Мы с ними и сыграли. Выиграли - 6:1, и нас всех, проведя небольшой экскурс в горное дело, пригласили туда поступать.

Меня в институт физкультуры не тянуло, я хотел чего-то нового и более интересного. И решился. Кстати, единственный. А уж если поступил, то учиться надо по-настоящему. И я не уходил в академические отпуска и закончил институт за пять лет - с 76-го по 81-й. С однокурсниками связь сохранил.

Учился на дневном отделении - единственная поблажка заключалась в свободном посещении. Все экзамены сдавал в срок, завалил лишь "Статистические машины". И мне это пошло на пользу.

В школе у меня была классный руководитель - Вера Андреевна Старченко. На редкость принципиальная женщина. Свой предмет, математику, знала от и до. И от нас требовала того же. Всегда держала класс в строгости, и когда за малейшую ошибку ставила тройку или четверку, я ужасно расстраивался. Зато математику вызубрил так, что во время контрольной успевал еще и за оставшиеся 15 минут сделать домашнее задание по русскому. А в аттестате по алгебре у меня значилась пятерка.

В Горном - то же самое. Преподаватель тоже была очень принципиальная и заслуженно поставила мне "неуд". Когда друзья попытались вступиться, ответила: "А я футболом не увлекаюсь". Стал готовиться к пересдаче, брал у однокурсников конспекты, приезжал в общежитие (москвичей среди них было всего процентов десять) после игр "Спартака" и учил, учил. Пересдал на четверку, которая по этому предмету была равносильна пятерке.

Как-то раз Бесков даже отпустил меня на экзамен с игры "Спартак" - "Динамо" (Киев). Обычно у меня экзамены с матчами не совпадали, а тут случилась такая неприятность. Константин Иванович сказал, что могу ехать сдавать, и ничего страшного нет. В те годы с этим было жестко - по звонку ничего не сделаешь. Сдал экзамен, еду к ребятам в общежитие. Такси на радостях поймал - так-то обычно на троллейбусе добирался. Попросил водителя включить радио, и услышал, что мы победили - 2:1. Можно было праздновать сразу два события!

Диплом назывался - "Смоло-инъекционное упрочнение горных пород". Писал его и на базе, и дома, и в общежитии. К этому времени большинство преподавателей уже знало, что я еще и футболист. Сам никому не говорил. Но поблажек на экзаменах мне в любом случае не делали. Не сказать, чтобы я был отличником или "хорошистом", но "хвостов" не было.

Считаю, что учеба в Горном мне очень помогла. Я получил жизненный опыт, встретился с людьми, которые живут более прозаичной жизнью. Увидел этот труд - очень сложный, сопряженный с множеством опасностей. И в то же время обнаружил, что характер у этих людей твердый, но добрый. На практике в Приэльбрусье общался с горными проходчиками и инженерами. Крепость духа, которую почерпнул у них, помогала и помогает мне в самые тяжелые моменты.

Хотя характера мне хватает не всегда. Вот, скажем, опять начал курить, хотя и бросал. Пост соблюдать не могу. Наверное, слабохарактерен. Надо бороться с чревоугодием, но до конца не получается...


 


b8fcd26344cc1dbdf49bb6dc7cd59a65.jpg
  


Кто был мне ближе по духу - Бесков или Старостин? Николай Петрович. Что бы ни сказал о нем - всего будет мало. Братья Старостины отдали "Спартаку" всю жизнь. Но и Константин Иванович тоже дал мне очень, очень много. Хотя не думаю, что у Бескова, при моем к нему уважении, получилось бы так успешно работать со "Спартаком", не будь рядом Старостина.

Бесков любил говорить: "Хозяин положения не тот, кто находится с мячом, а тот, кто себя предлагает". Если нападающий открылся и предложил себя, я обязан помочь ему удобной передачей. Не забил - значит, не он, а именно я, пасующий, должен думать, какую совершил ошибку. На этом принципе строилась спартаковская игра.

Поэтому, когда мы с Сергеем Родионовым поехали во французский "Ред Стар", и там практиковалась более индивидуальная игра, я себя комфортно не почувствовал. Тренер часто говорил: "Бери на себя!" А у меня уже до автоматизма выработалось ощущение, что, если вижу игрока в более удобной позиции, отдаю ему пас. И я видел, что это приносило пользу команде, но требования были другими. Перестроиться так и не смог.

Если меня Бесков и критиковал, то только по рабочим моментам. Словом "ругал" назвать это было нельзя. Жестко со мной тренер поговорил только один раз - в 88-м году. В чемпионате я забил всего три мяча. А в "Спартаке" был негласный принцип: атакующие полузащитники должны забивать не меньше десяти мячей за сезон. Константин Иванович вызвал. Сказал сухо: "Посмотри на свои показатели".

Каждый игрок у нас вел журнал, где отмечались технико-тактические действия. Узнавали их у Федора Новикова. У меня в тот год процент брака порой зашкаливал за 30, а требовалось - не более 20-25. Бесков и на это обратил внимание. Обиделся ли я? Да что вы! Как я мог обидеться на Бескова?! Разговор пошел на пользу. Следующий сезон и у "Спартака", и у меня получился - мы стали чемпионами. Правда, уже без Бескова...

В списке на отчисление, который Бесков оставил Старостину в конце 88-го года, меня, насколько знаю, не было. Но я встал на сторону ребят. Стеснялся этого, но встал. Мне было сложно на это решиться, но я не представлял себе, что восемь человек основного состава будут отчислены. Я не мог вообразить, как же это вся команда, с которой выходил на поле, и за год до того стал чемпионом, перестанет существовать.

Константин Иванович, повторяю, многое для меня сделал. Просто тогда был момент, когда надо было делать выбор. Или тренер, который научил тебя всем тонкостям футбола, - или ребята. Ни одно, ни другое не принесло бы полного удовлетворения, в любом случае я бы понес какие-то внутренние потери.

К счастью, обиды со стороны Бескова и его жены Валерии Николаевны не последовало. Наши отношения не изменились. Как-то после ухода из "Спартака" Константин Иванович с водителем ехал на стадион "Локомотив", а я шел туда пешочком. Бесков притормозил: "Федор, как дела? Садись, подвезу..."


 


4d5d77c038890046f51bceba1cec4635.jpg


Меня много лет мучила совесть из-за своего сотого гола, который я забил "Днепру" с пенальти. Сейчас это чувство немного притупилось. Успокаиваю себя тем, что в тот момент не знал, за кого и почему был назначен 11-метровый. Просто мне сказали: иди и бей. И я пошел.

Когда после матча стали говорить, что пенальти не было, я посмотрел по телевизору момент - и тогда для меня все прояснилось. Оказалось, судья посчитал, что правила нарушены на мне. А на поле я думал, что сбили или толкнули кого-то еще. По-моему, Валерия Шмарова. На мне же действительно не фолили.

Неприятно вспоминать и о двух удалениях, которые были у меня ближе к концу карьеры - против АЕК и "Фейеноорда". Бьют в игре - нужно спокойно реагировать. Но я не выдерживал, и винить могу только себя. Видимо, в обоих случаях наслоились две вещи - с одной стороны, то, как соперники били, и, с другой, то, что мы сами никак не могли забить. Слава богу, после моего удаления в матче с "Фейеноордом" - забили и выиграли.

Старостин в фильме сказал: "Правы Черенковы, а не Лобановские"? Об этом судить не мне, а тем, кто анализирует развитие футбола. Я же вижу, что он пошел как раз по пути более жесткому и силовому. Футбол стал каким-то фрагментарным, он состоит из отрезков - побывав у двух, максимум трех игроков, мяч либо уходит за боковую, либо происходит нарушение и звучит свисток. Постоянно идет борьба, прессинг. Даже защитники стали выбивать мяч в аут, а у нас это осуждалось. В "Спартаке" считалось: если мяч у тебя в ногах - надо найти партнера. Ни о каком ауте и речи быть не могло!

Бесков на послематчевом разборе остановил бы запись и до мельчайших деталей бы объяснял защитнику, что он сделал неправильно. Как именно он должен был сохранить мяч и начать атаку. А сейчас даже во многих высококлассных командах игроки обороны предпочитают не рисковать и выходить из ситуации с наименьшими потерями.

Сейчас смотрю не так много футбола, и английский мне нравится больше российского. Разница заметна. Нашу игру глядишь и порой не можешь понять, в какой футбол играет та или иная команда. Ощущение, что почти все клубы одинаковые. Однажды переключил на "МЮ" - и тут же увидел, как здорово у них игроки открываются.

Футболист, получив мяч, уже имеет несколько адресов и выбирает лучший - то, чему учил нас Бесков. Развитие атаки зависит не от скорости бега, а от скорости передачи и мышления, от неожиданного перемещения. Так в Англии и играют. Не думаю, что наши футболисты физически слабее, просто английская игра какая-то другая.

Не знаю, почему мы стали немножко отставать от зарубежного футбола. В свое время мы английские команды регулярно обыгрывали. Когда в Лондоне разгромили 5:2 "Арсенал", в конце матча весь стадион встал и аплодировал нам.

Недавно на диске мне показали два гола, которые я забил в Бирмингеме "Астон Вилле". И я поймал себя на ощущении, что смотрю на это как будто со стороны, а как это происходило изнутри, уже не помню. В памяти осталось лишь то, что после второго гола у меня нашлись силы побежать вдоль бровки к трибуне. За мной рванули ребята. Обнимались всей командой.

Стадион тогда был в шоке - как Лужники после матча с Украиной в 99-м. Кстати, я считаю, что в той ситуации все мы должны были отнестись к Александру Филимонову добрее и милосерднее. Да, не скоординировался, не рассчитал полет мяча, и ошибка произошла в такой момент, что получила большой резонанс. Но мы должны помогать людям и не искать недостатки в своих любимых игроках. И если бы тогда отнеслись к Филимонову иначе, может, это не отразилось бы на его карьере. Мастерство-то его я под сомнение ставить не хочу.

Память у меня устроена интересно: какие-то вроде бы более важные голы вспоминаю, только когда вижу их по телевизору, а менее принципиальные моменты в память врезаются. Вот, допустим, первый гол "Арсенала" в Москве Дасаеву помню - очень красивым он получился. А свой дебют с "Араратом", когда я в 78-м вышел на 15 минут, вспомнить сложно. Хорошо, что есть видео, благодаря которому какие-то матчи и голы можно посмотреть.

Но дома записей не держу. Осталась кассета с прощального матча, однако и ее только раз посмотрел. Не хочется зацикливаться на прошлом. Чем чаще обращаешься к повторам на пленке, тем выше опасность уйти в них с головой. А жить хочется сегодня.

Когда я забивал "Астон Вилле", у меня была необычная прическа - химическая завивка. До того года носил челку, а тут парикмахер с женой уговорили поэкспериментировать. Я согласился, и Константину Ивановичу очень понравилось. Где-то года полтора делал себе эту завивку. А потом подумал: зачем мне химия? Надо быть естественным.

В "Астон Виллу" меня после того матча звали. Я отослал гонца к спартаковскому руководству. Да и вообще тогда подобные переходы были нереальны. Уже гораздо позже были полгода в парижском "Ред Старе" - и все. А внутри страны куда-то звать стали только в последние годы карьеры. Но я сразу решил: если бы ушел из футбола насовсем, мог бы выбирать любую работу, но пока в футболе - буду до конца служить "Спартаку".

А "Ред Стар"... К тому времени, середине 90-го года, немногие ребята успели попробовать себя за границей. И тут появилась возможность увидеть своими глазами, что это за футбол. Но в одиночку ехать не хотел. И когда мы с Родионовым поговорили на эту тему, у нас появилось желание ехать только вдвоем.

Как поживает наш с Родионовым благотворительный фонд "Форвард"? К сожалению, он на нулевом балансе, практически не работает, потому что не найти спонсоров. Хотели его даже закрыть, но наш генеральный директор Владимир Малахов старается как-то поддерживать его жизнеспособность. Жаль, что так получилось, потому что это хорошее занятие - помогать детям организовывать турниры, небольшие праздники. Это же для них положительные эмоции! Но все равно думаю, что ничто не проходит даром. И если кому-то наш фонд чем-то помог - хорошо.

Но вернусь к "Ред Стару". В течение первого круга наша команда занимала во втором дивизионе первое место. Мы с Сергеем играли в основном составе, все было нормально. Но когда команда стала иногда проигрывать, состав начали менять, и меня порой оставляли на скамейке. Я, конечно, не был этим доволен - но что можно было сделать?

И когда я приехал на Новый год в отпуск в Москву, у нас состоялся разговор со Старостиным. Николай Петрович сказал: "Федор, если ты хочешь остаться в Москве и вернуться в "Спартак", то можешь это сделать. У меня был разговор с руководством "Ред Стара", они не будут препятствовать". И я решил, что мне больше хочется остаться. Не считаю, что играл там плохо. Но вот чувствовал себя...

Сейчас для меня те месяцы в Париже - сплошное темное пятно. Уставал на тренировках так, что не мог выучить элементарные слова на французском. Приходил в гостиницу, открывал учебник, читал и отключался. Перегрузки были колоссальные. Я почувствовал себя ветераном. И когда Николай Петрович предложил остаться в Москве, согласился сразу. За границу, к слову, я и отдыхать никогда не ездил. И не тянет. Разве что с ветеранами на матчи выбирался.

Но то, что недуг обострился именно за рубежом - конечно, совпадение. Это могло произойти где угодно.
 

336034ecf7d3c9569555a87465c9c65c.jpg


Спорт-Экспресс
Автор: Игорь Рабинер


  • 9

#11 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 23 October 2014 - 10:22

Очень многие любили и любят Фёдора Черенкова.
Как футболиста. Как человека.
Одному из нас выпало счастье быть с ним знакомым.

  
 

h518807420f06e118c37b6463f2346073.png
 
  
 "О Фёдоре сложно писать я знал его 10 дней, точнее, общался 10 дней. Да и писатель я не важный. Могу отметить такие моменты, что когда я первый раз пришёл на тренировку, сама понимаешь, мальчишка с открытым ртом и дрожащими коленками. Бесков  сказал Черенкову: " Федя это в будущем тебе на подмену,  позанимайся с ним."
 
Я после такого растерялся, а Фёдор подошёл, протянул руку и сказал: " Ну что ж, давай знакомиться" и потом все тренировки опекал меня, да так, что уже через день я чувствовал себя своим в коллективе, а Фёдор вообще казался старшим братом. Уж такой у него был замечательный характер. И ещё когда я решил служить в армии, Фёдор сказал, что я молодец и пожелал после службы вернуться в футбол и в Спартак, хотя некоторые(не буду уточнять кто) из команды говорили, что я дурак и мог бы полгода поиграть в какой нибудь армейской команде низших лиг пока меня Бесков не отмажет от службы.
 
Вот так мне и запомнился Фёдор. как настоящий человек огромной души!

Извини, рассказчик из меня никакой."
 


Сергей, Serci63


  • 8

#12 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 29 October 2014 - 08:02

1412415136_b_fjodor-cherenkov-i-andrej-t


  • 8

#13 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 29 October 2014 - 08:26

329758.jpg?t=1408450811


«Мы - «Спартак»!».

Слева направо - Станислав Черчесов, Федор Черенков, Евгений Кузнецов


  • 8

#14 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 30 October 2014 - 09:31

Fjodor-Cherenkov-zvezda.jpg


  • 8

#15 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 02 November 2014 - 01:18

3_c5dfda8c.jpg


  • 8

#16 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 03 November 2014 - 12:03

1_90d35831.jpg


  • 8

#17 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 04 November 2014 - 01:26

Федор Черенков:

На всю страну 64 кандидата в сборную? Стыдно!

 

 


749277.jpg?t=1412409321

 

 

Сегодня в 4 часа утра ушел из жизни легендарный футболист «Спартака» Федор Черенков. Об этом в своем твиттере сообщил Егор Титов. Черенкову было 55 лет. "Советский спорт" поднял интервью с легендой красно-белых, которое было сделано в день юбилея Федора Федоровича.

Первым делом я, естественно, поздравил Федора Федоровича с юбилеем.

- Спасибо за поздравления, - ответил Черенков. - У меня все нормально.

- Чем занимаетесь?

- Работаю в спартаковской академии по-прежнему, в данный момент нахожусь в отпуске. Телевизор вот сейчас настраиваю. 

- Смотрели же наверняка ЧМ-2014. Какое впечатление произвела сборная?

- Игра мне не очень понравилась. Несмело ребята атаковали. 

 

 


327214.jpg?t=1406282380
 

 

 

- Нравится вам работа Фабио Капелло? 
 
- То, что он сделал в отборочном турнире к чемпионату мира — это было здорово. А на самом чемпионате команда не полностью себя проявила, мягко говоря. 

- Чемпионат мира выиграли немцы. Чего нам не хватает, чтобы хоть как-то к ним приблизиться?

- Не нужно их догонять и обгонять. Нужно просто иметь свою игру, которая у нас была много лет, и в мое время была. Есть свои игроки, свои специалисты, своя база. Есть русский характер, русский настрой. А если мы будем кидаться на второсортных иностранцев (я имею ввиду как тренеров, так и игроков), то будем просто копировать кого-то - это в лучшем случае. Германия вот ни на кого не равняется. Она своих воспитывает, свою игру развивает. В такой богатой и большой стране, как Россия, талантливых игроков просто не может не быть. Смотреть нужно не на сторону, а перед собой. 

- Вы сказали о второсортных иностранцах. Каково ваше мнение о лимите?

- Его нужно ужесточить. Максимум 2-3 хороших легионера в команде. 

 

- Дмитрий Аленичев собирается в «Арсенале» ориентироваться исключительно на российских игроков. А в «Спартаке» такое возможно?

- Скажу так: если взять Аленичева, то возможно. 
 
- Рады переходу Широкова?
 
- Да, я рад этому. Мне нравится этот футболист. 

- Считаете его спартаковским игроком?

- Можно взять российского футболиста и научить его играть в спартаковский футбол. Но проблема в том, что спартаковского футбола не осталось. Вы посмотрите, как сейчас играют команды. Все одинаковые! Все, как под копирку в зависимости от игроков. А игроки у нас второсортные легионеры. Нашим пробиться не дают. На всю многомиллионную страну 64 кандидата в сборную. Не стыдно? Мне — стыдно. 

- Куда в таком случае деваются игроки в юношеском возрасте? Вот стала сборная России чемпионом Европы среди 17-летних в 2006 году, а на действительно высоком уровне мало кто заиграл...

- Говорю же вам, не дают им играть! Это все из-за политики, ориентированной на покупку иностранных игроков. Дайте нашим футболистам играть, и они раскроются. И это нужно делать, до чемпионата мира в России. А если с этим затянут, то так все и будет. 
 
- Скоро у «Спартака» будет новый собственный стадион. Собираетесь на открытие?
 
- Да, я буду участвовать в церемонии. Минут десять похожу там по полю…

 

- Чего ждете от команды в сезоне?

- Даже не знаю. Наша команда в последние годы - загадка. У «Спартака» хорошие болельщики, они простили бы плохой результат при хорошей игре. Уверен, что с нашими игроками и спартаковским тренером (таким, как Аленичев) мы бы за три года выиграли чемпионат. А что будет сейчас - трудно сказать.

 


04  октября  2014, "Советский спорт"


  • 8

#18 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 06 November 2014 - 02:01

Легендарный спартаковец Федор Черенков
 

посетил в четверг гимназию №1515

 

 


DSC_7641.jpg

 


Легендарный спартаковец Федор Черенков

в рамках реализуемого нашим клубом проекта развития

детско-юношеского футбола в СЗАО города Москвы

посетил в четверг гимназию №1515.

Федор Федорович тепло пообщался с пришедшими на встречу учащимися,

рассказал им немного про историю клуба,

ответил на вопросы о своей игровой карьере и взглядах на современный футбол.


Школьники посмотрели нарезку игровых моментов с участием Федора Федоровича,

видео про строящийся в их районе стадион «Открытие Арена» и спартаковскую Академию.

 


2772965.jpg

 


Наиболее активно принимавшие участие в беседе юноши

получили в качестве сувениров

мяч с автографами футболистов основного состава «Спартака»

и клубные вымпелы,

каждому из них Федор Федорович

подарок подписал.

 

 

2772962.jpg

 


Все остальные ребята также не остались без подарков –

для них были приготовлены тетради с изображением Черенкова, 

на которых именитый гость оставил автограф.



2772955.jpg

 

 


 R.A.V.E.N.U.S., 10 апреля 2014 года
 


  • 7

#19 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 06 November 2014 - 02:30

92b827c796c856723f9036d50fd31dd0.png


  • 7

#20 Oblachegi

Oblachegi

    Ποτέ μην πείτε "ποτέ"

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10918 сообщений

Отправлено 11 November 2014 - 09:28

Федя и Стрелец



Попрощаться с Федором Черенковым вчера пришли тысячи болельщиков. В первую очередь, конечно, в спартаковских шарфах, но и в динамовских, и в армейских... Панихида по народному футболисту длилась в Сокольниках на полтора часа дольше запланированного. Такое море людей провожало только Эдуарда Стрельцова.
 
 



62004.jpg


 
Бывают похороны, которые неизмеримо важнее матчей и голов, побед и поражений.
Ветераны футбола, старые журналисты и болельщики сходились в одном. Столько народу, сколько Федора Черенкова, провожало у нас только одного человека.
Эдуарда Стрельцова.
И не случайно ведущий скорбной церемонии Григорий Твалтвадзе сказал: "Только двух футболистов люди называют по именам, без отчеств и фамилий. И никому не надо объяснять, о ком речь. Эдик и Федор…"
 

Хвост очереди от входа в спартаковский манеж тянулся куда-то в бесконечность. Последний раз видел такое на прощании с академиком Сахаровым во Дворце молодежи в 89-м.
Шли люди не только со спартаковскими шарфами. С армейскими. С зенитовскими. С динамовскими. С локомотивскими. В клуб пришла телеграмма скорби из киевского "Динамо". Что при нынешней политической ситуации – сами понимаете…
 
Изначально на панихиду отвели два часа. Как же наивно. Люди шли три. Три с половиной. Шли бы и больше, кабы полиция не перекрыла все пути. Страшно представить, что испытали те, кого не пустили увидеть Черенкова в последний раз.
 


  
 
Здесь же, в Сокольниках, 18 лет назад прощались с Николаем Старостиным. Может, будь тогда на дворе не снежно-лютый февраль, а более гуманное время года, людей пришло бы такое же море. Но нет. Все как один, кто был тогда, говорят: к Феде пришло больше, чем к самому Николаю Петровичу. Или к Константину Ивановичу.
 
 

62027.jpg

 

Стоим с музыкантом Юрием Давыдовым, и он выдвигает версию. Старостин или Бесков, когда уходили, были глубокими стариками. К Черенкову, которого не стало в 55, пришло четыре поколения. Кто старше – для тех он мальчишка. Для его поколения – ровесник. Для следующего, моего, – кумир. Для самого молодого – легенда.
 
 

62024.jpg


 
Пришли все.
 
От стоявших в первой очереди почетного караула 89-летнего Алексея Парамонова, 87-летнего Никиты Симоняна и 82-летнего Анатолия Исаева до мальчишек из спартаковской академии. Которые, конечно, не понимали масштаба человека, к смертному одру которого их привели. Зато впервые в жизни увидели, каким любимым всей страной может быть футболист.
 
И услышали, и впитали слова Симоняна: "Ко мне в РФС многие входили без стука. И только Федор всегда тихо стучал в дверь. Я изумлялся: "Да ты ногой можешь дверь открывать! Он говорил: "Да что вы, Никита Палыч!"
 
Юрий Гаврилов не переставая плакал. На Олега Романцева было страшно смотреть. Сергей Родионов, президент детской Академии, названной при жизни в честь Черенкова, еле шептал в микрофон: "Нам будет не хватать твоей доброты, честности и порядочности".
 

И шли, склонив головы, сборники спартаковские – Комбаров и Глушаков, Дзюба и Ребров, Паршивлюк и почти уже вернувшийся в строй Широков. И неспартаковские – Семак, Игнашевич, Кержаков.

 
И Яковлев с Макеевым. И Боккетти с Инсаурральде. А в общей очереди (!) с болельщиками обнаруживались Таски, Хурадо, Тино Коста, Жоау Карлос.\\
 

62014.jpg

 
И спартаковцы, работающие ныне не в Москве, – Аленичев, Тихонов, Филимонов, Ананко. И актеры калибра Игоря Золотовицкого. И тут же тренер-психолог академии "Спартака" Вадим Визе рассказывал мне, как попал в Большой театр благодаря хлопотам Феди.
 
Положив цветы к гробу, скромно встал в сторонке Мурат Якин. Очень надеюсь, что, глядя на нескончаемый поток людей, швейцарец многое об этом клубе понял.
 
 

62008.jpg

 
Владелец "Спартака" Леонид Федун, который пообещал построить памятник на стадионе и назвать трибуну именем Федора, приедет уже на Троекуровское кладбище…
 
Никогда не видел столько даже не плачущих, а рыдающих взрослых людей.
 
Вот идет от гроба мужчина лет сорока. В очках, галстуке и красно-белом шарфе. С совершенно белым лицом. И еле выговаривает: "Юность моя умерла".
 
 

62005.jpg

 
Вот ковыляет глубокий дед лет семидесяти, с седой бородой, в одежде цвета хаки – и тоже спартаковской "розе". Закрывает лицо руками.
 
Вот, держась за руки, еле идет немолодая семья – старики и сын, тоже уже далеко за 50, с седой щетиной. И мертвенно бледный папа с сынишкой лет десяти. И женщины разных возрастов…
 

61999.jpg

 
Плакали не все, конечно, – темпераменты у людей разные. Но через одного – точно.
 
Полиция отсутствовала как класс – и она была абсолютно не нужна. Положив цветы к гробу, любой мог перешагнуть красно-белую ленточку, отделявшую обычных людей от футбольных. У меня язык не поворачивается сказать – VIP. В этой обстановке такая аббревиатура была неуместна. У каждого, кто хотел и решался, была возможность подойти и пообщаться, например, с потрясающим Алексеем Парамоновым.
 

61973.jpg

 
Именно так жил Федя.
 
За эти часы я услышал о нем десятки историй. Для этого не нужно было кого-то о чем-то спрашивать. Люди подходили и делились ими сами.
 
Вот, к примеру, такая: в 2009-м проходила юбилейная предновогодняя встреча четырех поколений спартаковских чемпионов – 69-го, 79-го, 89-го и 99-го годов. Почти все подъезжали – или их подвозили – на машинах, чем моложе футболисты – тем более недурных. И вдруг откуда-то из кустов, очень скромно одетый и явно продрогший вышел Черенков. Кто увидел – изумился: "Федя, тебя никто подвезти не мог?!" Тот, как всегда, махнул рукой: "Да зачем? Сам дойду…"
 
Вот так он и жил.


Последние девять месяцев, так уж вышло, – один. Без присмотра и ухода. Его последний адрес, запишем для истории, – улица Саморы Машела, дом 4, корпус 3, квартира 18. Между Ленинским и Профсоюзной.
 
Никто там его близко не знал. Обслужить себя он не умел. Не было таких соседей, как тетя Валя на старой квартире в Кунцеве, которая еще лет пять назад регулярно приходила к нему домой, варила кастрюлю щей, не давала оголодать. Сейчас, как рассказывают знакомые, Федя досыта ел, только когда ездил на выезды со спартаковскими ветеранами.
 



30 августа произошла мистическая история.


Александр Беленков, друг Черенкова, игравший вместе с ним до 16 лет

в спартаковской школе в группе у олимпийского чемпиона Мельбурна Анатолия Масленкина, в 14.30 приехал к новому спартаковскому стадиону в Тушине.

Федор должен был участвовать в матче ветеранов, открывавшем арену, и обещал подвезти товарищу билет.

А обещания он выполнял всегда.

В три часа Беленков набрал номер Черенкова и услышал:

"Меня остановили гаишники. Но ничего, я разберусь. Ближе к четырем подъеду".
 
В четыре начинался матч, в котором Федор был самым желанным из участников.

Но он так и не приехал.

И не приехал туда никогда. Беленков рассказывал, что еще 19 августа проговорил с Федей у того дома пять часов – и со слезами на глазах показывал в мобильном фотку 11-летнего Черенкова…

 
 
31 августа он еще играл за ветеранов "Спартака" в подмосковных Котельниках. А 22-го его нашли упавшим навзничь в своем подъезде. И хоть он прожил еще 11 дней, что-либо сделать уже было нельзя.
 
 
…В 13.23, спустя три с половиной часа после начала церемонии прощания, раздалась буря аплодисментов. Как великого артиста – а кто он еще, друзья? – гроб с телом Федора Черенкова провожал коридор из сотен поклонников. И овация.
 
Так же было и на Троекуровском.
  
Пусть земля тебе будет пухом, любимый народный футболист.
 
Мы должны быть счастливы, что видели тебя. Как полвека назад наши отцы и деды – Стрельца. Который однажды сказал: "Черенок – это Игрок".
 
 

Такой, как ты, больше не родится.

Но, может, родится – или уже родился – кто-то еще.

Иначе не может быть. Потому что это – жизнь.

А она продолжается.

 

Игорь Рабинер

Спорт-Экспресс, 8 октября 2014 года



  • 7


Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей